Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Субботнее интервью. Михаил Герштейн


Андрей Трухан: Гость нашей субботней программы Михаил Герштейн – председатель уфологической комиссии Русского географического общества, главный редактор электронного бюллетеня "УфоНавигатор" международного центра уфлогических исследований и академии безопасности России, автор книг о феномене НЛО "Заблудившиеся во времени" и "По ту сторону НЛО". С Михаилом Герштейном, главным уфологом России, беседует Ольга Писпанен.

Ольга Писпанен: Поводом к нашему сегодняшнему разговору послужили многократные сообщения в средствах массовой информации о том, что в Питере началось вторжение НЛО – буквально такие заголовки приводятся в газетах, также печатаются интервью сотнями очевидцев. Что говорят ученые по этому поводу?

Михаил Герштейн: На самом деле ни один из ученых пока еще по этому поводу ничего не сказал. Потому что ученые, даже из Пулковской обсерватории предпочитают всех очевидцев отсылать к нам.

Ольга Писпанен: В чем заключается ваша работа, ваше исследование?

Михаил Герштейн: В первую очередь наше исследование заключается в том, чтобы как можно быстрее по горячим следам зафиксировать это самое явление, пока не выветрилось из памяти очевидцев. Если есть какие-то свидетельства материальные, то есть фотографии, видеозаписи, сделать копии. Все это дело как следует проанализировать, затем свериться с соответствующими службами – в первую очередь ПВО (туда тоже был послан запрос по поводу 28 марта), затем с аэропортом "Пулково", где ведется радарная регистрация и сохраняются магнитные записи. В некоторых особо важных случаях нам приходится давать специальный запрос и когда появляется НЛО, всегда интересно, был ли он зафиксирован на радаре, потому что дает целую массу информации об объекте автоматически. Например, высота, дистанция до объекта от аэропорта "Пулково", все это высчитывает пулковский радар автоматически.

Ольга Писпанен: Они с удовольствием с вами сотрудничают, дают вам всю информацию?

Михаил Герштейн: Они с нами сотрудничают, не скажу, что с большим удовольствием, потому что все-таки наши просьбы отвлекают от ежедневной работы в аэропорту. Но, тем не менее, начиная с 95-го года, у нас контакт налажен достаточно серьезно с аэропортом "Пулково", с диспетчерским центром, с диспетчерской вышкой, есть телефон прямые. Так что если объект наблюдается, можно позвонить по мобильному телефону в аэропорт и специально посмотреть в ту сторону, радаром "пощупать", что же это такое.

Ольга Писпанен: Возвращаясь к 28 марта, что это был за случай, почему так много очевидцев, и насколько часто это случается именно в этом районе?

Михаил Герштейн: Так много очевидцев данного случая, потому что, во-первых, объект был чрезвычайно яркий, а во-вторых, он висел на высоте три с половиной километра примерно, по приблизительным подсчетам. И поскольку его яркость была чрезвычайно велика, настолько, что, например, в одном из садоводств увидел это объект человек, который только что прошел операцию по зрению, у него глаукома, и он, несмотря на это, увидел этот объект, хотя практически ничего другого не видит. Можно по этому факту представить себе, какова была его яркость. Этот объект видели даже в Ломоносове, хотя он зависал над Карельским перешейком. Это порядка 80 километров по прямой, но, тем не менее, объект был увиден и там, причем настолько ярко, что все практически очевидцы, которые его видели, они его наблюдали.

Ольга Писпанен: А в какое время суток обычно появляются неопознанные летающие объекты?

Михаил Герштейн: Обычное в темное время суток, но 28 марта этот объект появлялся трижды. Первое появление его было где-то примерно в 20 часов 25 минут. Затем он появился второй раз, но уже достаточно далеко – над Ладожским озером, в 9 часов с минутами, и третье его появление было в 23.07. И каждый раз он от получаса до 15 минут находился практически неподвижно, так, что его можно было совершенно спокойно рассмотреть, сбегать за видеокамерой. У нас есть в настоящий момент пять видеопленок, запечатлевших этот объект, и в ближайшее время, мы не сомневаемся, будет еще больше.

Ольга Писпанен: Чаще всего неопознанные летательные объекты появляются в районах нахождения ракетных установок, ядерных организаций, военных объектов. Этому есть какое-то объяснение?

