Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алла Насонова

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Время Свободы" Ольга Писпанен: Сегодня день рождения знаменитого сказочника Ганса Христиана Андерсена. В этот день отмечается Международный день детской книги. У нас в студии директор издательства "Детгиз" Алла Насонова. Сначала давайте послушаем репортаж на тему, которую мы будем обсуждать. В Петербурге праздник состоится в Центральной городской детской библиотеке имени Пушкина, где пройдет встреча с маленькими читателями. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: В России детская литература традиционно остается на высоком уровне, и все же самые популярные писатели 20-30-х годов - Корней Чуковский и Самуил Маршак, издававшиеся и постоянно переиздававшиеся огромными тиражами. Детский поэт Михаил Яснов считает, что современных авторов не знают из-за неинформированности и отсутствия чтения в домашнем обиходе.

Михаил Яснов: Я, когда прихожу в школу и спрашиваю у ребят, кого вы знаете из детских поэтов, кроме Пушкина, который абсолютно не детский поэт, но просто, слава Богу, так получилось, что его стихи вошли в детское чтение, кроме Крылова, который тоже к детской поэзии имеет весьма относительное отношение, называются одни и те же фамилии, Чуковский, Маршак, Барто, Михалков. В лучшем случае добавляется Заходер. Ну и все.

Татьяна Вольтская: В 90-е годы в эту обойму вошли еще два замечательных писателя - Эдуард Успенский и Григорий Остер. Проблема остается - как молодому, талантливому писателю войти в эту систему. Сам Михаил Яснов не может пожаловаться на невостребованность, но он не всегда доволен своими книжками, рисунки часто плохие, да и тексту не всегда соответствуют.

Михаил Яснов: Я получаю журнал с подборкой своих стихов, и у меня там стихотворение про мальчика и девочку, о некоей первой влюбленности. А художник не прочитал и нарисовал двух героев - двух мальчиков.

Татьяна Вольтская: Последняя книжка Михаила Яснова называется книжка "Про меня". Можно писать как бы экскурсию в детство, а можно находить в себе ребенка и говорить от его лица, считает Михаил Яснов, уверенный, что в нем сидит мальчишка 7-8 лет.

Михаил Яснов: Проснувшись, крикнул маме я, прощай моя пижания, да здравствует туфляндия, а мама мне в ответ, по курсу свитерляндия, шляпляндии привет, ура большой пальтонии, шарфанции виват. А если вы не поняли, то я не виноват...

Татьяна Вольтская: Михаил Яснов заметил, что сейчас детское чтение уходит из дома в библиотеку, телевизионная культура, фильмы и сериалы, сделали немодным иметь книги дома, и это очень грустно. И все же детская книга остается одной из самых востребованных.

Ольга Писпанен: "Детгизу" уже 71 год, это самое старое детское издательство в стране, которое всегда славилось своими авторами, перечислять устанешь, Маршак и Хармс, и Шварц – сейчас у вас есть постоянные авторы такой же величины?



Алла Насонова: Знаете, не люблю сравнивать, вообще, нам, конечно, выпало на долю нести на своих издательских плечах груз очень большой ответственности, потому что узурпировать славу Хармса, Алейникова, Веденского, Маршака, Чуковского, Евгения Львовича Шварца и других наших замечательных соотечественников, конечно, трудно и не будем сравнивать на сегодняшний день, хотя вы слушали только что замечательные стихи Михаила Яснова. Он один из наших постоянных авторов, и у нас их много. Игорь Смольников, Алексей Анатольевич Шевченко, Сергей Махотин и другие замечательные писатели, Валерий Воскобойников... В Петербурге достаточно сильная секция детских писателей. Замечательная секция международного совета по детской книге, который возглавляет очень деятельный и активный человек Людмила Георгиевна Секретарева, большой, я бы сказал, культуролог и энтузиаст на ниве детской книжной культуры, она же уже, по-моему, многие десятилетия глава Центральной детской библиотеки имени Пушкина, что на Большой Морской, где вы сегодня упоминали, будут детские праздники, естественно, в честь дня рождения Андерсена и Международного дня детской книги. Так что мы крепки, и ряды наши, не говоря уже о том, что Петербург для всего мира - мекка художников и иллюстраторов, лучшие, наверное, детские художники и иллюстраторы, на сегодняшний день, живут в Петербурге, это и братья Трауготты, и Светозор Остров, и Вадим Гусев, и многие другие. То есть наших художников можно вообще перечислять часами, никакого эфира не хватит. Петербургская школа иллюстрирования и рисования отличается необыкновенной тонкостью, и такие непопадания, о которых говорил сегодня поэт Яснов, у нас в Петербурге, надеюсь, невозможны, и питерские книги всегда традиционно очень сильные, интеллигентные, и мы хотим эту традицию, как можем, поддерживать и развивать.

