Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аркадий Крамарев


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: 15 мая в Стокгольме состоялась десятая конференция организации "Европейские города против наркотиков", а 19 мая лауреат Нобелевской премии по литературе Габриэль Гарсиа Маркес выступил с требованием легализовать наркотики, считая это самым эффективным методом борьбы с наркомафией. Есть ли в обществе понимание, как решать сложнейшую социальную проблему XXI века – наркозависимость? Об этом мы поговорим с нашим гостем, депутатом петербургского Законодательного собрания, представителем Петербурга в организации "Европейские города против наркотиков" Аркадием Крамаревым. Аркадий Григорьевич, несмотря на то, что тема нашей сегодняшней беседы, в основном, должна быть связана с ситуацией с наркозависимостью в мировом сообществе, мне сначала бы хотелось обратиться к вам, как к юристу. как к председателю комиссии по вопросам правопорядка и законности Законодательного собрания. Как вы можете прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг зданий Госархива и ВИРа, почему в России законы не соблюдаются самой властью верховной?

Аркадий Крамарев: Вопрос о том, соблюдает верховная власть законы, или нет, должен вам сказать, очень неоднозначный. Очень возможно, что при тщательном рассуждении юристы придут к мнению, что они соблюдаются. Что касается этой проблемы - мне кажется, что ее искусственно подогревают и делают очень тревожной. В зданиях, где хранятся архивные ценности, необходимо произвести ремонт. Что вы ни придумывайте, ничего невозможно сделать без перемещения архивных единиц в другое место. Именно об этом сейчас идет разговор. Другое дело, что вот говорили о хамском выступлении господина Кожина, ну, хамство - оно всегда есть хамство.

Татьяна Валович: Но вся беда, наверное, ведь ВИР тоже заявлял, что они согласны переехать, но только нужно чтобы было распоряжением дано здание, в которое институт мог бы быть переведен, чтобы не потерялась драгоценная коллекция, чтобы архивные документы, хранящиеся в Госархиве - тоже не был причинен им вред.

Аркадий Крамарев: Есть ведь распоряжение только о передаче в Управление делами. Распоряжения о переезде нет. И когда будет такое распоряжение, я полагаю, что там как раз это и будет предусмотрено. Ведь никто не отрицает, что все эти экспонаты будут переведены в надлежащее для хранения место. Никто это не оспаривает. Правда, никто этому не верит, но не надо раньше времени пугаться еще нет такого распоряжения.

Татьяна Валович: А как вы считаете, почему Законодательное собрание Петербурга единогласно приняло решение об обращении к президенту и Совету Федерации?

Аркадий Крамарев: По существу-то там все правильно, я лично не голосовал, я отсутствовал в тот момент, все правильно ведь, что там просят – перевести архив в надлежащее для хранения место и произвести ремонт, или отменить распоряжение, и так далее, это уже бы. Наверное, не стоило, но смысл в том, что перемещать единицы архивные можно только в надлежащее для хранения место. Там ведь особые условия хранения.

Татьяна Валович: То есть, иными словами, вы считаете, что, в общем-то, не совсем корректное было постановление правительства, где нет фразы "только после предоставления надлежащего здания для переезда".

Аркадий Крамарев: Видимо, так, но, по-моему, это само собой разумеется, если куда-то перемещать, то не в грязь же, не в Фонтанку и не в Мойку бросать все эти вещи, это естественно.

Татьяна Валович: Аркадий Григорьевич, вы только что вернулись из Стокгольма, где прошла 10-я конференция общественной организации "Европейские города против наркотиков" - что это за организация, каковы ее основные цели, и вообще насколько она авторитетна в мире?

Аркадий Крамарев: Эта организация – "European cities against drugs", ECAD, она создана 10 лет назад в Стокгольме, по инициативе общественных и политических деятелей Швеции, и с тех пор в нее вступили более сотни, сейчас уже, наверное, несколько тысяч городов самых различных европейских стран. Она поддерживает контакты и с подобными организациями в Америке, Австралии, и не только в Европе, но пока там только Европа. Даже наших, российских, городов там около 200, в настоящее время. Занимают позицию по разработке политики в отношении наркотиков, не законодательства, не каких-то методик, хотя занимается и распространением этих методик, но она их не вырабатывает, определяет политику в исследовании наркомании.

Татьяна Валович: Тема конференции, которая прошла была как раз такова: "Антинаркотическая политика на распутье". Значит ли это, что не только российское общество, но и европейское не знает, какие предпринимать дальше шаги, чтобы остановить распространение наркотиков в мире?

