Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Скрипачева


Ведущая петербургского часа программы "Время Свободы" Татьяна Валович: Накануне Дня Победы, отмечаемого в России 9 мая, петербургская общественная организация "Жители блокадного Ленинграда" отметила 15-летие своей деятельности. Какие задачи стоят перед этой и другими подобными организациями, отстаивающими права блокадников? Об этом мы поговорим с нашим сегодняшним гостем, председателем правления петербургской общественной организации "Жители блокадного Ленинграда" Ириной Скрипачевой. Ирина Борисовна, мы встречаемся с вами накануне большого праздника. У тех, кто выжил в страшные годы блокады, сейчас самой большой проблемой является состояние здоровья. Давайте послушаем репортаж на эту тему нашего корреспондента Татьяны Вольтской:

Татьяна Вольтская: В Петербурге живет около 300 тысяч блокадников. Даже те, кто пережили блокаду детьми, теперь уже люди пожилые, как правило, отягощенные многими болезнями. В бытность губернатором Петербурга Владимир Яковлев говорил о том, что создается Институт по изучению влияния блокадного периода на здоровье людей, где будут наблюдаться не только блокадники, но также их дети и внуки. Однако такой институт до сих пор не создан. Отдельные исследования, проведенные исключительно по собственной инициативе доктором медицинских наук Лидией Хорошининой, говорят о том, что люди, перенесшие в детстве элементарную дистрофию, становятся более других уязвимы для многих болезней. В Петербурге существует больница номер 46 Святой Евгении, где лечат блокадников. До 70-х годов это была знаменитая "Свердловка" - образцовое лечебное заведение для партийной номенклатуры, но с той поры утекло много воды. Когда торжественно открывался центр блокадников, была утверждена его структура, консультативно-диагностическая клиника, стационар и отделение для реабилитации блокадников. Прошло 4 года, и работает только стационар. Есть и другие проблемы - говорит главный врач 46-й больницы Ольга Семенова.

Ольга Семенова: Не завершены еще текущие ремонты, хотелось бы условия пребывания больных улучшить. Отремонтированы у нас практически все отделения. И есть еще ряд структур, которые не ремонтировались, это и оперблок, и аптека, и многое другое.

Татьяна Вольтская: Оборудование, по словам Ольги Семеновой, в основном, есть, но хотелось бы приобрести еще многое, например, компьютерный томограф, хотя проблема часто бывает не столько в оборудовании, сколько в уходе.

Ольга Семенова: У нас укомплектованность сестринским персоналом 70 процентов. Конечно, с младшим персоналом, как и везде, очень плохо. Нам не очень помог закон, который пенсионерам не позволял получать полную зарплату и пенсию. Тогда они ушли сидеть дома. Назад их пригласить уже очень сложно. Конечно, оплата труда низкая. Поэтому люди более молодого возраста на такую зарплату не хотят идти.

Татьяна Вольтская: Средняя зарплата нянечки - около полутора тысяч рублей, вместе с губернаторской надбавкой, а сумма, на которую кормят переживших во время войны страшный голод больных - 25-26 рублей в день. Часто это одинокие люди, которых некому подкормить в больнице. Сопоставив эту цифру с нынешними ценами, можно сказать, что условия содержания в больнице максимально приближены к блокадным.

Татьяна Валович: Так обстоит дело с медицинским обеспечением блокадников. Мы не коснулись такой большой темы, как обеспечение лекарствами. Ирина Борисовна, вчера ваша организация отпраздновала 15-летие?



Ирина Скрипачева: Совершенно верно. Вчера мы торжественно отмечали наш возраст - 15 лет. Что такое 15 лет? Учитывая, что средний возраст блокадников - 71 год, для нас это эпоха. Шли мы к этому, конечно, непросто. Ведь всем известно, что в 50-х годах был разогнан Музей обороны Ленинграда, было знаменитое ленинградское дело, и на десятилетия о блокаде замолчали. Даже и в школе, и в институте, нигде, ни на каких уроках, ни истории, нигде никак это не упоминалось.

Татьяна Валович: Упоминалось как героический подвиг, но всей правды, конечно, не знали, и может, до сих пор она еще не донесена до жителей?

Ирина Скрипачева: Безусловно. Подвиг Ленинграда в том, что держался весь город, горожане, все от мала до велика. Я вам показывала письмо, пишет 85-летняя Екатерина Андреевна Борисовская: "Ребенок для меня, - ребенку было 2 года, - был и Родина, и Сталин". Она работала на Балтийском заводе. И она ходила на работу и с работы, и выжила потому, что дома был ребенок, а так бы села в сугроб и не встала. Мне было 10 лет в начале войны. Мы, подростки, меньшие и большие, наши мамы работали сутками, мы дома встречали их, по крайней мере, с горячим кипятком, это важно. Подвиг состоял в том, что в 1942-м году зимой, мы умирали, в школу не ходили, только в мае месяце ожили и пошли в школу, и у нас была семья, нас ставили на усиленное питание, мы последним кусочком друг с другом делились, и выжили, и отстояли, и победили, потому что это была единая ленинградская блокадная семья.

