Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Георгий Носков

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Время Свободы" Ольга Писпанен: Через Северо-Западный регион проходит одна из самых оживленных трасс миграции птиц. Ежегодно миллионы особей совершают грандиозные перелеты. Куда и зачем летят птицы? Как живут те, которые остаются в городе? Взаимодействие птиц с человеком в городской среде. Об этом мы поговорим с орнитологом Георгием Носковым. Сначала давайте послушаем репортаж на тему, которую мы будем обсуждать.

Загрязнение окружающей среды гибельно для птиц и животных, но любопытно, что наиболее остро на изменения окружающей среды реагируют именно птицы. Мониторинг состояния их популяции позволяет на ранних этапах улавливать признаки будущих экологических кризисов. Рассказывает Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: Каждый год грандиозные миграционные перелеты по континентам совершают более 50 триллионов птиц. Но их жизнь становится все труднее. Человек наступает на ключевые орнитологические территории, самые важные для выживания птиц места, где они гнездятся, скапливаются во время перелета, зимуют. Деградация этих мест ведет к уменьшению численности птиц, угрожает самому их существованию. Для птиц губительны многие сельскохозяйственные технологии. Сегодня в мире насчитывается около 20 тысяч ключевых орнитологических территорий, в России их около 700, 500 из них имеют международное значение, но качество их неуклонно снижается, на что указывает уменьшение численности обычных видов птиц. Конечно, от деятельности человека страдают не только птицы. Например, такой фактор, как фрагментация территории, губительно влияет на всех ее обитателей. Не нужно охотиться, не нужно загрязнять среду, можно просто провести дороги и поделить леса на мелкие участки, чтобы поставить многих зверей и птиц на грань исчезновения. Говорит координатор проектов программы "ЭКОМ" Петербургского общества естествоиспытателей Полина Агаханянц,:

Полина Агаханянц: Каждая новая дорога, каждый новый трубопровод разделяет кусочки на еще более мелкие кусочки, которые, в свою очередь, уже не могут поддержать, вначале они не могут поддержать хищников, поскольку они стоят на верхних ступеньках экологической пирамиды, они попадают под удар первыми...

Татьяна Вольтская: Это островной эффект. Кроме того дорога, формирует вокруг себя буферную зону. Главный фактор влияния дороги на экосистему - шум.

Полина Агаханянц: Шум - он влияет для чувствительных видов птиц где-то на километр. Если мы прокладываем дорогу, километр вправо-километр влево - это уже территория, не обладающая всеми свойствами девственной природы. Уже не все птицы смогут жить в километре от дороги. Соответственно, они вытесняются в некое ядро экосистемы.

Татьяна Вольтская: Появляется все больше территорий, являющихся целиком буферными, с пониженным разнообразием видов. А биоразнообразие - это генетическое богатство среды и залог устойчивости экосистемы.

Ольга Писпанен: Георгий Александрович, через наш регион проходит миграционный путь птиц. Как много видов птиц пролетает ежегодно через нас?

Георгий Носков: Ежегодно через нас действительно пролетает очень много видов птиц. Из почти 300 видов, известных для Санкт-Петербурга и региона, нашего города, в миграциях участвуют 280-290 видов. Полностью оседлых видов единицы. Кроме того, надо сказать, что Санкт-Петербург занимает несколько особое место среди других городов Европы по отношению к птицам. Дело все в том, что он расположен на том самом месте, на самой восточной оконечности Балтийского бассейна, где испокон веков скапливались и сформировалась огромнейшая стоянка птиц, следующих так называемым Беломорско-Балтийским миграционным путем. То есть, тех птиц, которые обитают на севере нашей страны, в тундре, лесотундре, тайге и зимуют на самом западе европейского континента.

Ольга Писпанен: А что гонит этих птиц, почему они каждый год улетают и потом возвращаются?

Георгий Носков: Прежде всего, они стремятся жить там, где хорошо. Птицы - это такие организмы, они, видимо, возникли на Земном шаре для того, чтобы использовать временно появляющиеся, но очень обильные источники корма. Соответственно, они могут использовать временно появляющиеся источники корма в тех зонах земного шара, в частности, в тундре, лесотундре, где зимой снег и кушать нечего, а летом появляется изобилие кормов. То есть, они возникли для того, чтобы всегда существовать в так называемой зоне оптимума, всегда иметь возможность жить припеваючи. А для этого им надо летать, то есть, активно отыскивать те зоны земного шара и те конкретные точки, где жить хорошо.

