Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Субботнее интервью. Виктор Языков

  • Мария Персанова

Заслуженный мастер спорта российский яхтсмен Виктор Языков участвует в океанских гонках с 1989-го года. Он прошел под парусом более 100 тысяч морских миль. Мировую известность Языкову принесла кругосветная гонка "Around alone", в которой в 1999-м году он участвовал на яхте, построенной собственными руками. Во время этих соревнований Виктор сам себе сделал хирургическую операцию на правой руке, находясь в Южной Атлантике в тысячах километрах от ближайшего берега. В сентябре этого года российский яхтсмен снова примет участие в гонке "Around alone". С Виктором Языковым беседует Мария Персанова:

Мария Персанова: Виктор, есть ли у вас кумир- путешественник, на которого вы хотели бы быть похожим?

Виктор Языков: В общем, я бы не сказал, но если брать вообще историю всего человечества, то, пожалуй, я бы назвал Нансена. Это человек, который был не только путешественником, но он был также и спортсменом, ученым, гуманистом, человеком, который спас миллионы, в том числе русских, в свое время. В нашей стране это имя хорошо известно. Когда-то я считал что люди, которые участвуют в гонках одиночек, особенно те, кто показывает хорошие результаты, это просто почти боги. Теперь я вижу, что, на самом деле, от природы я получил такие качества, которые позволяют мне достаточно хорошие результаты показывать. И я думаю, что гонки одиночек может выиграть на самом деле только слаженная команда, настоящая, дружная боевая команда, которая работает как один человек. Находясь в океане, ты всегда чувствуешь эту поддержку, поддержку множества людей, которые не только оказывают участие в каком-то проекте, но даже те, которые с интересом наблюдают за тем, как развиваются события. Я бесконечно благодарен и тем, и другим. Конечно, это одобрение имеет огромное значение, поскольку я чувствую, что мы делаем дело, которое нужно многим людям. То есть, я не просто делаю то, что мне нравится, безусловно, не так. Поначалу мне так и казалось, я даже испытывал какое-то чувство неловкости, что вроде бы я занимаюсь каким-то делом, которое никому вроде бы особенно не нужно, а делаю только то, что мне хочется, но на самом деле это не так. Поскольку нам всегда, везде, во всех странах приходили люди, помогали, бескорыстно совершенно, поскольку люди наблюдают с интересом за тем, что происходит на дистанции этих гонок, значит, это необходимо. Кроме того, я считаю, что когда человек находится в самых сложных условиях и какие-то невероятные вещи совершенно совершает, например, мне пришлось практически с одной рукой пройти не одну тысячу миль в гонках, и яхта шла с великолепной скоростью, нисколько не меньше, чем тогда, когда у меня обе руки работали нормально. Это говорит о том, что в нас заложены такие возможности, о которых мы и не подозреваем. А это нужно знать многим, не только мне.

Мария Персанова: Виктор, во время вашей последней гонки "Around alone" вы пережили множество драматических моментов, несколько раз были между жизнью и смертью, все-таки, что было самое сложное, о чем вы никак не можете забыть?

Виктор Языков: Несколько случаев было таких. Хотя иногда не вспоминаешь многие вещи, пожалуй, и опасное, и самое неприятное, трудное, это было на десятый день после старта, я стартовал на пять суток позже всех в кругосветной гонке, и старт, начало было очень тяжелое, к концу первой недели ситуация постепенно улучшалась, начали догонять флот, но потом, на десятый день я отравился абсорбентом кислорода, который был в пакетах с обезвоженной пищей, и у меня была очень сильная депрессия, вызванная этими химикатами, и вот те страдания, не физические, в общем-то, были самыми неприятными. На самом деле, было очень опасно, потому что все что угодно могло произойти. Каким-то образом я спасся. Опять же Людмила, моя жена, с которой мне удалось связаться совершенно непостижимым образом с помощью другой радиостанции и береговых служб, после того, как я с ней поговорил по телефону, стало гораздо легче, хотя симптомы продолжались какое-то время, но тогда мне удалось спастись. Это был самый неприятный, самый суровый случай. И хочу сказать, что как раз после всего этого, после этой гонки, я пришел к мысли, что смерть - не самое страшное, что может случиться с человеком. Есть вещи гораздо более неприятные, но это был случай, где я был на грани между жизнью и смертью, безусловно. Но физические страдания это далеко не самая неприятная вещь. И, в принципе, я уже как-то свыкся и уже после гонки понял, что те физические страдания, боль, которые я испытывал, постепенно притерпелся - в обычной жизни человек, конечно, неспособен так легко перенести

