Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нина Полякова и Сергей Шлабович


Ведущая Петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: 12 июня в Женеве состоялась конференции Международной организации труда, основной из главных тем на которой была эксплуатация детского труда. На нее были приглашены дети, прошедшие реабилитацию в рамках программы по искоренению детского труда. Сегодня один из участников этой конференции, 13-летний Сергей Шлабович, принимает участие в нашей программе. Вместе с ним в программе принимает участие и директор дневного центра реабилитации безнадзорных детей Нина Полякова.

Сережа, вот тебе пришлось поработать на улице, что толкнуло тебя на этот шаг?

Сергей Шлабович: Не было чем кормить семью, хлеба не оставалось, и как бы нужно было прокормить маленькую сестренку.

Татьяна Валович: А сколько у тебя сестренок?

Сергей Шлабович: Две.

Татьяна Валович: Тебе было страшно выходить на улицу для того, чтобы как-то заработать деньги?

Сергей Шлабович: Да, мне было страшно выходить на улицу, но нужно было бы прокормить семью, потому что я чувствовал себя ответственным за это.

Татьяна Валович: Сережа, а что ты делал?

Сергей Шлабович: Я собирал посуду и собирал деньги возле метро.

Татьяна Валович: То есть, ты просил милостыню?

Сергей Шлабович: Да.

Татьяна Валович: Как к тебе относились взрослые?

Сергей Шлабович: Взрослые - некоторые давали деньги, некоторые ругались, некоторые вообще били.

Татьяна Валович: А милиционеры как-то реагировали, видя маленького человека на улице, что он занимается работой какой-то?

Сергей Шлабович: Нет, они спокойно проходили дальше.

Татьяна Валович: То есть просто внимания не обращали?

Сергей Шлабович: Да.

Татьяна Валович: Вот ты побывал в Женеве на конференции, ты видел других ребят, которым пришлось работать на улице, ты беседовал с ними, общался, какие проблемы у них, как у тебя, это как-то одинаково? Как ты видишь проблему вот эту? Что ребята другие рассказывали, как к ним относятся?

Сергей Шлабович: К ним относятся еще хуже. Они занимались другими делами. Некоторые сидели просто, некоторые занимались тяжким трудом, еще тяжелее, чем я, таскали грузы, и у них там тоже ситуация такая была.

Татьяна Валович: Нина Евгеньевна, вы были на этой конференции, вот Россия впервые принимает участие в такой конференции?

Нина Полякова: Нет. Но на уровне детей впервые. Когда представитель из России ребенок приехал на подобную конференцию - это впервые.

Татьяна Валович: И какой интерес у европейских стран к этой проблеме, что происходит в России? Как они рассматривают ситуацию в России по отношению к эксплуатации детского труда?

Нина Полякова: Я думаю, что этот вопрос неприятен и страшен во всем мире. Идет интерес и негативная реакция у всех западноевропейских государств к проблеме в целом, в том числе и в России.

Татьяна Валович: Нина Евгеньевна, вот Сережиной семье в какой-то степени, можно сказать, повезло, что вовремя вмешалась общественная организация - МОТ, ваш центр, и программа, существующая в Петербурге, какому количеству семей реально может помочь?

Нина Полякова: Здесь количество семей строго оговорено, мы можем помочь за год 24 семьям. Только 24.

Татьяна Валович: Это связано с финансовыми, конечно, проблемами?

Нина Полякова: Да. Это связано с финансовыми проблемами, и не только с финансовыми проблемами, но даже с проблемами времени, которое требуется для реабилитации данной семьи - это не меньше полугода.

Татьяна Валович: А вообще в Петербурге какое количество семей, которые нуждаются в такой срочной помощи, скажем?

Нина Полякова: Я думаю, что очень много семей. Мы работаем в центральном районе города, это Адмиралтейский район, во всяком случае, в поле нашего зрения находится более 300 подобных семей. Это наш центральный маленький кусочек города.

Татьяна Валович: Какое количество должно быть центров реабилитационных, которые работали бы по этой программе?

Нина Полякова: Я думаю, что должны быть не только центры реабилитационные, но самого разного рода социальные учреждения, которые оказывают помощь и взрослым, и детям. Их, к сожалению, должно быть много. Говорю, к сожалению, потому что это не нормальная ситуация.

