Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Леонид Гаккель

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: В Петербурге проходит 11-й фестиваль "Звезды белых ночей". Блестящие гости, грандиозная программа, непривычная продолжительность фестиваля, все это - белые ночи на берегах Невы. Сегодня у нас в гостях Гаккель Леонид Евгеньевич, координатор музыкально-общественной деятельности Мариинского театра, профессор, заслуженный деятель искусств Российской Федерации.

Леонид Евгеньевич, в Петербурге начались белые ночи, и бесспорно одним из главных событий этого времени является фестиваль "Звезды белых ночей", один из самых любимых среди меломанов не только России, но, я думаю, и западных гостей, прибывающих в этот город. Однако в этом году фестиваль побил все рекорды по звездам, и его даже называют уже конкурентом проходящих сейчас в городе торжеств празднования 300-летия Петербурга. Леонид Евгеньевич, расскажите пожалуйста, как вам удалось составить такую грандиозную программу, что это за программа будет, каких звезд можно ожидать на берегах Невы?



Леонид Гаккель: Я хочу сразу снять с себя большую часть ответственности за фестиваль, потому что его инициатором, инспиратором и организатором является один человек, и вы догадываетесь, что этот человек - Валерий Бесланович Гергиев. От него зависит характер фестиваля, объем фестиваля, программа фестиваля, и это не только внешние обстоятельства. Дело в том, что приезжающие к нам звезды, артисты мирового уровня - это все, в конце концов, личные друзья Валерия Беслановича Гергиева. На этом все держится. Я думаю, сейчас в России просто нет других эффективных вариантов для организации дела такого рода. Все основано, так или иначе, на личных связях. В артистическом мире это обычное дело, но в нашей нынешней ситуации, я хочу повторить, это становится в сущности единственным способом заполучить тех, кого заполучил маэстро Гергиев.

Ольга Писпанен: Кого же удалось заполучить маэстро Гергиеву?

Леонид Гаккель: Ну вот, во-первых, те, кто приезжает из сезона в сезон, из года в год, от фестиваля к фестивалю, а фестиваль продолжается уже 11-й год. Ближайшие сподвижники музыканта - Юрий Башмет, Александр Торадзе, Дмитрий Хворостовский, это вот звезды первой величины, несомненно, в исполнительском мире, и они всегда отвечают на просьбы Валерия Беслановича, всегда приезжают к нам, из сезона в сезон играют на фестивале "Звезды белых ночей". Возможно, я кого-то упустил. Но вот, пожалуй, самые громкие имена я назвал. Разумеется, Пласидо Доминго, если он появится на этот раз, удалось пригласить Рене Флеминг, знаменитую американскую певицу, которая еще ни разу у нас не бывала, но она широко известна и находится на вершине артистического успеха, хотя еще, может, и не самая молодая уже, да простит меня Бог, если я говорю о даме, но, конечно же, ее успех мировой - без сомнения. Я вспоминаю, что когда я оказался в городе Потсдаме в штате Нью-Йорк, декан тамошнего колледжа искусств привел меня к себе в кабинет исключительно, чтобы показать портрет, стоящий у него на столе. Он сказал: "Это Рене Флеминг". И в этот момент он был на вершине счастья, а вместе с ним, естественно, и я тоже разделял его чувства. Рене Флеминг - выпускница этого маленького колледжа, и вот она стала мировой знаменитостью. Вот ее, собственно и ожидаем, и она споет сегодня на гала-концерте, и очень надеюсь. что она выступит еще и завтра. На это надеется маэстро Гергиев, и, естественно, все питают те же надежды. Так что это все действительно круг каких-то личных знакомств Валерия Беслановича. Я могу назвать еще какие-то имена, может, не такие громкие...

Ну и потом - оркестры, с которыми маэстро Гергиев сотрудничает на Западе. Прежде всего, разумеется, оркестр Венской филармонии. Когда меломаны слышат просто это словосочетание - "Венская филармония" - они, естественно, погружаются в эйфорию. Оркестр Венской филармонии - это ведущий европейский оркестр, один, по крайней мере, из двух-трех европейских оркестров мирового калибра, и маэстро Гергиев сотрудничает с ним очень оживленно. Дело в том, что Гергиев уже давно играет на Зальцбургском фестивале, а оркестром Зальцбургского фестиваля является, как известно, оркестр Венской филармонии. Отсюда вот эти тесные их связи. И вот сейчас Венскую филармонию удалось заполучить к нам, и в конце июня состоится концерт этого оркестра под управлением Гергиева. Причем репертуар тоже довольно причудливый, я бы сказал. В первом отделении - вальс Штрауса, во втором - шестая симфония Чайковского, сочинение трагическое из трагических, но посмотрим, как будет выглядеть это сочетание.

Ольга Писпанен: Скажите пожалуйста, обычно, каждый год, Мариинка радует в этот фестиваль "Звезды белых ночей" какой-нибудь премьерой - в этом году порадуете?