Михаил Герштейн: Конечно, этому есть объяснение. В первую очередь потому, что это ключевые жизненно важные точки в любом обществе. И любая организация, любое общество, которое хочет изучить другое общество, должно в первую очередь контролировать вот эти точки жизненно важные. Так, кстати, было 28-го числа, потому что все места, где зависал этот объект, везде под ними были воинские части. Дело в том, что в первую чеченскую войну очень много сообщений приходило от людей, которые там воевали, от местных жителей, которые бежали из Грозного, что наблюдались неопознанные летающие объекты. Во время первого вторжения в Чечню наблюдались огненные шары, наблюдались объекты, причем, наблюдались они очень низко и, естественно, самые мрачные предположения рождали в головах очевидцев, что, дескать, появился красный шар, значит к большой крови. Фактически эти предположения оправдались в полной мере. К сожалению, после 97-го года мы перестали получать из Чечни сообщения, потому что там уже все разрушено, сообщать практически никому, все русскоязычное население оттуда бежало. Самое последнее письмо, которое мы получили, оно к нам пришло в 97-м году, точнее, его принесли родственники человека, который из-за инвалидности не смог из Чечни бежать. Он там остался один в полуразрушенной квартире, и когда он сидел в инвалидном кресле перед окном, ему пришлось дважды наблюдать пролет неопознанных летающих объектов над Грозным. Это его так потрясло, что он описал все это от руки, когда к нему приехали родственники в очередной раз вывозить его оттуда, он оттуда уезжать отказался, но передал письмо, чтобы его отправили к каким-нибудь уфологам. Поскольку они были из Петербурга, то уфологами, естественно, оказались мы.

Ольга Писпанен: Понятно, когда это массово, а когда единичный случай, приходит человек и говорит, что я видел летающую тарелку, как вы можете проверить его показания?

Михаил Герштейн: На самом деле очень просто все это дело проверяется. Проще всего, когда есть независимые материальные свидетельства. То есть фотографии, видеозаписи и так далее, то есть есть возможность проверить, сопоставить. Во-вторых, существуют так называемые типичные признаки характерного НЛО, которые ни один серьезный уфолог не станет помещать в статье, чтобы они не стали руководством к действию для людей, которые хотят какую-то мистификацию устроить. И вот эти очень характерные черточки, если в описании свидетеля присутствуют, значит все в порядке, можно работать дальше. Если они отсутствуют или каким-то образом искажены, значит случай сомнительный, и его в лучшем случае положить в папку с надписью "поискать других подтверждений".

Ольга Писпанен: Скажите, Михаил, а проводились ли исследования, как НЛО воздействует на человека, на живые организмы?

Михаил Герштейн: Такое исследование проводилось и, более того, сама тема изучения НЛО при советской власти по линии Академии наук и Министерства обороны она так и называлась: "Изучение аномальных аэрокосмических объектов и их воздействие на технику, личный состав и так далее". То есть в первую очередь ученых и военных интересовало, какое воздействие оказывают эти объекты, физическое, психическое и так далее. В присутствии этих объектов выходят из строя двигатели автомобилей, гаснут лампочки, гаснут прожекторы. Кстати, в одной из военных частей был случай, когда пытались на НЛО навести прожектор, как только навели на него прожектор, он сразу погас. Полезли туда военные внутрь, перегорела лампа. Вывернули, вкрутили другую, опять направили прожектор на НЛО, лампа опять перегорает. И так шесть раз, пока им не надоело лампу менять, пока они не поняли, что еще так дальше и весь запас ламп к прожектору просто иссякнет. А НЛО висело спокойно в течение получаса. Они могли его достать в принципе чем угодно, если бы не побоялись стрелять. Хотя неизвестно, какой бы ответ последовал оттуда, если бы они попытались применить боевое оружие.

Ольга Писпанен: А когда-нибудь пытались применить боевое оружие?

Михаил Герштейн: Да, пытались, но, как правило, все совершенно бесполезно было. В 84-м году, например, был случай на Каспии, когда пытались НЛО прижать к воде целое звено истребителей, а снизу этот объект подкарауливали вертолеты. Так он с такой легкостью уходил от истребителей на высоту, на которую они не могли летать, слишком низко к воде прижимался, а когда приближались вертолеты, наоборот, уходил свечой верх, так что не могли такой маневр повторить. В 89-м году, например, в Архангельской области был случай, когда неопознанный летающий объект приблизился к вышке одной из зон в поселке, и там по этому объекту пытались стрелять. Очевидцы из других вышек наблюдали как трассирующие пули, а в автомате у часового каждая десятая пуля была трассирующей, подлетали к этому объекту, делали зигзаг, возвращались на свою территорию и летели дальше. То есть защитное поле отклонило пулю от объекта и направило дальше, чтобы они не повредили никого, ничего.

Ольга Писпанен: Но если это летающий объект, это аппарат, это какая-то машина, она же должна терпеть аварии. Зафиксированы какие-то случаи крушения НЛО?

