Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Ельяшевич


Ведущая петербургского часа программы "Время Свободы" Татьяна Валович: В Петербурге действует около 50 негосударственных вузов. В массовом сознании негосударственный вуз нередко понимается, как вуз платный и частный. Соответствует ли это действительности, и как система негосударственных вузов влияет на конкурентные возможности образовательных систем. Какова роль негосударственных вузов вообще? Об этом мы будем говорить с нашим сегодняшним гостем, ректором негосударственного Петербургского института биологии и психологии человека Алексеем Ельяшевичем.

В этом году прием абитуриентов в государственные и негосударственные вузы Петербурга проходит в условиях эксперимента, когда вместо традиционного сочинения принимаются и результаты единого государственного экзамена. Кроме того, многие вузы принимают результаты единого государственного экзамена и из регионов. Репортаж корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольтской:

Татьяна Вольтская: За последнее десятилетие резко выросло количество негосударственных вузов в Петербурге - их около 60. Новое явление порождает новые проблемы, в первую очередь, это проблема качества образования, которая у многих вызывает сомнения. Решить ее пытаются по-разному. В марте первый заместитель образования и науки Владимир Филиппов объявил о возможном изменении законодательства, чтобы коммерческие вузы смогли получать финансирование из госбюджета. Ректор многих вузов считает, что это, наоборот, ведет к снижению качества образования в государственных вузах, и вряд ли повысит его в частных. Есть и другой путь укрепления государственных вузов, от чего выиграют и коммерческие, где, как правило, работают те же преподаватели из госектора, перенося свои достижения на второе место работы. Перед проблемой ЕГЭ стоят все вузы, и государственные, и негосударственные, ряд из которых объявил о готовности принимать и иногородних абитуриентов. Многих волнует вопрос, не будут ли ущемлены местные школьники? В связи с этим, может быть, стоит учитывать результаты не только ЕГЭ, но и участия в олимпиадах. Говорит председатель комитета по науке и высшей школе администрации Петербурга Александр Викторов:

Александр Викторов: Это единственный субъект Федерации - Петербург - которому разрешено проводить олимпиады. Если человек выигрывает, допустим, по русскому языку и получает диплом первой или второй степени, то независимо от оценки по ЕГЭ он получает по вступительному экзамену пять.

Татьяна Вольтская: В среду в Смольном состоялось вручение дипломов первой и второй степени победителям олимпиад. Михаил Хургин победил в олимпиадах по математике и физике.

Михаил Хургин: Я уже и до этого успел поступить в три вуза. Думаю, скорее всего, пойду на Матмех.

Татьяна Вольтская: Возвращаясь к ЕГЭ, нельзя не вспомнить неудачный эксперимент, прошедший в апреле - из-за технических сбоев результаты так и не удалось узнать. Непонятно, на каких основаниях председатель совета по координации приема в вузы Петербурга Анатолий Авденко уверяет, что ЕГЭ на репетиции сдало 98 процентов ребят. Не будет ли сбоев на настоящем экзамене - он не знает. Так что, пока только победителям олимпиад никакие сбои не страшны.

Татьяна Валович: Алексей Михайлович, вы - ученый, доктор физико-математических наук, что побудило вас обратиться к организации негосударственного вуза?



Алексей Ельяшевич: Во-первых, я не организовывал негосударственный вуз, потому что тот вуз. который я сейчас возглавляю меньше двух лет, он уже существует больше 10 лет. Второе: я остаюсь профессором Политехнического государственного политехнического университета, основная работа у меня именно ректор. Помимо этого, я работаю и в сфере государственного образования, и так называемого негосударственного.

Татьяна Валович: Такое совмещение как вы выдерживаете? Не страдают ли от этого студенты вашего госвуза и ваша работа, как ректора?

Алексей Ельяшевич: Наверное, страдают. Наверное, если бы я сосредоточился на чем-то одном, это было бы более эффективно. Но, к сожалению, я не могу порвать с государственными вузами, кроме того, я выбрал, пришел в вуз, самый, наверное, маленький вуз в Петербурге, всего полторы сотни студентов. Причем вуз, который среди негосударственных отличается тем, что с того времени, когда он был создан, на первое место ставилось качество образования, а не финансовые вопросы.