Аркадий Крамарев: Что значит, знает, или не знает. Есть люди, которые утверждают, что они все знают и им можно верить? или не верить, есть люди, которые говорят, что они не знают, и тоже можно по-разному относиться. Во всяком случае, какого-то единого направления политического нет. Главное противоречие состоит в том, что часть людей - в Европе много сторонников такой точки зрения, что наркотики следует продавать легально. По крайней мере, как говорят, сначала легкие наркотики. Европейские города против наркотиков категорически против этой позиции, в основном, вся деятельность этой организации проходит в защите именно этой позиции.

Татьяна Валович: Как раз 19 мая нобелевский лауреат премии по литературе Габриэль Гарсиа Маркес выступил с требованием легализовать наркотики, считая, что это самый эффективный метод борьбы с наркомафией. В прошлом году и Совет Европы высказывался за легализацию наркотиков, как вы считаете, такие высказывания, и вообще ситуация с легализацией наркотиков - может изменить ситуацию в лучшую сторону?

Аркадий Крамарев: Полагаю, что нет. При самом глубоком уважении к господину Маркесу, я ни в коей степени не могу согласиться с его утверждением. Более того, я полагаю, что это сдача позиций, а наркомания - очень опасное общественное явление, которое может разрушить все достижения современной цивилизации, это прекрасно доказывают многие люди в Европе. Что касается Совета Европы, то там рассматривался этот вопрос: из 600 с лишним членов только 108 проголосовали "за", так что, слава Богу, пока еще Совет Европы занимает позицию вполне здравую, на мой взгляд, взвешенную, научно-обоснованную.

Татьяна Валович: В Европе существует некоторая легализация наркотиков, но я знаю, что открывая десятую конференцию городов-участников ECAD королева Швеции высказалась против легализации наркотиков. Существуют ли какие-то исследования того, насколько отрицательно сможет сказаться, или положительно, легализация наркотиков в обществе?

Аркадий Крамарев: Огромное количество исследований, они все опубликованы, те, чьи мнения я разделяю, они категорически против, доказывают, что она абсолютно не способствует уменьшению количества наркотиков.

Татьяна Валович: Аркадий Григорьевич, сегодня Олимпийский комитет России будет решать, выдвигать ли кандидатуру Москвы на проведение 30-х летних Олимпийских игр в 2012-м году. Как вы считаете ,следует ли России где четверть населения живет за чертой бедности, проводить Олимпийские игры? Откуда взять деньги?

Аркадий Крамарев: Следует, обязательно следует, это престиж страны, это неразрывно связано и с экономическим уровнем в стране, и с прожиточным минимумом. Если мы не будем делать таких вещей, то мы навсегда останемся в таком нищем состоянии, которое сейчас имеется.

Татьяна Валович: Скажите пожалуйста, вот такие интересные цифры звучали на этой неделе из уст министра образования Филиппова: ежегодные расходы российской молодежи на сигареты наркотики и алкоголь в 5 раз превышают расходы государства на высшее образование. Все давно говорят о том, что лучшее в борьбе с наркозависимостью - профилактика. Как обстоит дело, какие выделяются ресурсы, скажем, в Петербурге на профилактику наркозависимости?

Аркадий Крамарев: Я могу сказать, что это вопрос не только в Петербурге, но и вообще в России, решается очень неудовлетворительно. У нас есть определенные центры реабилитации, где людей из состояния наркотической зависимости выводят в нормальное, социализируют, но они не всегда эффективны, и их недостаточно, хотя стоят они очень дорого. Также обстоит дело и в Европе, и в Америке, вероятно, я не очень хорошо знаю про Америку, но в Европе таким же образом денег тратят очень много, результаты очень незначительные, поэтому я и не согласен с господином Маркесом и его сторонниками - о том, что следует легализовать. Легализовать - тогда мы вообще утонем, особенно в России, с ее восприимчивостью к различного рода качаниям маятниковым, поэтому это очень большая опасность. Но я полагаю, что за последнее время очень внимание правительства, самих высоких властей, к этому вопросу усилилось. Можно сделать вывод на примере создания комитета по борьбе с наркотиками, который возглавил Виктор Васильевич Черкесов, я думаю, что этому комитету будут приданы очень большие функции, и вопрос будет сдвинут с места.

Татьяна Валович: Вот как раз комитет, который возглавит Черкесов, полностью должно быть сформирован к 1 июля этого года, и очень интересное высказывание было уже, он выступал, вот, как вы считаете, я знаю, что на конференции прозвучал доклад о ситуации в России в сфере политики борьбы с наркозависимостью, где было отмечено, что запретительные методы в решении сложнейший этой социальной проблемы преобладают над профилактической деятельностью, а применение административных и уголовных мер воздействия над лечебной помощью и реабилитацией больных наркоманией - как раз Черкесов высказался опять за ужесточение Уголовного кодекса в части наказания употребления наркотиков.