Мария Персанова: Честно говоря, я думала, что вы расскажете об операции на правой руке, которую вам пришлось самому себе делать в самый разгар гонки по инструкции бостонского хирурга.

Виктор Языков: Это было не самое страшное. Тогда тоже серьезная очень ситуация была, но это была как бы работа, часть работы. Чтобы пояснить, почему я так говорю - на последнем этапе, буквально через несколько дней после старта четвертого этапа, у нас сгорел авторулевой на яхте, и я проснулся именно гот запаха сгоревшего электродвигателя. Еще полусонный я встал, стал управлять яхтой, думал, что же делать. Берег был рядом. Обычно в гонке одиночек, если отказывает авторуль, яхтсмен или сходит с гонки, или заходит в порт, чтобы устранить неполадки, но мне не хотелось этого делать, была какая-то уверенность, что мы справимся с этим делом самостоятельно. После этого мне пришлось в течение 4 примерно недель рулить на яхте по 20 часов в сутки, в среднем. Это, конечно, было очень сурово, но я доволен, что все это удалось сделать. Первые мои мысли были о том, что вот ты встал и рулишь, только что встал, сохраняй самообладание, рули, сколько сможешь, и вот, я рулил и думал... Когда я прорулил сутки, например, я почувствовал, что надо отдохнуть, как-то все-таки приспособил яхту, чтобы она двигалась в нужном направлении, пусть с меньшей скоростью, но, тем не менее, не стояла. Надо сказать, что наша яхта обладает совершенно уникальной способностью управляться почти на всех курсах, но все-таки не на всех, а там, где курсы близки к попутному ветру, ветер близкий у попутному - лодка сама не рулит. И в этих условиях как раз нам и пришлось идти большую часть пути, потому что пассаты, которые начинаются от экватора и почти до финиша гонки, дули с такого направления, и поэтому мне пришлось рулить самостоятельно. Я, конечно, очень сильно устал. Человек, как теперь мне стало ясно, в течение нескольких месяцев, 4-5-6, может спать не больше 4-5 часов в сутки, и если это делается правильно, то усталость не накапливается. В моей ситуации, когда я рулил и мог отдыхать только 4 часа за один раз, естественно, этого не было, и усталость накапливалась. И к концу гонки я очень серьезно устал, но, тем не менее, все получилось нормально. Это было очень рискованно. Может, все-таки надо было действовать как-то иначе, потому что самые большие неприятности случаются именно тогда, когда человек к финишу гонки устает настолько, что уже неспособен адекватно оценивать ситуацию, допускает ошибки, и тогда происходят самые большие неприятности. Таких случаев было немало, когда яхта наскакивает на скалы, или происходят еще какие-то неприятные вещи, вот иногда.

Мария Персанова: В этом году снова стартует гонка одиночек "Аround alone", и вы, Виктор - единственный российский яхтсмен, который примет в ней участие. Виктор, вы не боитесь, после всех трудностей, которые вы пережили в предыдущих соревнованиях?