Ольга Писпанен: Самая большая загадка для человека, наверное, как птицы могут ориентироваться. Те же самые голуби, улетая отсюда, отправляясь с почтой в далекий край, он обязательно возвращается к себе домой.



Георгий Носков: Я бы сказал так, что особенной загадки сейчас, в общем-то, и нет. Дело все в том, что для того, чтобы передвигаться по Земному шару, у птиц возникла система, которую я предложил в свое время называть системой годового цикла. Эта система позволяет точно оценивать место и время своего нахождения. У них есть автономные биологические часы, с точностью до нескольких минут в течение суток они ориентируются, и, с другой стороны, сопоставляют продолжительность светового дня. Их часы говорят: уже должна наступить ночь, но еще светло, ага, значит, они могут здесь находиться и живут на севере своего ареала. С другой стороны, осенью их внутренние часы говорят, что вроде можно существовать, но уже темно, внешний датчик времени говорит, что уже нужно лететь. А куда лететь – это наследственное, генетически закрепленное для разных популяций группировок на земном шаре. Карта звездного неба...

Ольга Писпанен: То есть, они по звездам все-таки ориентируются?

Георгий Носков: В основном, по звездам, но не только. У птиц есть механизм разделения дневных и ночных перемещений. Ночью они ориентируются по звездам, и всегда стартуют в вечернее время, когда небо видно, ясная и тихая погода. А дневная миграция идет чаще всего в соответствии с какой-то четкой наземной экологической обстановкой. Что получается: ночью они совершили бросок на сотни или тысячи километров, известны ночные броски до 2, 3 или даже 4 тысяч километров, при попутном ветре, попали в какую-то зону, но они же могут ночью попасть и на город, и на море, и на пустыню, а морские виды - на лес, и тут дневная миграция им позволяет найти место, где они могут осесть, в соответствии с их экологическими требованиями, и покушать.

Ольга Писпанен: Георгий Александрович, вот мы остановились теперь на том, что уже понятно, почему летят птицы, куда они летят, туда - где тепло и вкусно, а вот если они прилетели, а там ничего нет, был лес, полный даров природы, а теперь его нет, его вырубили, выжгли, или снесло наводнение, что с этими птицами происходит?

Георгий Носков: К сожалению, сейчас такая ситуация, когда большая часть поверхности планеты превратилась в места обитания одного вида - человека - она ставит вопрос об существовании вообще ряда видов птиц, потому что действительно, когда птицы прилетают на какое-то место, где они традиционно, испокон веков, как говорят, останавливались, и там нет подходящих условий для существования, они не обязательно дохнут вот тут вот сразу, но у них замедляются сроки размножения, затягивается время старта во время миграции, и, в конце концов, эта группировка, эта популяция, так или иначе, исчезает. К сожалению, у нас в Санкт-Петербурге такая история была, когда намывали в 70-80-х годах западную часть Васильевского острова и район старой деревни, и исчезли те самые отмели, на которых останавливались миллионы водоплавающих птиц, о которых еще было известно из шведских архивных документов XIV-XV-XVI веков. Это действительно была совершенно грандиозная стоянка. После того, как исчезли эти отмели, некоторые виды птиц резко сократили свою численность не только у нас, но и на всем Северо-Западе. Примером может служить шивох, есть такая утка, которая здесь останавливалась миллионами, а в настоящее время численность ее резко сократилась практически на всей территории, охватываемой беломорско-балтийским миграционным путем. В последние год-два начинает восстанавливаться, за счет чего? За счет того, что восстанавливают численность другие группировки, популяции, которые обходили это место и имеют более благоприятные условия для существования.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Слушатель: Очень интересно, вы рассказали про ночные броски птиц на несколько тысяч километров. Это вы имели в виду бросок на одну ночь на 3-4 тысячи километров? Тогда какая у них средняя скорость перелета?