Татьяна Валович: В связи с этим у вас есть какие-то трудности?

Алексей Ельяшевич: Трудности громадные. Я стал ректором только потому, что у вуза возникли очень большие трудности с оплатой арендной платы. В результате оказалось, что был нужен, я бы сказал так, антикризисный управляющий. К сожалению, я сразу скажу, что все проблемы решить не удалось, но сейчас я вижу пути, которые могут помочь решить проблемы. А главное, что я рассматриваю негосударственный вуз, небольшой негосударственный вуз, вот Институт биологии человека, где готовят бакалавров, только по одной специальности - "психология", как экспериментальную площадку для отработки новых методов обучения и вообще постановки методов обучения, и вообще постановки учебного процесса, который бы отвечал и новым реалиям XXI века. Потому что оговорить, что все сейчас происходит так, как происходило и раньше - это очень наивно. Сейчас изменения происходят с фантастической быстротой.

Татьяна Валович: Алексей Михайлович, в ваш вуз можно поступить и сразу после школы, или вы занимаетесь только вторым, платным высшим образованием?

Алексей Ельяшевич: Нет. Основным, когда я пришел в этот вуз, было только очное отделение, можно поступать и не после школы в любой вуз, вы необязательно должны поступать сразу после школы, но обучались только выпускники школ. Сейчас мы ввели новую форму обучения. Я бы назвал ее индивидуальное обучение, где те же программы, но люди подготовленные обучаются с большим элементом самообразования. Он не укладывается формально в определенные рамки и формы, которые сейчас существуют.

Татьяна Валович: Понятно, что в образовании и не только спрос рождает предложение, понятно, что не все студенты могут поступить на бюджетные места в государственные вузы. От этого возникла возможность и потребность создания негосударственных. Хотя, как вы уже сами сказали, самое главное - нужно обращать внимание на качество образования. К большому сожалению, в Петербурге были истории с негосударственными вузами., которые и обманывали, может, и сейчас дают не очень качественное образование. Я знаю, что в среду прошла очень интересная пресс-конференция: "Негосударственные вузы Петербурга - мифы и реальность". Так вот, на ваш взгляд, какие самые большие мифы, которые окружают такую сферу, как негосударственные вузы?

Алексей Ельяшевич: Первый миф - что все негосударственные вузы хуже государственных. То есть такая аксиома, что любой государственный лучше любого негосударственного, я считаю - миф.

Татьяна Валович: Откуда он возник?

Алексей Ельяшевич: Я не занимаюсь анализом, мне неинтересно анализировать, откуда возникло. Есть два известных русских вопроса: "кто виноват" и "что делать". Психология называется экстернальной и интернальной локус-контроля. Человек, когда что-то случается, ищет, из-за чего это произошло, кто виноват, или он ищет, что надо делать. Вот я законченный интернал. В любой ситуации у меня возникает вопрос: а что нужно делать? Если для этого нужно проанализировать, кто виноват - ладно. Но это отходит на второй план и не является самым главным. Есть второй, может, миф, что вообще у нас государственное образование, вузы деградировали, все плохо, полная коррупция, ни в один вуз нельзя поступить без взяток, это тоже миф. Любая крайность - миф. Есть совершенно блестящие негосударственные вузы, например, Международный банковский институт. Совершенно замечательный вуз - негосударственный Невский институт языка и культуры, Восточноевропейский институт психоанализа, Институт Валленберга, и еще я могу перечислить негосударственные вузы, которые очень высоко котируются, не только у нас, но и за рубежом.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель.

Алексей: Алексей, Санкт-Петербург. У меня два вопроса. Первый: где-то месяц назад, если я не ошибаюсь, у вас на радио было ток-шоу "Личное дело" полностью посвященное качеству психологической помощи. И там психолог очень аргументированно говорила о том, что просто море в России неквалифицированных психологов, и готовятся они в таких частных заведениях, и что в России, в отличие от США, даже в суде практически невозможно обжаловать и доказать некачественную такую помощь, это первый вопрос. И второй вопрос - по поводу школ и школьных психологов. Их тоже готовят именно в частных заведениях, и это второе образование...