Леонид Гаккель: О, да! В этом году на фестивале этого года, эти числа я уже повторяю, как "Отче Наш", 13, 14, 16 и 18 июня состоятся постановки "Кольца Нибелунгов" Вагнера, одной оперы за другой. Их там четыре, и вот все четыре оперы "Кольца Нибелунгов" будут показаны подряд. Это один цикл, единый такой показ, и это грандиозное событие, можете мне поверить. Дело в том что с 1907-го года, по-моему, "Кольцо Нибелунгов" подряд в полном объеме в Петербурге не шло, и не только в Петербурге, но, я полагаю, и в России.

Ольга Писпанен: Скажите, вот такой прозаический вопрос: если я куплю билет на 13-е число, я автоматически могу ходить и на следующие представления?

Леонид Гаккель: Должен вас огорчить, ничего автоматического там не предусматривается. Но, кстати говоря, вы тут попали в самую точку. Дело в том, что в 1907-м году, о котором я упоминал, Мариинский театр выпустил Вагнеровский абонемент, и там вы, купив один раз этот абонемент, могли действительно пойти на все спектакли. Но, вы знаете, посмотрим, как получится, может и мы вернемся к практике вагнеровского абонемента, это было бы замечательно, и я даже полагаю, что к этому идет дело.

Ольга Писпанен: Леонид Евгеньевич, за это десятилетие, уже получается за эти 11 лет, фестиваль набрал такие обороты, что не влезает в обычные рамки проведения в тот месяц обычный. В этом году он непривычно долго, в течение трех месяцев, будет продолжаться. Это теперь так будет постоянно, или только в этом году?

Леонид Гаккель: Я думаю, что нет. Конечно, даже Мариинскому театру и даже маэстро Гергиеву с его потрясающей энергией не выдержать таких масштабов. Один раз это можно себе позволить.

Ольга Писпанен: А почему именно в этом году – это связано с юбилеем города?

Леонид Гаккель: Разумеется. ответ напрашивается, это связано с юбилеем города, и уж хотелось действительно показать все, что возможно, и я просто поражаюсь отзывчивости западных балетных компаний, которые все-таки согласились приехать. Понимаете, что поездка в Россию - сейчас проблема для частных лиц, а тем более уже для оркестров, хоров, балетных трупп, ну и все эти проблемы решаются, конечно, только благодаря спонсорству, и опять-таки следует изумляться тому, как наладились эти связи.

Ольга Писпанен: То есть, все-таки уже существуют меценаты в России, можно сказать?

Леонид Гаккель: Да, и в России, и на Западе. Какие фирмы спонсируют фестиваль "Звезды белых ночей" - и такие, как "Бритиш Петролеум" или "Даймлер Крайслер". Я уж думаю, что по шкале спонсорства это, наверное, некие предельные величины. И слава Богу. И, тем не менее, это вовсе не означает, что к нам поедут все, кого мы пригласим. Значит, существует добрая воля, существует артистическая солидарность, и, надо сказать, что эта солидарность по отношению к России имеет какой-то вообще совершенно особый оттенок. Люди культуры во всем мире понимают, сколь многим они обязаны России, и, как это ни громко звучит, надо этот долг как то возвращать, и вот самый удачный момент, чтобы эти долги возвращать, не в материальной разумеется форме. Подумайте. какие балетные труппы приезжают, и какой балетный фестиваль, совершенно какой-то особый, внутри этого фестиваля у нас пройдет в июле - приедет Нью-Йорк Сити-балет, приедет балет Ковент Гарден, приедет балет из Гамбурга. Это просто слепящие величины в балетном мире.

Ольга Писпанен: Как же разорваться и попасть на все спектакли?

Леонид Гаккель: Вы знаете, я думаю, в общем это проблема имеет решение, но, разумеется, оно имеет чисто материальный характер.

Ольга Писпанен: А как-то можно из всего этого созвездия выделить какие-то самые значимые моменты, куда вот просто стыдно не попасть?

Леонид Гаккель: Понимаете, на мой вкус, вкус музыканта-профессионала, этими моментами является исполнение музыки, которая или вовсе не исполнялась, или исполнялась раз в столетие, наподобие "Кольца Нибелунгов". Для меня и моих коллег, причем, я уверен, не только в России, российская реставрация "Кольца Нибелунгов" - событие номер один, и думаю, что маэстро Гергиев разделяет мою точку зрения в данном случае. Потом, мне кажется, очень интересным может оказаться поставленный в Мариинском театре спектакль Льва Додина, "Демон" Рубинштейна, опера, которая, в общем, тоже в Мариинском театре не шла давненько. Я с большим интересом ожидаю этого события, хотя проблема оперной режиссуры продолжает оставаться очень актуальной, но тем интереснее. Потом собираются поставить оперу Чайковского "Чародейка", которая тоже давным-давно не шла в театре. Считается, что это не из самых удачных опер Чайковского, но она написана гением, и поставит ее знаменитый англичан Дэвид Паунтни - это тоже очень крупная фигура, вот вам событие. И потом – оркестры, о Венской филармонии мы уже говорили. Одно событие уже прошло, так что, при всем желании вы на него уже не попадете - это выступление оркестра Израильской филармонии под управлением Зубина Мета, одного из крупнейших мировых дирижеров. Я, как очевидец концерта, должен сказать, что впечатление было совершенно потрясающим. Я слушаю Мета не в первый раз, но то что сейчас представляет собой Зубин Мета - за пределами самых смелых слушательских мечтаний. Та мера свободы, та меры профессиональной гибкости, та потрясающая мера участия в вас, как слушателях, в оркестрантах своих - это действительно оживляет легенды о самых великих дирижерах всех времен и народов.