Татьяна Валович: Сережа, а после того, как вашей семье помогли, ты ощутил, что в твоей жизни что-то изменилось?

Сергей Шлабович: Да в моей семье сильно изменилось, я не стал выходить на улицу, и нам очень сильно помогли. Если бы не тот критический момент, тогда мы бы просто остались без мамы, одни были бы просто.

Татьяна Валович: А ты сейчас учишься?

Сергей Шлабович: Да, учусь.

Татьяна Валович: А тебе нравится учиться?

Сергей Шлабович: Да.

Татьяна Валович: А спортом увлекаешься?

Сергей Шлабович: Да я увлекаюсь футболом.

Татьяна Валович: Ах вот как, очень интересно, следишь за чемпионатом мира по футболу?

Сергей Шлабович: Да, раньше следил, но сейчас у нас просто времени нет, мы по всяким поездкам ездим,

Татьяна Валович: А вот твое отношение - за российскую сборную болел?

Сергей Шлабович: Да, болел.

Татьяна Валович: Ну и как?

Сергей Шлабович: Никак, просто обидно, что они проиграли.

Татьяна Валович: Нина Евгеньевна, как бы вы ответили на вопрос, с какого возраста ребенку можно работать?

Нина Полякова: Российский закон разрешает ему работать с 14 лет, но речь идет о социально не опасных формах труда, чтобы отсутствовала эксплуатация детского труда, и потом труд должен быть обязательно по закону и под контролем взрослых. А тот труд уличных детей, который мы сейчас имеем на рынках везде - это нет, неправильный труд.

Татьяна Валович: Сережа, а хотелось бы тебе работать, совмещая с учебой, еще и зарабатывать какие-то деньги для семьи? Или ты считаешь, что лучше сначала как-то выучиться, стать крепко на ноги?

Сергей Шлабович: Лучше, конечно, закончить школу до конца, если это возможно, и тогда лучше, если ты сейчас пойдешь на работу, то тебя могут не принять, если школу закончишь, то тебя уже на любую работу возьмут и с хорошими оценками.

Татьяна Валович: А ты кем хочешь стать, уже задумался об этом?

Сергей Шлабович: Да, я хочу стать инженером на железной дороге.

Татьяна Валович: Почему.

Сергей Шлабович: Железная дорога нравится и поезда.

Татьяна Валович: Нина Евгеньевна, на конференции в Женеве был показан фильм об эксплуатации детского труда именно на улицах Петербурга - был ли показан этот фильм на российском телевидении?

Нина Полякова: Этот фильм был показан не на конференции, а 1 июня, в международный день защиты прав детей, по телевидению Швейцарии и Франции. Этот фильм "Уличные дети России" не был показан у нас, но хочу сказать, что наши средства массовой информации хорошо освещают данную проблему, и, в общем, тот фильм не является каким-то откровением. Это просто для Запада, может, что-то такое неожиданное вызвало реакцию, а для нас, к сожалению, это не новое.

Татьяна Валович: Нина Евгеньевна, вот так программа, которая действует сейчас в Петербурге - помощи семьям, попавшим в кризисную ситуацию - она на какой период рассчитана?

Нина Полякова: Вот эта программа - она годовая, заканчивается в августе, но она позволила выработать модель помощи реабилитации семей, модель создания семейной группы взаимопомощи, это очень важно, потому что в дальнейшем мы можем использовать эту модель в работе, и даже, может быть, уже не такой помощи международных организаций, а собственными силами это делать.

Татьяна Валович: А что будет с теми семьями, когда программа завершится, вы говорите, в августе? То есть, сейчас Международная организация труда помогает за счет негосударственных средств, это какие-то другие средства?

Нина Полякова: Да, естественно, так и наш центр, и вообще все фонды благотворительные - это же не государственные организации, но просто, поскольку мы люди ответственные, занимаемся детьми, понятно, что они не будут брошены, мы будем изыскивать, стучаться во все двери, ибо, "постучитесь и вам откроют". Надо искать, просить, стучаться, не стыдиться этого.

Татьяна Валович: А вот в России подобные конференции по обмену опытом каким-то, в различных регионах российских существует эта проблема или нет?