Татьяна Валович: Для чего была создана ваша организация, и каковы сейчас ее основные задачи и направление деятельности?

Ирина Скрипачева: Мы собрались, когда разрушался СССР. Создали эту организацию, чтобы встретиться друг с другом, чтобы, наконец, вспомнить, потому что блокада в нас жива до последнего момента нашей жизни. Конечно, прежде всего, это передача традиций ленинградских - интеллигентности, демократичности, доброжелательности, главная задача - чтобы не была забыта блокада и все ужасы, чтобы вам, молодым, и вашим детям никогда не пришлось испытать то, что испытали мы - это наша задача.

Татьяна Валович: Ирина Борисовна, в городе действует не только ваша организация, а еще несколько подобных, которые объединяют блокадников. Как вы сосуществуете, есть ли у вас единые действия, или, к сожалению большому, иногда приходится слышать такое деление - кто награжден медалью, кто не награжден, кто дети, кто действительно пережил все 900 дней блокады... Что сейчас происходит?

Ирина Скрипачева: Прежде всего, в 1989-м году 5 мая решением Ленгорисполкома за подписью Владимира Яковлевича Ходырева, низкий ему за это земной поклон и спасибо большое, был утвержден устав "Жителей блокадного Ленинграда", добровольного общества. А затем, в силу разных причин, прежде всего, интересов, отделились блокадники - союз "Дети 900"... Я лично тоже ребенок 900- дневной блокады. У меня еще была мама. Как я могла оставить маму в одном обществе, а сама пойти в другое? Такие разные причины. Затем - воспитанники детских домов, затем ремесленники, трудовые резервы. Юные защитники - раньше всех они организовывались, собирались, юные защитники Ленинграда. Но сегодня мы живем в мире и согласии, у нас общие задачи, и это деление - даже порой стыдно становится. Блокада была одна. Умирали все вместе. И, как говорит Ольга Берггольц, как она сказала в январе 1942-го года, "когда человек в шинели подошел к женщине, вынул свой паек хлеба мерзлый и детям дал чужим. И постоял, пока они поели. Он шел на фронт, за Нарвскую заставу, от голода качаясь на ходу, палим стыдом отца, мужчины и солдата, огромный город умирал за ним..." Этот солдат бы сегодня не возражал. Но у нас каким-то образом находятся участники Великой Отечественной войны, которые возражают против детей. Почему, у нас вопрос? Либо этот человек не был на Ленинградском фронте, потому что приходили с фронта и говорили - у вас здесь страшнее, или он 1935-го года рождения и не знает блокады и войны...

И ведь эти льготы были предоставлены еще советским правительством к 45-летию Победы, постановление номер 440, где было четко сказано: распространить льготы участников войны на награжденных медалью или знаком жителя. Затем с высокими словами в адрес блокадников это повторил президент Борис Николаевич Ельцин указом номер 163 от 18 января 1994-го года. Но выходит закон о ветеранах, где мы в разных статьях, разные права и льготы. Затем стало бороться наше Законодательное собрание, с 1997-го года, и мы подключились, видя, как уходят из жизни стремительно - у кого еще были живые мамы. Мы сказали, если государство не в состоянии всех - пусть поэтапно, как призывала наш друг Оксана Дмитриева. Мы согласились, и даже писали и хлопотали об этом. Уже четвертый год награжденные медалью работавшие получают льготу, но как всегда остались за бортом дети. Кроме того, надо отметить, что среди жителей блокадного Ленинграда награжденных знаком блокадника большой процент тех, кто работал, но награды в те времена получали не все. Поэтому это несправедливое решение, и мы подошли к Владимиру Владимировичу Путину, он тем более потомок блокадников, и его брат погиб в блокаду, и были бы живы его родители - они бы против своего сына не возразили. Мы ему сказали: "Восстановите справедливость, верните жителям блокадного Ленинграда льготы, и не делите нас на категории".

Татьяна Валович: Я знаю, что как раз в канун 60-летия полного снятия блокады ваша организация обратилась и к губернатору Петербурга с открытым письмом, в котором вы просили не делить людей по категориям. Вы получили какой-то ответ от Валентины Матвиенко?