Виктор Языков: На эту тему очень хорошо сказал англичанин Джордж Холл, который не один раз принимал участие в подобных гонках, и говорит: у нас память короткая, все неприятности, которые там случаются, мы забываем очень быстро - у гонщиков и тех, которые принимают участие в этих делах. А вообще, это стихия, к которой всегда хочется вернуться. Главное, что там я нахожу - это не только бесподобное совершенно ощущение идеальной стихии, идеального места, где лучше всего я чувствую себя, по-настоящему бесподобные просто ощущения, не передать обычными словами. Это та стихия, которую я узнал, которая является именно моей стихией, которую я нашел, нашел себя... Но есть еще одна очень интересная вещь: там я открываю такие вещи, которые в обычной жизни люди очень редко открывают, или на это им требуется гораздо больше времени. Там за один год мы проживаем то или познаем то, что обычно люди познают в течение 10 лет, а может и никогда. Как мне кажется, все-таки главная цель человечества - это познание, и вот там это познание приходит гораздо быстрее. Вот это одна из главных, в общем-то, вещей. Хотя я пытаюсь это озвучить, но все это, наверное, гораздо сложнее. Кроме того, я считаю, что у каждого из нас есть какая-то миссия в этой жизни, и чем точнее мы ее исполняем, тем лучше мы себя чувствуем.

Мария Персанова: Что такое вы познаете в океане среди бескрайней воды, что недоступно людям на суше?

Виктор Языков: За последние много лет я был дома три недели на Новый год последний, и у нас есть совершенно замечательное место, где река, наша горная река впадает в море. И я вот почему-то в этот раз все время прибегал туда, в это место, и там купался. Я уже лет 20 купаюсь на Новый год, и постепенно я стал ощущать, что у меня очень быстро появляется энергия, какие-то новые мысли, появляются ответы на те вопросы, которые меня серьезно беспокоили в то время. Я поговорил с разными людьми на эту тему. На самом деле, это место, которое обладает особой энергетикой. В океанах то же самое. Огромное количество воды, которое очищает, какая-то связь с космосом, с какими-то высшими силами, не знаю, как это называется. На самом деле, видимо, вот это как раз и помогает, когда ты выкладываешься до предела, и когда все твои способности, которые есть у человека, работают по максимуму, на пределе, в том числе и сознание, и мысли, те главные мысли, которые есть, главные вопросы, которые по жизни возникают, находятся ответы гораздо легче в тех именно условиях, но это потому, что мы работаем по максимуму. Это как раз и есть та разница. Кроме того, я хочу сказать еще очень важную вещь, почему это гораздо медленнее происходит на берегу - потому что мы взаимодействуем с огромным количеством людей, и мы все время, если не просто ориентируемся, то все время наше внимание отвлекает, как мы выглядим, скажем, что мы сказали, что сделали, то есть обыденные бытовые вещи отнимают у наших ресурсов максимум тех возможностей, которые имеются. А в океане этого нет, и тогда появляются возможности реализации этих ресурсов своих, духовных, умственных, физических, и все вместе, когда находится в гонке, а именно в парусной гонке нужно все вместе. Там и интеллект работает в полный рост, и все остальные качества человеческие.

Мария Персанова: Виктор, и все-таки, кто вы больше, спортсмен, или увлеченный путешественник?

Виктор Языков: О рекордах я не думаю. А вообще, если говорить - спортсмен, наверное, потому что любое соревнование предполагает... С другой стороны, гонки-одиночек трудно даже спортом назвать, потому что там так много всего сразу, и, тем не менее, это, безусловно, соревнование. Гонка - это гонка, и тем она замечательная, что она ставит, или мы сами в себя такие условия ставим, когда нам надо напрягаешься полностью. Все те таланты, которые природа в нас заложила, мы должны реализовать по максимуму чтобы показать максимальный результат. Конечно, исключительно интересно, только в таких условиях мы познаем себя, познаем мир с максимально возможной скоростью, если можно так сказать. Именно там самые интересные мысли приходят.

Мария Персанова: Стать яхтсменом и посвятить свою жизнь морю вы решили еще в детстве?

Виктор Языков: Совершенно верно. Вот сейчас я это понимаю так... Но, в общем-то, когда мне было лет 14, наверное, моим братьям Анатолию и Станиславу - одному на два, а другому на четыре года меньше, именно тогда мы составили как бы план жизни, что для того, чтобы ходить по морям и океанам на парусных яхтах, нужно освоить такую профессию, как штурман, чтобы знать, как обращаться с навигационными картами и так далее, все эти науки пройти. Ну и так, мы назначили, что я буду штурманом, и второй брат Анатолий тоже закончит мореходное училище, ну а поскольку нам надо будет строить яхты самим, как мы считали, значит младший должен идти в кораблестроительный институт, чтобы научиться проектировать яхты, и вместе мы смогли это построить. Как ни странно, это так и случилось. Основы всего этого были заложены давно в детстве. Если посмотреть, что произошло, наверное, мы угадали правильно.