Татьяна Валович: Понятно, Алексей, ваш вопрос о качестве образования, качество, качество, и еще раз качество...

Алексей Ельяшевич: Я пришел в этот вуз потому, что увидел, что качество обучения здесь выше, чем в государственных вузах, и я могу говорить это с полным основанием, потому что с 1992-го года по 1996-й я отвечал за науку, высшее и среднее специальное образование города Санкт-Петербурга,я был директором департамента по науке и высшей школе при Анатолии Александровиче Собчаке. И я могу сказать, что, безусловно, есть очень слабые вузы, и где-то готовят психологов совершенно ужасно, особенно по дополнительному образованию. Поэтому я пришел в тот вуз, где нашли способ готовить психологов на основе не просто гуманитарного знания, а на основе естественно-научного знания. У нас, например, очень много преподавателей, и не рядовых преподавателей из университета. Например, кафедрой общественных дисциплин у нас заведует зав кафедрой социально-исторической психологии Санкт-Петербургского университета известнейший профессор Пигров. И я могу дальше продолжать этот список.

Татьяна Валович: Алексей Михайлович, как вы считаете, кто должен осуществлять контроль за качеством? Государство, министерство образования, общество - в лице общественных организаций?

Алексей Ельяшевич: Я считаю, что вообще для контроля за качеством, прежде всего, создавать общественные организации. Почему? Потому что, к сожалению, это мой опыт говорит, государство осуществляет в основном контроль, не за качеством результата, а за качеством процесса, причем за формальными параметрами процесса. Сколько приходится квадратных метров на человека. Сколько имеется докторов наук, доцентов, сколько имеется штатных работников. У нас 150 человек, на 150 студентов у нас больше сотни преподавателей. Потому что на каждый предмет на один мы приглашаем лучшего специалиста, из любого вуза, из любого академического института и не академического, и сделать так, чтобы у нас было 40 процентов штатных предподавателей, мы не можем. Поэтому мы не аккредитованы - потому что мы не отвечаем формальным параметрам. В то же время, наших студентов очень часто в те организации, где думают о качестве, а не просто о дипломе, берут не менее охотно, чем выпускников государственных вузов.

Татьяна Валович: Раз вы не имеете государственной аккредитации, какой вес диплома? Как к вам пойдут студенты, может они и верят, что у вас интересно, но что они получат?

Алексей Ельяшевич: Первое: мы готовим бакалавров. После того, как ты четыре года проучился, получил бакалавриат, после этого многие наши студенты продолжают обучение, год или два, в том вузе, который дает уже магистерский диплом с аккредитацией. Причем большинство говорит: нам так легко там учиться, потому что практически мы уже получили такую подготовку, и самое главное - навыки. Здесь мы учим, прежде всего, учиться думать.

Татьяна Валович: Можно сказать, что вы не даете полностью высшее образование, а даете его первую ступень?

Алексей Ельяшевич: Мы готовим бакалавров. В то же время, очень многие наши выпускники, куда они идут – менеджерами, специалистами по управлению персоналом, идут и в школы, даже в воспитательные колонии. Я разговаривал с представителями фирм, говорят: "Да, знаем ваших выпускников, были на практике у нас, очень хорошие студенты".

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель.

Николай Понтюхов: Майор запаса Понтюхов Николай Николаевич, город Ленинград. Вот вы сейчас хвалите негосударственные учебные заведения. Вы прекрасно знаете проблему. Недавно ограничили выдачу красных дипломов в связи с тем, что их стали получать в большом количестве за деньги. Там, где зависимость преподавателя и учебного процесса от денег, никогда не будет качественного образования. Вопрос, почему вы считаете, что негосударственные институты готовят лучше, чем государственные?