Ольга Писпанен: А вот еще одна отличительная черта фестиваля – то, что фестиваль выходит за рамки только городских площадок, у вас будут даже какие-то выездные концерты, каким городам посчастливится?

Леонид Гаккель: Должен сказать, что маэстро Гергиев как раз придает этому очень большое значение. Он - человек, имеющий мировую известность, но вот сейчас, к его большой чести, энергия творческая его направлена не столько вовне, сколько внутрь, и движение внутрь России сейчас является для Гергиева, насколько мне известно, очень важной частью его жизни и жизни Мариинского театра. Последний пример - выезд театра в Калининград, на один день. Там был дан большой симфонический концерт, это однодневная акция, но очень важная. Понимаете, что Калининград, как ни относиться ко всей ситуации, к истории, отторгнут от России, а живут там все-таки российские граждане, и какая-то мера поддержки, участия необходима, и в данном случае эта мера была очень высокой. Я в Калининград не ездил с театром, но знаю, что успех был оглушительным. Потом - Иван-город, Нарва, спектакли в Выборгском замке, это все в том же ряду. Причем это все рубежи, и Иван-Город, и Нарва, и Выборг, это все российские рубежи. Но раз Петербург вернул себе положение окна в Европу во всех отношениях, музыка тоже должна на это откликаться.

Ольга Писпанен: Леонид Евгеньевич, вот еще одно удивительное событие, которого раньше не было на фестивале "Звезды белых ночей", и даже, наверное, и в Москве такого не было - понятно, что концерт в Мариинке транслирует в прямом эфире российский телеканал "Культура". Но также заявлено, что сегодняшний концерт в Мариинке будет транслировать и британский телеканал "ВВС", то есть, получается, что фестиваль "Звезды белых ночей" выходит на такой уровень, как вручение премии "Оскар", или какой-то грандиозный футбольный матч, это настолько востребовано телезрителями?

Леонид Гаккель: Слава Богу, что так, если это так. Я все-таки думаю, что до "Оскара" нам пока еще далеко, и не очень уверен, что мы стремимся именно к такого рода формату, как сейчас принято выражаться. Но то, что "ВВС" транслирует концерт, это очевидно, и изнутри театра я вижу, какую активность проявляет группа "ВВС", сколь заблаговременно они там появились, как они вникают во все подробности, как строят перемычки, чтобы кто-нибудь, не дай Бог, не споткнулся об их провода, то есть, все это сделано наилучшим образом, причем уже не в первый раз. Уже транслировались спектакли театров, "Война и мир" если я не ошибаюсь, несколько лет назад, помните, гала-представление, на котором присутствовал Владимир Владимирович Путин, тогда еще не президент. и Тони Блэр, его коллега из Великобритании, ну что же, этому можно только радоваться, кроме того, что ни говорите, это большой коммерческий успех. Если идет такая трансляция, значит, потом будут покупаться аудио и видео-записи, потом можно будет подумать еще о каких-то формах сотрудничества, совсем уже как-то необычных по масштабу, хотя это является, конечно, непривычным масштабом. Так что тут не очень понятно, где причина, где следствие. Думаю, что такое внимание международного медиа-сообщества, к нам это следствие нашего успеха, и оно же, возможно, будет причиной какого-то следующего подъема.

Ольга Писпанен: То есть Мариинка становится таким международным культурным центром, центром консолидации не только меломанов, естественно, но и всех интеллектуальных, культурных людей мира?

Леонид Гаккель: Будем надеяться, что так, и если так, а это действительно в значительной степени так, то маэстро Гергиев своего добился. Потому что его главная цель, с того момента, как он 15 лет назад пришел к руководству театром - это вывести театр в мир, чтобы мы не стояли на обочине и не провожали бы завистливыми взглядами своих даже не конкурентов, а собратьев, а участвовали бы во всей этой игре

Ольга Писпанен: И на таком уровне.

Леонид Гаккель: Да. А сейчас мы участвуем во всем этом. Мы часть международной жизни мировой реальности, и думаю, что никто в России не добивался таких результатов, как Мариинский театр и его руководитель.

XS
SM
MD
LG