Георгий Носков: Дело в том, что эти сверхдальние броски миграционные, как правило, бывают на каких-то экологических преградах, они существуют в районе Средиземного моря, Северной Африки и Сахары. Это расстояние в 2,5-3 тысячи километров птицы должны преодолевать одним броском. Чтобы его совершить, они на протяжении недели-двух накапливают в своем организме жировые запасы, причем вес жира обычно бывает равен весу тела птицы, и за счет этого они совершают этот бросок. Средняя скорость невелика, от 50 километров в час у мелких воробьиных птиц до 100-120 километров в час у уток. Но, как правило, эти миграционные броски бывают на больших высотах, 1000-2000 метров, и при попутном ветре. То есть, скорость может и удваиваться, и утраиваться, и за счет этого птицы могут преодолевать большие расстояния. Они очень чувствительны к погоде, выбирают, когда ясно и попутный ветер.

Ольга Писпанен: Вот, кстати, о больших высотах. Очень большая проблема аэропортов - птицы. Ежегодно происходят столкновения птиц с самолетами, в каждом большом аэропорту существует орнитологическая служба, какие методы применяются, чтобы предотвращать эти катастрофы?

Георгий Носков: Методов очень много. Действительно, существуют орнитологические службы, и у нас в Пулково есть орнитологическая служба. Основной метод – создать в окрестностях взлетно-посадочных полос такие условия, чтобы они были непривлекательны для птиц. В основном, столкновения происходят на небольших высотах, в момент взлета и посадки, это первое. Второе: в военной авиации, как правило, пытаются развести пути миграции птиц и направления взлета.

Ольга Писпанен: То есть, как-то консультируются с орнитологами?

Георгий Носков: Да. Для всех военных аэродромов составлены орнитологические карты, есть рекомендации, в какие часы, куда и как лучше взлетать, чтобы избежать этих столкновений.

Ольга Писпанен: Я еще слышала, что специальные крики записаны в аэропортах?

Георгий Носков: Есть отпугивающие крики. Но дело в том, что птицы достаточно умны, и они скоро привыкают и понимают, что их обманывают. Поэтому обычно подкрепляют отпугивающие крики отстрелом какого-то количества особей, в частности чаек, которых много и не так жалко, чтобы отпугивать в момент старта самолета от того места, той полосы, где происходит посадка или взлет.

Ольга Писпанен: Все-таки немножко о теме аэропорта и птиц. Птицы, я читала отчет орнитологической службы нашего Пулковского аэропорта, бывают глупые и умные. Это правда?

Георгий Носков: Действительно бывают. Врановые птицы очень умные. То есть, это вороны, грачи, галки, сойки, вороны, они очень быстро начинают понимать, что их обманывают. С другой стороны, когда самолет взлетает, что если он сбил некоторое количество мелких птичек, можно их собрать и покушать. И очень часто крики ужаса являются, наоборот, сигналом подлететь, посмотреть, нельзя ли чем-нибудь поживиться.

Ольга Писпанен: Но это как раз вроде бы не очень умный поступок.

Георгий Носков: Как сказать, потому что местные птицы, которые живут в аэропорту, очень хорошо приспособлены, научились уворачиваться от стартующих самолетов и вообще всей техники, в основном, столкновения происходят с теми особями, которые мигрируют, нашли место, чтобы остановиться, не ориентируются на этом пространстве, и служат основным нежелательным объектом для аэропортов.

Ольга Писпанен: А самые глупые птицы?

Георгий Носков: Куриные птицы. Серая куропатка, тетерев.

Ольга Писпанен: Георгий Александрович, давайте вернемся к городским птицам. Петербург – это город каких птиц?

Георгий Носков: Петербург пролетают в разные сезоны года практически все виды птиц, которые существуют на Северо-Западе.

Ольга Писпанен: А живут постоянно?

Георгий Носков: Живут постоянно около 100 видов. Но ведь надо иметь в виду, что Петербург - это не только урбанизированная среда центральной части города, где асфальт, дома и дороги, но и пригороды, они тоже относятся к Санкт-Петербургу, это прибрежная полоса Финского Залива, Южный, Северный берега, и там сохраняются условия для существования достаточно большого количества видов. Мне кажется, очень важно сохранить именно такие места в нашем городе ,чтобы обеспечить возможность существования наибольшего числа видов и поддерживать это самое биоразнообразие в мере птиц, о котором сейчас говорят повсюду, и которое действительно важно для нашей планеты, как единственное средство выживания и поддержания среды обитания человечества.

Ольга Писпанен: Тем не менее, вырубаются скверики...