Аркадий Крамарев: Вы понимаете, вопросы о полномочиях этого комитета будет решать не сам Черкесов, это будут решать и в правительстве, и в Думе, и как их определят - в этом плане идет очень напряженная и большая работа.

Татьяна Валович: А вы как считаете, в отношении людей, которые употребляют наркотики, действительно следует ужесточать меры уголовного наказания?

Аркадий Крамарев: Нет, не меры наказания. Вот меры социализации и реабилитации, безусловно, надо, может быть, даже прибегнуть к каким-то методам лечения против воли. Понимаете, если человек у нас болен атипичной пневмонией, мы его помещаем, изолируем, по сути дела, лишаем свободы полностью, почему мы не можем это сделать с наркоманом? Он опасен так же, как любой другой.

Татьяна Валович: Многие очень исследования доказывают, что если человек который болен наркоманией, не хочет сам лечиться, то никакие меры воздействия, насильные, не насильные не приведут к никаким результатам.

Аркадий Крамарев: Дело в том, что это можно сказать о любом заболевании: если человек не хочет лечиться, то это никогда не приведет ни к каким положительным результатам. Тем не менее, существует медицина, существует огромное количеств учреждений, которые занимаются именно лечением. Не будь их - положение было бы значительно хуже.

Татьяна Валович: Как на ваш взгляд тогда обходиться, что, делать облавы, ставить всех на учет наркоманов, насильно их помещать в тюрьмы, чтобы они не сбегали?

Аркадий Крамарев: Насильно мы их не поместим, у нас возможности такой нет, вероятно, но в какой-то степени, и в определенных конкретных случаях, их можно предусмотреть, можно применять и принудительное лечение от наркомании.

Татьяна Валович: Аркадий Григорьевич, не могу не коснуться такой темы: сегодня начало торжественных юбилейных мероприятий по поводу 300-летия Петербурга. Вы, как человек, в свое время возглавлявший ГУВД города, как вы считаете, готов ли город с точки зрения охраны всех мероприятий таким образом, чтобы не нарушить ничьи права, чтобы все были довольны, чтобы никто не имел ни к кому никаких претензий?

Аркадий Крамарев: Таня, вы такие требования предъявляете, чтобы все были довольны - это Господу Богу не сделать, не только ГУВД, я думаю, что с учетом имеющих возможностей - все имеющиеся возможности приведены в полную готовность. Вот в этом плане – да, действительно люди готовы, а гарантировать, что все пройдет и все останутся довольны - очень хотелось бы, но, по-моему, это невозможно.

Татьяна Валович: А как вы оцениваете, ведь кроме петербургской милиции будут охранять город и из других регионов правоохранительные органы, насколько может быть культура поведения милиции, она должна соответствовать образу города?

Аркадий Крамарев: Здесь, вы знаете, самая удивительная картина: все, кто сюда приехал в командировку, себя ведут пока очень и очень вежливо, лучше, чем наши, видимо, люди таким образом подготовлены к службе в Петербурге, что пока безукоризненно совершенно. Это очень приятно, хотя немножко и горько, потому что наши-то оказываются хуже.

Татьяна Валович: Мне хотелось бы, чтобы вы прокомментировали вот какой факт: вчера петербургские "Вести" показали сюжет о вандалах, который, наверное, потряс любого горожанина, о том, что знаменитые скульптурные группы на Аничковом мосту, кони Клодта, хотели эти вандалы то ли свалить, даже есть предположение - отпилить голову.

Аркадий Крамарев: Это предположение, по крайней мере, можно сделать вывод о том, что они их повредили, в какой-то степени, значительной, незначительной - пусть решают реставраторы, но очень тревожный факт, я полностью согласен, и, видимо, на этот счет нужно принять меры охранного плана, хотя, наверное, как-то грустно, мы-то в Петербурге охраняем памятники, которые знают все, и которые на виду у всех, и все равно их надо, оказывается, охранять. К сожалению, надо. Что же делать, коль вот такая складывается ситуация.

Татьяна Валович: Вы лично будете принимать участие в праздничных мероприятиях - что бы вам хотелось самому увидеть?

Аркадий Крамарев: Я не знаю, у меня все официально, так прописано, у нас будет очень много гостей и везде нужно присутствовать в официальном плане. Это я очень не люблю, если бы я просто встретился с гостями, мне было бы приятно, а когда сидишь и выслушиваешь такие речи скучные, это напоминает партсобрание с выпивкой, "а следующий тост за продолжение сотрудничества", - и так далее. Но положение обязывает, поэтому я надеюсь, что все свои обязанности выполню достойно.

XS
SM
MD
LG