Алексей Ельяшевич: Кто вам сказал, что я так считаю? Дело в том, что есть очень слабые негосударственные институты, это первое. Второе: у нас, например, получить красный диплом почти невозможно, не больше одного человека на выпуск. Такие высокие требования. Второе, я вам открою тайну: во всех государственных вузах есть платные отделения.

Татьяна Валович: Это не тайна.

Алексей Ельяшевич: И там тоже люди платят, та же самая проблема, я преподаю в Политехническом университете, у меня есть студенты и платные, и бесплатные. Иногда оказывается, что те, кто учатся на коммерческом – у них и мотивации больше, и учатся они лучше. Потому что платят свои деньги. А вы знаете, что такое учиться нахаляву. Очень часто нужно платить. Вообще, я считаю, что бесплатное обучение - это миф и разврат. Кто обеспечивает обучение тем замечательным студентам, которые получают у нас великолепное образование у профессоров, которые являются нищими, уже с первого курса их вербуют за рубеж, и они с нашими знаниями работают на Билла Гейтса... Поэтому, я считаю, каждый человек должен получить образование, но должны быть кредиты. Если ты хочешь получить образование - ты должен получить кредит.

Татьяна Валович: Как вы считаете, в России на сегодняшний день возможность взять кредит на образование есть разве у всех?

Алексей Ельяшевич: Сейчас – нет. Чтобы перейти на эту систему, как очень часто говорят, нужна политическая воля. И я уверен, что переход на кредитование, причем какое очень льготное. Допустим, сейчас 95 процентов выпускников педвузов в школе не работают, а идут в частные компании. А вот если он будет знать, что если отработает 5 лет в школе, то ему не нужно будет возвращать кредит. тогда мы получим пополнение школ молодыми преподавателями.

Татьяна Валович: Алексей Михайлович, в силу демографической ситуации в России сейчас наступает такой период, что и государственные-то вузы смогут дать всем это бюджетное образование. Социологи говорят, что этот процесс начнется с 2005-го года, потому что в 90-е годы рождаемость снизилась - в этом случае будет ли у негосударственных вузов возможность привлекать к себе студентов, и что они должны предлагать людям, чтобы к ним пойти учиться?

Алексей Ельяшевич: Я хочу сказать, что мы сейчас разрабатываем две программы. Первая: мы хотим организовать такой комплекс школа-вуз, чтобы взять школы на такое полное психологическое обеспечение и работу со школьниками психологическую, а также и с педагогами, и с родителями, и, что очень важно, и о чем забывают, с администрацией и обслуживающим персоналом, потому что даже нянечки в школе и уборщицы должны быть психологически подкованы. Это первая программа. Причем мы нашли школу, где директор школы, я не хочу называть ее, разделяет наши взгляды. Оказалось, что мы идем в одном и том же направлении. И второе – эта школа должна стать школой здоровья. Это первое направление.

Второе направление: есть громадный контингент людей, которые лишены возможности получить высшее образование. Это люди с ограниченными возможностями, их называют "инвалиды", но я не люблю это слово, они не могут передвигаться, не могут выйти из дома. И для них психологическое образование очень важно. Они могут потом быть и редакторами психологической литературы, и работать на телефоне доверия, и получать другие специальности. И вот мы сейчас разрабатываем совершенно новую систему обучения инвалидов на дому с помощью наставничества, чтобы наши студенты стали наставниками для тех инвалидов, которые не могут выйти из дома. А среди этих инвалидов очень много людей с очень высокими интеллектуальными способностями. Мы не торопимся, это очень сложная задача, поэтому, например, в прошлом семестре мы пригласили только одну девушку, окончившую школу. Я сам к ней ездил, преподавал ей математику, чтобы посмотреть, как построить процесс, какие нужно подготовить пособия, как она сможет заниматься...