Нина Полякова: Конечно, проводятся, и в Москве и в Петербурге, и совместные большие конференции проводятся, и в нашем университете на факультете социологии существует большой социальный центр, который занимается данными проблемами. В этом смысле здесь, в общем, достаточно серьезно, глубоко и с научной точки зрения все это разработано, и это имеет выход на практику.

Татьяна Валович: Нина Евгеньевна, а вот знакомясь с международным опытом - семья, попадающая в схожие с семьей Сережи ситуации, какую помощь получает и от кого, скажем, в европейских странах?

Нина Полякова: Семья, в которой есть уже дети, много детей, она уже социально защищена, поэтому как бы попасть в такую ситуацию - это не то что достаточно трудно, а просто помощь будет оказана моментально, она уже заранее есть. То есть семья как бы защищена в подобной ситуации.

Татьяна Валович: То есть, там семья получает какие-то социальные пособия, где есть уже дети?

Нина Полякова: Конечно.

Татьяна Валович: А в каком размере?

Нина Полякова: Ну, я не могу сказать, в разных странах, по-разному, но этого достаточно для того, чтобы мать, которая имеет даже, скажем, одного ребенка, вот, в Финляндии - достаточно, чтобы она не работала, если она одинокая мать.

Татьяна Валович: То есть, в России пока на такие государственные пособия мы не можем рассчитывать...

Нина Полякова: Естественно, к сожалению

Татьяна Валович: А вот государственные структуры как-то помогали в решении тех проблем, которые возникли у вас?

Нина Полякова: Вы имеете в виду наш центр?

Татьяна Валович: Да.

Нина Полякова: Конечно, помогали. Ну и мы работаем в тесной взаимосвязи с государственными организациями и со школой, с муниципальными образованиями, с милицией, с прокуратурой. Они помогают вот чисто такие деловые такие отношения, помогают решать судьбы детей конкретных. Естественно, что на финансовом уровне они сами находятся в таком же положении, как и мы.

Татьяна Валович: Сережа, а сейчас ты видишь таких ребят, которые занимаются на улице попрошайничеством, какой-то другой работой в Петербурге?

Сергей Шлабович: Да, я вижу тех детей, это которые еще не записаны в программу, и потом просто программ мало, и их просто как бы туда не забирают.

Татьяна Валович: А у тебя не было желания подойти и сказать им, что есть какие-то другие возможности, чтобы заработать деньги, можно обратиться к взрослым за помощью, как ты думаешь?

Сергей Шлабович: Я говорю им, чтобы... У меня есть одна девочка, я ей говорил, чтобы - у тебя же есть мама, которая зарабатывает немного, она такая, а она говорит: "Все равно денег не хватает на что-то себе".

Татьяна Валович: Вот вчера президент России проводил большую пресс-конференцию, и очень многие журналисты из разных регионов могли задать ему вопрос. Вот если бы у тебя была такая возможность задать вопрос или что-то пожелать президенту России - что бы ты ему сказал?

Сергей Шлабович: Я бы сказал ему, чтобы он заботился о детях, потому что он как бы просто не обращает внимания на них. Государство на них просто не обращает внимания.

Татьяна Валович: Нина Евгеньевна, а вы бы с чем обратились к президенту, к государственным структурам? У нас в России как-то волнообразно обращаются к проблеме безнадзорности, скажем, в декабре было жесткое указание президента начать работу по этому вопросу, но опять-таки все свелось только к тому, что чиновники выпустили приказы -что-то вы видите, что изменилось с декабря по отношению к людям, которые непосредственно участвуют в решение проблемы безнадзорности?

Нина Полякова: Что касается изменений, то нас стали просто больше проверять, нашу работу; я бы хотела, мое пожелание президенту, чтобы между указом президентским замечательным и теми людьми, которые действительно работают, не стояла бы та армия чиновников и бюрократов, которые просто мешают.

Татьяна Валович: А со стороны госчиновников какие-то пошли новые, скажем так, выплаты, в экономическом плане, даже вашему реабилитационному центру - вы ощутили изменения?

Нина Полякова: Пока мы не заметили.

Татьяна Валович: То есть, ничего пока не меняется?

Нина Полякова: Нет, не меняется.

XS
SM
MD
LG