Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гелани Мусаев и Елена Фоминская


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Вчера в Петербурге рухнуло общежитие, есть жертвы. К сожалению, это далеко не первый случай, в марте в одном из петербургских общежитий обвалилась стена. Многие из общежитий города находятся в аварийном состоянии, а люди продолжают в них жить. О том, с какими трудностями приходится сталкиваться людям, живущим в общежитиях Петербурга и как решаются их проблемы, мы будем беседовать с нашими гостями сопредседателем общественной организации Координационный центр "Общежития" Петербурга Гелани Мусаевым и жительницей общежития на улице Полярников, где в марте рухнула стена - Еленой Фоминской.

Гелани, сначала вопрос к вам: вы сами живете в общежитии?

Гелани Мусаев: Да я с 1995-го года живу в общежитии.

Татьяна Валович: То есть, вы как бы сами знаете, с чем сталкиваются люди, которые проживают в них. Скажите пожалуйста, какое количество сейчас общежитий в Петербурге и кто в них проживает?

Гелани Мусаев: По данным статистики, в Петербурге насчитывается в настоящее время 1296 общежитий, в которых проживает порядка полумиллиона человек и даже больше. Эти общежития разделяются на несколько типов -квартирного, блочного, коридорного, гостиничного. Из числа имеющихся в городе общежитий около 80 процентов находятся в государственной собственности, в том числе и так называемом хозяйственном ведении различных негосударственных предприятий. Около 20 процентов на балансе различных учебных заведений, казенных предприятий и силовых ведомств. Проживают в них люди, приехавшие в свое время строить город - заводы, дома...

Татьяна Валович: Количество людей - это целый маленький город, если можно так сказать... Вот какие основные проблемы - очень было громкое сделано заявление губернатором города еще в его первую предвыборную кампанию и повторено в 2000-м году - что к 300-летию общежитий не должно оставаться. Что реально происходит в городе?

Гелани Мусаев: Реально происходит то, что произошло вчера. Хотелось бы выразить соболезнование пострадавшим, очень жаль людей... Происходит, ну, как сказать, администрация города вообще, можно сказать, не занимается содержанием этих домов. Не удивлюсь, если действительно переведут общежития в жилой фонд - статус муниципального жилья, но это, наверное, будет приурочено, скорее всего, к 300-летию, потому что надо же отчитаться за проделанную работу.

Татьяна Валович: Но ведь очень многие общежития находятся в таком катастрофическом состоянии, что их санэпидемстанция не может позволить перевести в статус жилья, да и многие, особенно коридорного типа, нуждаются в том, чтобы их реконструировали и, кроме того, по плотности населения невозможно перевести их из общежития в другой статус. Есть ли вообще в городе комиссия, которая занимается содержанием, смотрит, каково техническое состояние, то, что приводит к разрушению зданий - кем-то это все контролируется?

Гелани Мусаев: Во время губернаторской предвыборной кампании 1996-го года губернатор Яковлев обещал перед выборами, что к концу его первого срока в городе вовсе не будет общежитий. Действительно ,к концу его первого срока какой-то процесс пошел в лучшую сторону, как он говорил, а на самом деле произошло вот что: к концу своего губернаторского срока он стал переводить общежития квартирного типа в статус муниципального жилья. Этот процесс продолжается до сих пор. Тем не менее, собираются еще перевести, как вы сказали, такие громкие заявления, что будут переводить уже все общежития. Что сделано - создана так называемая дирекция по содержанию общежитий, государственное учреждение, которое, исходя из своего названия, должно было бы заниматься содержанием домов. На самом деле - эта организация работает на саму себя. Огромный штат сотрудников дирекции по содержанию общежитий не делает в самих общежитиях ничего, что можно было бы назвать их содержанием, в результате чего они вот так вот, сначала вот на улице Полярников, недавно, слава Богу, там не было жертв, теперь вчера обрушилось и второе общежитие.

Татьяна Валович: Гелани, сейчас очень много разговоров идет о том, что общежития превращаются в такой симбиоз жилья, с одной стороны, и помещения общежитий сдаются каким-то фирмам под офисы, кто-то следит за тем, чтобы этого не происходило в городе, вообще, кто имеет право в общежитии сдавать какие-то помещения?

Гелани Мусаев: Вообще надо сказать, что катастрофически не хватает жилья в общежитиях, даже самим прописанным, проживающим вот уже десятилетиями в них. Вот хотелось бы отметить по поводу сдающихся в аренду помещений: дирекция по содержанию общежитий как государственное учреждение, созданное администрацией города, все филиалы этой организации, находящиеся в каждом районе, они, прежде всего, зачастую расположены в жилых помещениях этих общежитий, при том, что много людей нуждается в расширении, в том же получении. Более того, сдаются в аренду каким-то фирмам помещения, это что касается дирекции по содержании общежитий, общежития, которые принадлежат до сих пор каким-то предприятиям - это можно назвать маленьким гетто для проживающих в них, там зачастую сдаются в аренду даже жилые помещения каким-то фирмам.