Георгий Носков: Вырубаются и замываются территории. Сейчас мы совместно и с администрацией нашего города Петербурга, и с администрацией Ленинградской области, предложили и активно разрабатываем так называемую систему особо охраняемых природных территорий, заказников, памятников природы, чтобы сохранить эти места обитания, надо сказать, что, к нашему удовлетворению, администрация года прислушивается. Сейчас намечено более 20 таких территорий, мы надеемся, что удастся сохранить какие-то места обитания многих, в том числе и достаточно редких, видов птиц, которые в тот или иной сезон живут в Петербурге. Это необязательно гнездование, и на пролете останавливаются и зимуют , и в осеннее время на линьку собираются...

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Николай Понтюхов: Майор запаса Понтюхов Николай Николаевич, город Ленинград. Я бы хотел спросить вас вот о чем: я частенько наблюдаю за голубями, у них на лапках как бы култышки образуются, отсутствие лапок, как это объяснить? Экология, либо заболевание, связанное, с тем что дороги посыпают?

Георгий Носков: Действительно у очень многих обитателей нашей городской среды конечности, ноги страдают. Дело в том, что очень часто на пальцы наматывается какая-то ниточка, или кусочек ваты, или еще что-то, он служит поводом, чтобы там намораживался, особенно зимой, кусочек льда, пальцы отмерзают, получаются култышки. Бывают и заболевания, так называемые клещевые, но это значительно реже.

Ольга Писпанен: Каковы причины скопления птиц в городе в одном месте?

Георгий Носков: В городе три основные причины. Это, во-первых, скопление во время миграции, скажем, в Восточной части Финского залива, в Невской губе в весеннее время и до сих пор скапливаются несколько сотен тысяч водоплавающих птиц. Мы считаем, что это хорошо. Балтийский миграционный путь функционирует, кроме того, они изымают огромное количество органики, тем самым очищают Невскую губу, и эти скопления мы будем стараться сохранять и создавать условия. Второе условие скоплений - это источники дополнительного питания. Различного рода свалки мусора, где скапливаются большие массы птиц. Отношение двоякое. С одной стороны, они могут быть переносчиками различных инфекций, с другой - надо иметь в виду, что птицы потребляют огромное количество отходов. Ведь у них обмен веществ на порядок, а может и на два выше, чем у человека. Утка или чайка съедает практически столько же, сколько человек. Если численность чаек у нас около миллиона, а весной на пролете до 4 миллионов, то они съедают и выносят такое количество, как все население города. Мы на самолетах, поездах, автофургонах везем себе еду, и такое же количество съедают птицы, превращают, с одной стороны, в тепло, а с другой - в жир для миграционного броска. Я считаю, это тоже хорошо, это очистка нашей территории, естественная биологическая очистка. Наконец, третий момент скоплений - это ночевки. Как правило, это маложелательный момент. Где-то в осеннее время большие скопления врановых птиц скапливаются в парках, они загрязняют территорию пометом. С такими скоплениями, конечно, надо бороться, это относительно нетрудно.

Ольга Писпанен: А возможно как-то бороться с загрязнением памятников? Главная как бы городская проблема?

Георгий Носков: Это действительно проблема. Как правило, на памятники одевают сетку, или наваривают такие малозаметные колючие шипы по всем горизонтальным поверхностям. В Европе последний способ чаще используется, и птицам просто неудобно там сидеть.

Ольга Писпанен: Существует ли вообще такая проблема, я слышала краем уха, высотные дома, когда они строятся без согласования с орнитологической службой, могут стоять на миграционной трассе, и птицы, годами летающие по генокоду, врезаются в эти дома?

Георгий Носков: Действительно, такая проблема существует. Но дело в том, что сама городская среда поднимает, как правило, высоту миграции, и большинство птиц проходит. Особенно актуальна такая ситуация при сооружении ветроэлектростанций, эти пропеллеры, которые крутятся, там получается мясорубка по существу. Действительно была у нас в Российской Федерации программа - не ставить эти парки ветроэлектростанций на путях массовой миграции птиц. Но чаще в городской среде страдают хищники, ночные хищники, такие, как совы. Не потому, что они не видят какие-то объекты, а просто дезориентируются, и страдают от ворон. которые их активно преследуют и часто даже забивают до смерти.

XS
SM
MD
LG