Ольга Писпанен: Но вот, кстати, я поспорила бы насчет иллюстраций, я не говорю именно о книгах издательства "Детгиз", но зачастую в последние годы детские книги ужасающе иллюстрированы. Очень плохое качество печати, очень плохие рисунки, то есть, то, что на самом деле, самое главное для детской книги, оно и позабыто. Вина это издательства или все-таки художников иллюстраторов?

Алла Насонова: Вины художников иллюстраторов быть, конечно, не может. Потому что когда дают хорошему художнику заказ делать книжку, мы, например, гордимся книгой, выпущенной нами в прошлом году к юбилею Петербурга. Какое издательство ленивое не отличилось и не выпустило книгу к юбилею Петербурга? Естественно, все. Мы тоже задумались над этой проблемой, думаем, а что же можно предложить для небольших читателей к юбилею города? Всяких энциклопедий и справочников, красивых, многотомных, иллюстрированных альбомов по поводу окрестностей Петербурга, Эрмитажа, Русского музея, выходило великое множество, вообще много замечательных книг. А для маленьких детей о Петербурге - практически ничего. И вот мы сделали книжку с одним из, я считаю, самых стильных, больших художников Петербурга - Александром Кабаниным, которая называлась "Загадочный Петербург". Это небольшие стихотворные загадки о Петербурге, едино нарисованный наш город, причем нарисованный художником и с большой любовью, и с большим чувством стиля, и там что-то перепутано в каждой картинке, и ребенок это может расставить по местам, скульптуры на мосту, крыши дворцов известных... Книга и новая, и полезная, и в своем роде подарочное издание, и мы даже за эту книгу получили диплом, "Серебряную литеру" традиционной нашей ярмарки - "Невский книжный форум", которая вроде бы уже была перенасыщена книгами к 300-летию Петербурга. То есть если есть социальный заказ от издательства, то книга высочайшего уровня иллюстрирования, и потраченное на нее огромное количество энергии художнической, это не тяп-ляп, компьютерные заливки, иллюстрации комиксовского стиля, а это работа целого года, чтобы нарисовать 16 картин о Петербурге для детей. И, конечно, она несоразмерна никакому гонорару, выплаченному издательством. В основном, конечно, претензии по художественному качеству иллюстраций относятся к московским книгам, я думаю. В Петербурге, на сегодняшний день, не так много издательств работает для детей. Мы насчитали 12 издательств, которые в той или иной степени выпускают детские книги.

Ольга Писпанен: То есть это не специальные детские издательства, как "Детгиз"?

Алла Насонова: Нет, у нас специализированное большое государственное детское издательство в городе одно. Ну, есть еще "Тимошка", и филиалы московского издательства "Просвещение", наконец, детские книги, с большим, я считаю успехом, выпускают флагманы нашего петербургского книгоиздания, я имею в виду большие коммерческие издательства, это "Азбука", и "Амфора", они тоже делают детские книги, причем, "Азбука" развивает сейчас серию переводных детских книг, в основном, печатает переводы со скандинавских языков, и собрание сочинений Астрид Линдгрен, и тоже в этом смысле делает свое прекрасное дело, хотя и ориентируется, вроде, на чисто коммерческую нишу, переиздание опробованного хорошего продукта. Но они выпускают и новые зарубежные переводы. Сегодня, насколько я знаю, в библиотеке как раз будет презентация их новой книги "Маркус и Диана", кто читал из моих сотрудников - говорит, что это очень хороший текст и блестящий перевод. То есть когда питерские издательства делают книгу, я надеюсь за коллег, они не позволяют себе таких скороспелых и неуклюжих переводов, как, например, уже навязшая в зубах история с Гарри Поттером и переводом Росмена. Если и есть такое проблемное иллюстрирование, то это в погоне за быстрым, легким коммерческим успехом и за быстрой наживой. И, увы, это опирается опять же на мультяжную культуру, возникшую сейчас культуру видео-клипов компьютерной игры быстрого монтажа. Это тоже знамение времени. Если Чуковский в свое время боролся с сусальными обложками XIX века, ведь до поколения советской власти и первого в мире детского книжного издательства "Детгиз" - тоже детская литература была такая, на потребу публике, рождественские стихи, пасхальные сказочки, завивочки, присыпочки мелким золотом, и так далее, и тому подобное. Все, с чем боролись через сто лет, на то и напоролись.

Ольга Писпанен: Проблема хорошего перевода в детской литературе, я считаю, очень серьезна. Существуют ли сегодня обязательная редакция переводчиков?