Ирина Скрипачева: Вы знаете, надо отметить, впервые член президиума нашего, Таратынова Зоя Васильевна, журналист, она и поныне работает в "Санкт-Петербургских Ведомостях", она обратилась с открытым письмо. Причина была – когда объявили 900 рублей и 450, поделили блокадников, и был ответ губернатора, Валентины Ивановны Матвиенко, в котором она согласилась и поддержала, что это несправедливо.

Татьяна Валович: Ирина Борисовна, во время празднования 60-летия полного снятия блокады губернатор города заявила, что будет проведен мониторинг условий жизни блокадников и ветеранов. Как ведется этот мониторинг. Вы, ваша организация, принимаете участие в этом?

Ирина Скрипачева: При нашей организации городской на Невском 104 работает медицинская комиссия, которую возглавляет наша блокадница, доктор медицинских наук профессор Голубева Татьяна Михайловна. На заседании нашего правления я поставила вопрос, у нас 19 районных организаций, я обратила внимание председателей, и выдано задание от имени президиума, чтобы они включились порайонно в этот мониторинг. Но по нему сведения мы пока еще не собирали, потому что это еще впереди, это будет длиться и в июле месяце, и тогда мы посмотрим на результаты. Мы надеемся, что это принесет пользу нашим блокадникам.

Татьяна Валович: Ирина Борисовна, сегодня в городе находится Борис Грызлов, председатель Госдумы России, он намерен обсуждать вопрос о льготах для блокадников. Будете ли вы участвовать как-то в этой встрече и доносить те проблемы, которые существуют в городе у блокадников? И второй вопрос: как вы и все блокадники относитесь к идее правительства России о замене льгот денежными компенсациями.

Ирина Скрипачева: По первому вашему вопросу должна с удовлетворением сказать, что я приглашена сегодня на встречу с Борисом Вячеславовичем, и, конечно, с большими надеждами за нашу категорию, уточню еще - численность блокадников в городе сегодня 194 тысячи, не около 300 тысяч, а 194 тысячи. По вопросу о замене льгот на денежные компенсации - мы категорически против, потому что мы уже проходили эти компенсации, которые сводили к нулю, это нас пугает, простите, как блокада. И вообще, у нас ощущение второго ленинградского дела. Нас все время отодвигают. Сказано, никто не забыт и ничего не забыто, но забывают жителей блокадного Ленинграда, где были и работавшие, и дети, которые пострадали больше, чем взрослый человек, потому как они несут в себе блокаду и передают ее в третье поколение. Это медицински доказано...

Татьяна Валович: Ирина Борисовна, будете ли вы сегодня передавать какие-то документы, которые подтверждают негативное отношение жителей к замене льгот на компенсации, чтобы этот закон, который сейчас прорабатывается в правительстве России, не был принят огульно, как иногда бывает?

Ирина Скрипачева: Безусловно, мы такой документ подготовим, сегодня он еще не готов, потому как мы привыкли, что мы получаем проекты прежде, чем законы, касающиеся нашей жизни, принимаются, и нам предлагают давать на него свои предложения. Такого документа нам пока не дано. Поэтому, так как в средствах информации теперь полная свобода, мы реагируем. А реагировать надо было не самим, а напрягать ветви власти, но теперь, видимо, придется. Это мы буквально на следующей неделе сделаем. А устно я, безусловно, Борису Вячеславовичу нашу позицию выражу.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель.

Екатерина Изотова: Добрый день. Екатерина Изотова, свободный профсоюз "За справедливость". Во-первых, я хочу всех ленинградцев поздравить с наступающим Днем Победы и предложить бороться за наши права. Я целиком согласна с тем, что сказала ваша гостья, ни в коем случае нельзя отказываться ни от каких льгот.

Татьяна Валович: Ирина Борисовна, как все-таки реально организация ваша может помочь, если придет с бедой блокадник?

Ирина Скрипачева: У нас работает юрист. Поначалу работала наша блокадница, Гарузова Екатерина Васильевна, но ей пришлось уйти. Сейчас у нас работает молодой, красивый юрист, профессионал, она раз в неделю принимает, у нас идет запись, и мы выдаем ходатайства, обращаясь к главам районных организаций, или в суды, то есть, эту проблему пытаемся помочь решить.

Татьяна Валович: Ирина Борисовна, как вы вообще оцениваете, с какими проблемами больше всего приходят в вашу организацию, обращаются к юристу, что самое острое на сегодняшний день?

Ирина Скрипачева: Самая острая, конечно, жилищная проблема. Во-первых, еще немало блокадников живет, к стыду и правительства, и, наверное, всех, в коммуналках. Затем, сейчас новое время и новые проблемы. Отнимают площадь у блокадников одиноких. К нашей боли и стыду нередко это делают родственники дальние, а бывают и близкие - это первая проблема. Потом приходят, запутавшись в реформах пенсионных, приходят с выяснением, потому что каждая очередная реформа по пенсиям не вносит ясности и не улучшает положения. Это наша полная убежденность. Куда пропали наши надбавки для жителей блокадного Лениграда? Мы пытались выяснить, но приходят профессионалы даже из пенсионного фонда, и ясности в эту проблему не вносят.