В этом году мы думаем с осени начать набор, причем набор у нас будет, мы пришли к выводу, непрерывный, чтобы была система модульного обучения. Кстати, мы, например, осуществили второе образование. Это дополнительное психологическое образование. В свое время у "Фольксвагена" появился такой слоган: "Это ваша вторая машина, даже если у вас нет первой". Вот у меня есть убеждение, что каждому человеку нужно второе высшее психологическое образование, даже если у него нет первого высшего. Мы живем в таком сложном мире, что психология выйдет на место самой главной науки и самой главной потребности человека. После 11 сентября 2001-го года появилась статья в "Известиях" Виталия Третьякова, очень известного психолога и политолога "Терроризм - не социальная, а психологическая проблема". Сейчас значение психологии стали понимать, прежде всего, те люди, которые имеют дело с реальностью. Поэтому в 2002-м году впервые в истории Нобелевская премия была присуждена психологу. Как вы думаете, по какой специальности? По экономике. И вот сейчас я сотрудничаю с журналом "Топ Менеджер", и из номера в номер появляются статьи по психологии, потому что оказалось, что топ-менеджеры понимают, что без психологии не построить процесс, кроме того, не разобраться самим с собой.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель

Владимир Васильевич: Добрый день, меня зовут Владимир Васильевич, я из Москвы. Мне кажется, что выступающий, конечно, ошибается. Я хотя лично я за негосударственное образование, но негосударственные вузы, без сомнения, качество дают хуже. Хуже библиотеки, хуже база, преподаватели работают, в основном, в государственных вузах, а сюда прибегают за почасовой работой. Но ни в одном государственном вузе нет персонального подхода к студенту, качественного образования в плане родства душ преподавателя и студента. Вот что является определяющим сегодня. Люди ищут доброго отношения, я имею в виду студентов, да и преподавателям нравится работать в сердечной обстановке.

Алексей Ельяшевич: Владимир Васильевич, огромное вам спасибо за вопрос. Почему я пришел в маленький вуз? Как раз, чтобы был индивидуальный подход. Я сам профессор, физик по образованию, доктор физико-математических наук, занимаюсь разработкой новых методов математической психологии, читаю математику на первом курсе и стараюсь подойти к каждому студенту, это первое. Второе: открою тайну. Преподаватели государственных вузов часто халтурят у себя в вузе, потому что получают там гроши, а в негосударственных выкладываются, потому что получают за работу хорошие деньги, и если они будут плохо преподавать, их на следующий год уже не пригласят.

Татьяна Валович: Алексей Михайлович, вот такая проблема: не секрет, что в существовании любого негосударственного вуза финансовая сторона очень важна. Сталкивались ли вы, скажем, с такой проблемой, что человек, вы видите, не можете овладеть этой профессией, не способен, вы ему честно скажете, "вам нужно попробовать себя в чем-то ином", или будете сохранять этого студента, потому что он вам платит деньги?

Алексей Ельяшевич: Нет, безусловно, не буду сохранять. То есть, ни один выпускник нашего института не получит наш "липовый" диплом. У нас поэтому в дипломах очень много троек, четверок, натягивания отметок нет. Поэтому я и согласился стать ректором именно этого вуза. Прежний ректор, совершенно замечательный педагог Николай Анатольевич Курчанов, который именно 11 лет тому назад понял, что психологии нужна биологическая основа, он как раз очень жестко подходил к качеству образования.

Татьяна Валович: И в заключение нашей передачи: как вы считаете, как будет в дальнейшем развиваться система негосударственных вузов? В начале передачи у нас прозвучала мысль бывшего министра образования Филиппова, он говорит, что произойдет, может, даже некое слияние, и негосударственные вузы получат государственную дотацию. Как будет развиваться эта отрасль?

Алексей Ельяшевич: Вы знаете, я считаю, что везде должна происходить конвергенция, и, в то же время, каждый вуз, и государственный, и негосударственный, должен иметь свое лицо. Я хочу сказать, что обычно принято представителям негосударственных вузов ругать государственные. Я отношусь к громадным уважением именно к государственным вузам. Могу сказать, нет ни одного слабого государственного вуза в Санкт-Петербурге. Есть отдельные направления более слабые. Но есть много слабых негосударственных вузов. И есть негосударственные вузы, которые дают хорошее образование, я не называю свой, это нескромно...

XS
SM
MD
LG