Татьяна Валович: А куда идут деньги от сдачи помещений в аренду? Может они направлены на то, чтобы реконструировать, как-то облегчить жизнь тем, кто проживает в общежитиях?

Гелани Мусаев: Мне очень интересно, куда идут эти деньги, мне бы тоже хотелось знать, но этого не знает никто. По крайней мере, этого не знает никто из живущих в общежитиях. Я вот знаю, общежития у метро Приморская, там такое же общежитие, как рухнувшее, там столько всего напичкано, столько разных фирм, чуть ли не казино там даже открыли какое-то, а когда заходишь в жилые блоки, квартиры, там такое ужасное состояние. Я не думаю, что какая-либо часть денег переходит этим жильцам на содержание дома.

Татьяна Валович: Лена, вопрос к вам, вот вы оказались в беде, живете в разрушенном, можно сказать ,доме - в каком состоянии находится рассмотрение дел семей, которые оказались в нем и кто сейчас проживает на улице Полярников?

Елена Фоминская: Я хочу сказать, что остались проживать практически все жильцы нашего дома, мы отказались переезжать в другие общежития, то есть, пережив одну трагедию, нас просят переехать в другие общежития, где может случиться аналогичная ситуация. На данный момент где-то около 90 семей живут в общежитии. На той половине, где произошло обрушение, отключены вода, газ, отопление, свет, там очень холодно, темно.

Татьяна Валович: А вот перед тем, как произошла трагедия, это общежитие обследовала какая-то техническая комиссия, было ли резюме, что оно должно реконструироваться, что его нужно как-то срочно восстанавливать?

Елена Фоминская: В июле 2000-го года была экспертная комиссия, которая признала наш дом аварийным, и в этом акте было написано, что дом грозит внезапными обвалами, комиссией было рекомендовано в летний период 2000-го года провести капитальный ремонт аварийных зон, а если это было бы невозможно сделать - расселить жильцов еще вот в 2000-м году. С этого времени в общежитии вообще ничего не делалось.

Татьяна Валович: Почему ничего не делалось, как вы считаете?

Елена Фоминская: Потому что быстренько стали искать инвестора на наш дом, а зачем что-то делать, если кто-то другой может сделать, то есть вообще ничего не делалось.

Татьяна Валович: И инвестора, в конце концов, нашли?

Елена Фоминская: Инвестора нашли. Сейчас такая ситуация складывается, что инвестор согласен выкупить наш дом, расселить жильцов, но администрация города - мы считаем, что она всячески препятствует, особенно комитет по жилищной политике - у инвестора запрашивают слишком много жилья для нашего расселения, а у нас столько людей не живет, сколько они просят жилья.

Татьяна Валович: Лена, в советский период появилось такое не очень корректное по отношению к жителям общежитий определение - "лимита". Скажите пожалуйста, сейчас морально-этическое отношение к жителям общежитий вы ощущаете на себе, не хочется, конечно, говорить, но люди второго сорта - есть ли у вас такая обида за то, что вот к вам так относятся?

Елена Фоминская: Да, даже сейчас, во времена демократии, в нашем, как говорят, правовом государстве мы на себе это ощущаем. Бывает так, что чиновники в открытую, это говорят, что мы люди второго сорта, а так они культурно нас называют, граждане из общежитий, имеющие особый правовой статус. Мы, взрослые люди, можем как-то на это не обращать внимание, но у нас есть дети, которые от этого, бывает, страдают, их обзывают и бомжами, и всякое разное.

Татьяна Валович: Но вот в решении, скажем, вашей конкретной проблемы на улице Полярников - что отвечает городская администрация, когда будет решен ваш вопрос, почему так долго все происходит - с марта вы все еще живете в общежитии, где может обрушиться и вторая стена?

Елена Фоминская: Власти города по-разному отвечают, но смысл в том, что поживите временно в других общежитиях, а мы подумаем, расселять вас за счет инвестора или нет. Инвестору они говорят другое - вы дайте нам сейчас денег, чтобы мы людей обеспечили благоустроенным жильем. А нам говорят совсем другое. То есть, когда разрешится этот конфликт, противостояние между администрацией города и инвестором - неизвестно. Мы вчера были на месте трагедии на улице Двинской, мы поддерживали там людей, потому что мы, как никто другой, понимаем, в каком состоянии они находятся, мы сами это пережили, мы разговаривали с нашими городскими чиновниками, то есть, по крайней мере, для нашего общежития они определили один единственный статус - общежитие и только общежитие. То есть, городское жилье могут получить только очередники, когда подойдет очередь.