Михаил Герштейн: Безусловно, такие случаи были зафиксированы, и я бы даже сказал, что слухов о подобного рода историях чрезвычайно много. Настолько много, что они мне кажутся специально размноженными по определенному шаблону дезинформации. Чтобы забить историю о каком-то реальном крушении НЛО, просто выдумываются десятки ложных историй о крушениях НЛО и выбрасываются в обществе, в этой мешанине пойди найди тот единственный действительно реальный, который произошел. Могу сказать только то, что в конце 80-х годов очень сильно нашумел случай в Омской области, когда там упал некий неизвестный летательный аппарат, там оцепляли весь район, но что за аппарат упал, честно говоря, я не могу сказать, что это был инопланетный. Может это был какой-то секретный самолет, может быть ракета, но плотность сцепления, которая была там устроена, она впечатляла не только местных жителей, но и военных, которые случайно это наблюдали. Какой бы ни был секретный самолет, но такую массу военных нагнать туда для оцепления... Были случаи и в Соединенных Штатах, про них много слухов ходит, что были крушения НЛО. Но опять-таки это далеко, здесь ни пощупать, ни проверить. У нас в стране по крайней мере можно дотянуться до людей, которые хоть что-то видели, хоть что-то слышали, знают.

Ольга Писпанен: Ваши международные коллеги делятся с вами накопленным опытом, сведениями, которые они получили?

Михаил Герштейн: Безусловно, делятся, но в определенной степени. То есть уфология в принципе в очень многих западных странах является областью исследований, близко связанной с оборонкой. То есть они делятся только общедоступной информацией и той, которую можно совершенно спокойно почерпнуть, скажем, из западных газет, из западных журналов и так далее. А то, что накоплено действительно в ходе собственных исследований, а не из общедоступных источников, как правило, к нам не поступает.

Ольга Писпанен: Газеты пестрят интервью с контактерами, не только с очевидцами неопознанных летающих объектов, но и с людьми, которые, как они говорят, вступали в контакт с, как их называют, гуманоидами. Есть описания этих гуманоидов, как они выглядят, как они общаются. Российские уфологи имеют четко структурированные исследования по этой проблеме?

Михаил Герштейн: На самом деле, если серьезно подходить к этой проблеме, то лично я за семь лет работы в газете "Аномалия" и в географическом обществе за десятилетие практических исследований с такими случаями сталкивался не более пяти раз. В очень многих случаях не было никаких ни дополнительных подтверждений, ни чего-либо еще, что могло бы позволить относиться к этим случаям достаточно серьезно. По крайней мере, сказать, что гуманоид просто в открытую прилетают, вступают в контакт и так далее, это было бы, мягко говоря, преждевременно. А что касается тех людей, которые получают телепатическую информацию откуда-то сверху, то я не встречал ни одного человека, к информации которого можно было бы относиться серьезно. Более того, у нас был опыт работы с привлечением независимого психиатра к подобного рода сообщениям. И ни один людей, который утверждал, что он общается с подобного рода существами телепатически, получают от них какие-то послания и так далее, ни один из них этого фильтра не прошел. На самом деле, когда происходит реальный контакт с НЛО, то на психику это фактически не воздействует, то есть человек остается нормальным, здравомыслящим и, более того, иногда не теряет своего скептицизма. Мне приходилось встречаться со случаями, когда человек продолжал не верить в НЛО, несмотря на то, что он его видел своими собственными глазами. Я ему говорю – а что же это тогда было? "Ну не знаю, вертолет с огнями или какая-нибудь американская секретная машина или еще что-нибудь, а в вашего гуманоида все равно не верю".

Ольга Писпанен: Разработаны ли какие-то правила безопасности для общения с гуманоидами, либо для созерцания этих неопознанных летающих объектов?

Михаил Герштейн: Безусловно, правила безопасности существуют, и самое главное из них гласит, что к этим объектам приближаться, по крайней мере настолько, чтобы попасть в зону освещения, окружающее этот объект, не рекомендуется. Это то же самое, как подходить сзади к реактивному самолету с работающим мотором, то есть можно обжечься выхлопом очень здорово. И как в случае с реактивным самолетом пилот не замечает человека, подошедшего сзади к соплу очень неосторожно, точно так же и пилоты НЛО могут не заметить человека, и он может получить серьезные либо ожоги, либо травмы, либо ранения, может отбросить волной при старте. Может произойти практически все, что угодно. Но в большинстве этих случаев не было преднамеренного, злономнамеренного воздействия на человека. Это как несчастный случай, как дорожно-транспортное происшествие, как когда человек по собственной неосторожности палец в станок, и потом станок нечего винить – сам виноват.

XS
SM
MD
LG