Мария Персанова: Виктор, что заставило вас впервые принять участие в международной гонке одиночек?

Виктор Языков: Первый раз я прочел об этих гонках, первая гонка такая была в 1960-м году, гонка через Атлантику, тогда там всего четыре человека участвовало. И когда я первый раз прочитал об этом, меня просто поразило, как человек один способен справляться с яхтой в самых серьезных сложных условиях, и мне казалось пределом мечтаний просто пройти в океан через одиночку. Я даже о гонке как бы не особенно думал, тогда эта мечта казалось совершенно нереальной, несбыточной, на самом деле, в советские времена это было невозможно. Но получилось так, что хоть практически я не видел воплощения этой идеи в жизнь, но, тем не менее, я делал все необходимое, чтобы к этому подготовиться. Больше того, даже яхта была построена в тот момент, когда можно было уже идти. Это 1990-й год, мы спустили яхту на воду, посмотрели, что происходит, потом каким-то образом в 1991-м году я оказался в Англии, побывал в яхт-клубе, Западный королевский яхт-клуб Англии, который является организатором этих гонок подал заявку, и яхта уже была практически готова. И вот в 1992-м году впервые мне удалось участвовать в этой гонке. Я участвовал в кругосветной гонке "Around alone" 1998-го - 1999-го года, и в 2000-м году через Атлантику гонка была. Три гонки в общей сложности. Две через Атлантику и одна кругосветная. Следующая гонка какая будет - сказать непросто, потому что та яхта, которая у нас сейчас строится в Италии, она уже в такой стадии, что ее можно достроить и подготовить к ближайшей гонке, которая стартует 15 сентября из Нью-Йорка, кругосветной гонке "Around alone", но для этого еще нужно довольно много денег собрать. К счастью первым спонсором нашим стал город Сочи, мой родной город. Конечно, для меня это имеет огромное значение.

Мария Персанова: Наконец, последний вопрос: я знаю, что во время одиночного плавания вы привязались к своей яхте, как к живой, даже разговаривали с ней, просили, например, чтобы она вас не подвела. Скажите, наверное, это потому, что вы сами проектировали и строили лодку?

Виктор Языков: Наверное... И первую яхту "Лагуна", о которой я говорил, только не называл - она построена была построена во дворе и полностью своими силами. 80 процентов времени это было мое время. Ну, какие-то люди еще принимали участие в этом деле, мои братья, друзья. Следующая яхта последняя, 40-футовая, "Ветер перемен", это уже была совершенно современная яхта с очень оригинальным дизайном, какие-то наши идеи новые совершенно, такие, которых никто до сих пор не применял. Она была построена тоже нами, но, естественно, тут уже не один только я принимал участие в этом деле, но поскольку до этого я работал в Штатах, в Англии, на предприятиях, которые изготавливают мачты углепластиковые по самым современным технологиям, и плюс мы изучили по максимуму все, что необходимо для того, чтобы построить яхту из самых современных материалов, как их называют, космической эры, по самым современным технологиям, и, в общем-то, у нас очень удачно все это получилось. Теперь одновременно строить и искать деньги с учетом участия в гонке кругосветной - для того, чтобы найти деньги, а это даже для постройки 50-футовой яхты, не максимальных размеров - 60-футовой, нужно для хорошей программы как минимум миллион долларов. Ресурсов одного человека или, скажем, одной семьи, в общем-то, нереально. На сегодняшний день мы практически нашли почти четверть этой суммы. Мы с этими деньгами можем спустить яхту на воду в таком состоянии, что уже можно будет начинать какие-то тренировки.

XS
SM
MD
LG