Татьяна Валович: А она может подойти через 130 лет...

Елена Фоминская: Столько не живут.

Татьяна Валович: У меня вопрос к Гелани, вы представляете организацию, которая призвана защитить права людей, которые проживают в общежитиях, что конкретно вы можете сделать, и чем занимается ваша организация?

Гелани Мусаев: Цели и задачи координационного центра "Общежития" заключаются не столько в непосредственном решении всех проблем, живущих в общежитиях людей, сколько в организации системы, которая позволила бы проживающим в общежитиях лицам самим активно включиться в процесс улучшения жизни своих семей, отстаивания своих законных интересов, аккумуляция локального опыта решения проблем, распространение его на всех жителей общежитий... Мы занимаемся юридическим просвещением проживающих. Нет у нас таких возможностей, чтобы финансово помогать, или реконструировать какие-то дома. Но сегодняшняя ситуация вообще сложившаяся к настоящему времени между жителями общежитий и так называемыми балансодержателями этих зданий, как правило, представляет собой крайнюю степень взаимного неприятия, отчуждения, противостояния. Эти отношения далеко выходят за рамки цивилизованных норм, признанных в демократическом обществе. Вопиющая некомпетентность граждан в области защиты собственных прав и законных интересов, полное неумение их отстаивать в рамках законодательства способствует разгулу произвола чиновников. Надо сказать, что большинство, подавляющее большинство жителей общежитий, это все-таки люди не с высшим образованием, они приехали работать на заводы, и мы сталкиваемся зачастую с тем, что человеку просто бывает трудно написать какое-то заявление. Представляется каким-то страшным делом обратиться в суд для отстаивания своих интересов. Вот здесь как раз мы и стараемся по мере своих возможностей помогать, делая основной упор на юридической помощи.

Татьяна Валович: Гелани, сейчас на фоне помпезной подготовки к 300-летию Петербурга, когда спешно красятся фасады зданий на центральных улицах - как вы считаете, может быть лучше было бы обратить внимание властей на то, что рушатся здания в городе, и деньги, выделенные на реконструкцию, направить на то, чтобы поддержать как общежития, так и жилой фонд в Петербурге, который тоже находится в очень ветхом состоянии?

Гелани Мусаев: Было бы неплохо, если бы об этом подумали еще при строительстве Ледового дворца. Если бы эти деньги были направлены на ремонт этих зданий, находящихся в таком катастрофическом состоянии, если бы направили хотя бы часть денег, возможно, вчерашних жертв не было. Было бы, конечно, очень здорово для людей, если бы действительно устроили праздник для них. Это же полмиллиона человек, можно сказать, целый народ, который находится сегодня, можно сказать, в геноциде, по отношению к проживающим в общежитиях сегодня происходит геноцид. Если действительно устраивают такие праздники помпезные, столько денег тратится на это - не лучше ли было бы потратить действительно деньги на ремонт зданий

Татьяна Валович: Гелани, а у вашей организации нет какого-то плана, который вы могли бы предложить городскому правительству, чтобы ситуация, которая сложилась в Петербурге с общежитиями, как-то сдвинулась с мертвой точки, и пошел процесс гораздо быстрее, чем мы сейчас наблюдаем?

Гелани Мусаев: Координационный центр "Общежития" еще два года назад выступал с различными программами, но администрации неинтересна наша позиция - проживающих в общежитиях, им неинтересна, им гораздо интереснее, когда мы находимся в таком положении, в котором сейчас, управлять нами так легче - как стадом, они считают, если мы станем умнее, то не совсем им это выгодно, наверное. Мы выходили еще с такими программами, подготавливали еще два года назад законопроект по переводу общежитий в статус муниципального жилья, но опять-таки дальше проекта не пошло. Мы могли бы предложить, если бы был взаимный диалог, если бы нас слушали - мы бы действительно могли бы что-нибудь им предложить. Когда я вышел на директора государственного учреждения - дирекции по содержанию общежитий, и хотел ему предложить свои видения выхода из положения, он вообще даже слушать меня не стал. Когда я ему говорю: "Вы знаете, Олег Евгеньевич, в городе назревает такая ситуация, что будет социальный взрыв". Он так усмехнулся и говорит: "Собака лает, караван идет". Я сразу вспомнил Шамиля Басаева, когда то же самое он ответил по поводу своего демарша в Буденновск.

XS
SM
MD
LG