Татьяна Валович: Ирина Борисовна, блокадники живут не только в Петербурге, но и по всей России. Каковы ваши контакты с другими регионами? Вот к 60-летию полного снятия блокады была учреждена медаль правительством Петербурга, и ее почему-то не получили те блокадники, которые проживают в Ленинградской области. Как обстоит дело на сегодняшний день?

Ирина Скрипачева: Была организована международная учредительная конференция Международной ассоциации блокадников города-героя Ленинграда. На сегодня это 80 регионов. И там проживает порядка 24 тысяч блокадников. Это и награжденные медалью, и награжденные знаком. Порядка 20 тысяч членов. Больше всего в Москве - 4 тысячи, 2 с небольшим в Великом Новгороде, порядка 700 в Екатеринбурге. И 24 тысячи всего блокадников там, и порядка 4-х тысяч медалистов, по которым проблема решена.

Татьяна Валович: Есть ли жалобы, соблюдаются ли права блокадников на льготы в регионах, как там обстоит дело?

Ирина Скрипачева: В основном, надо отдать должное руководителям в регионах - бережно относятся. У нас на празднике был председатель клуба блокадников из Сургута Кондрашенков Станислав Николаевич. Это человек величайшей души, блокадник, все 900 дней был здесь, а потом по обстоятельствам службы и работы оказался в Сургуте. Он умудряется помогать не только своим блокадникам в Сургуте, но и нам здесь. Когда мы его пригласили на наш юбилей, он откликнулся, приехал с поздравлением, с наградами, то есть у нас связь есть со всеми регионами, и с Мурманском, и даже, буквально два дня назад, звонок был нашей блокадницы из Денвера. Они сюда едут, вот у нас два члена из США, Денвер и Чикаго, ностальгия...

Татьяна Валович: А как возникла ситуация, что блокадники Ленинградской области, а там их проживает, по-моему, 18 тысяч, не были награждены? Это оплошность городского правительства или областного?

Ирина Скрипачева: Я возьму на себя смелость сказать, что это вина областного руководства. Надо поблагодарить губернатора Яковлева Владимира Анатольевича, у нас в январе каждый год съезд международной ассоциации, и он проходит в Смольном с полным обеспечением. Это и автобусы, и блокадный обед для всех, который устраивают нам в Смольном. Продолжила эту традицию и Валентина Ивановна. Но ведь все это бюджет Петербурга, наверное, не может его хватить для блокадников всех регионов России. Поэтому об этом надо позаботиться руководству Ленинградской области, это их долг.

Татьяна Валович: Какие у вас планы на праздники?

Ирина Скрипачева: Прежде всего мы 9 мая идем поклониться на Пискаревку тем, кому не выпало счастье быть сегодня с нами. Мы им кланяемся. Мы перед ними сегодня отчитываемся за то, что мы сделали. А сделали мы немало: мы и образование получили, и город восстановили, и в стройках участвовали всей нашей родины. Затем, немножечко отдохнув, мы пойдем парадным шествием по Невскому проспекту. Правда, многие уже не могут. А кто идут - идут, фактически превозмогая себя.

Татьяна Валович: А не будут предоставлены автомобили?

Ирина Скрипачева: Автомобилей единицы, это у нас буквально 3-4 человека, больше возможности пока не предоставляется. Наверное, мы все-таки остаемся скромной категорией населения нашего города, мы, правда, и заявки не очень энергично подавали. В основном, мы призываем тех, кто еще в состоянии, принять лекарства и прошагать это путь. Это очень трогательно, когда люди видят, что идут блокадники, приветствуют нас, одно это придает силы, мы потом - как воздушный шарик... А там идем – даже сами себе удивляемся, откуда берутся силы.

Татьяна Валович: Спасибо большое, Ирина Борисовна. Я поздравляю вас и всех россиян с Днем Победы, и хочу пожелать, чтобы не только в дни победы, дни снятия блокады или ее начала вспоминали о блокадниках, чтобы ваши права не ущемлялись, и чтобы правительство России уделяло этому больше внимания. Государство, - а Россия считает себя социальным государством, - оценивается прежде всего по отношению к пожилым людям и детям.

Ирина Скрипачева: Спасибо за возможность поздравить всех блокадников и, прежде всего, активистов блокадного движения. Им земной поклон за то, что они - люди такие уже немолодые, такие уже нездоровые, они отдают очень много времени и сил на то, чтобы подставить плечо тем, кому на сегодня еще хуже.

XS
SM
MD
LG