Алла Насонова: Вообще, с тех пор, как книжный бизнес стал относиться к сегменту свободного рынка, ничего обязательного, конечно, не существует. Я сама была свидетелем того, как в министерство печати, управляющей отделом книгоиздания, при мне, я находилась в кабинете, звонили возмущенные корреспонденты "Российской Газеты", говорили, вот, нам звонят люди, жалуются на качество перевода книг, качество детских журналов, и так далее. Как быть, может ли Министерство запретить там низкопробную коммерческую детскую литературу? На что, конечно, начальник отдела книгоиздания Нина Григорьевна Литвиненцева сказала: запретить никто, к счастью, на сегодняшний день ничего не может. Вы, дорогие читатели, ответственны за детское чтение, потому что вы взрослые люди, и ваш вкус решает, покупать ту или иную книгу, тот или иной детский журнал. Вы можете голосовать только своим кошельком, и плохая некачественная продукция должна быть отвергнута, прежде всего, самим читателем, обществом.

Хватит все грузить на государство, детское чтение - это забота самого общества. Насколько оно регулирует процесс покупки того или иного издания, насколько оно голосует за воспитательный процесс своих детей, их вкусы, развитие, выбирает ли оно развлекательную-комиксовую литературу для детей или традиционно русскую литературу сопереживания, соучастия, сострадания... В этом году международный день детской книги, который мы сегодня празднуем, и всех с ним поздравляем, проходит под лозунгом: "Свет, который дарит книга". Детская книга должна, прежде всего, и в иллюстрациях своих, и в тексте, и в качестве перевода дарить свет... Свет, который дарит книга, по-моему, очень хороший лозунг для ежегодного праздника, и мы постараемся, чтобы наши книги, ленинградские в том числе, дарили детям свет. Вот, например, опять возвращаемся к писателю Яснову. Замечательный переводчик. В новом номере, который мы сейчас готовим, в апреле выйдет новый номер нашего литературного петербургского детского журнала "Чиж и Еж", и как раз это будет юбилейный номер журнала нашего, возрожденного из когда-то, в 20-30-е годы, знаменитых журналов, отдельно был "Чиж", для маленьких, который выпускался с 1931-го года, и был журнал "Еж" который потом трансформировался в "Костер" - познавательный ежемесячный журнал, как он расшифровывался, еще более старый, он выходил с 1928-го года... И вот, традиции этих двух журналов, и познавательных, и литературных, мы подхватили и пытаемся ее переводить. В новом номере как раз будут переводы Михаила Яснова, который кроме того, что детский поэт, еще и блистательный переводчик, и даже удостоен разнообразных премий за это, и он очень много всегда говорит о качествах перевода, о том, что это нужно установить самим очень высокую планку издателям, прежде всего. Будут его переводы из французской поэзии для детей современной, сегодняшней, и это, конечно, уникально, потому что нигде это больше прочесть нельзя, не так часто выходят хорошие переводы, в которые вложено очень много труда и мастерства.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Георгий Георгиевич: Здравствуйте, Георгий Георгиевич, я хотел бы, если это возможно, спросить, какой процент от продажной цены ваше издательство платит авторам?

Алла Насонова: Сие есть коммерческая тайна, но поскольку мы - государственное издательство, то, конечно, платим мы немного, обычную установленную ставку, по-разному, очень индивидуально, в зависимости от книги. Вообще, книги действительно всем советую, это такой коммерческий совет, покупать в издательствах, потому что книжная торговля делает очень большие наценки с ведением НДС, цена на книгу в книжном магазине - приблизительно 200 процентов от издательской ее цены, потому что существуют еще посредники.

Ольга Писпанен: А как покупать в издательстве?

Алла Насонова: В каждом издательстве есть свой ассортиментный отдел. Можно купить книги значительно дешевле... Всегда литературо-центристских людей, которые вообще как бы как покупали, так и будут покупать книги, их не так много. Это статистически показанный процент. Точно так же, как, скажем, людей, воспринимающих театральную условность, не более 5 процентов населения, тех, кто тяготеет к живописи, не более 7, точно так же и людей, которые не мыслят себя без книги, и прививают это детям, их не так много.

Ольга Писпанен: То есть, это мифы, что Россия - самая читающая страна?

Алла Насонова: Я думаю, что это не миф, и сама до сих пор удивляюсь. Войдешь в метро, хотя в Петербурге я редко бываю в метро...

Ольга Писпанен: Но что читают в метро...

Алла Насонова: Вы знаете, все читают. Чего только не встретишь. Читают очень много серьезной литературы, читают учебники, читают, конечно, детективы, можно, конечно, в каждом вагоне насчитать до 10 книжек Дарьи Донцовой. Это неважно. Главное - что читают. На Западе я, например, была в прошлом году на конгрессе детской книги в Саарбрюккене, на границе Германии с Францией, там тоже озабочены детским чтением. Там искренне считают, что женщины, которые читают женские романы, уже интеллектуалки, потому что большинство населения даже этого не читает. Поэтому я продолжаю гордиться нашей страной. А когда бываешь на московской книжной ярмарке - "Книжный форум", или нашей книжной ярмарке в Петербурге, это происходит чуть-чуть более скромно, а в Москве просто иногда до слез прошибает, идешь по территории ВДНХ, это от метро 40 минут пешком надо пройти, льет дождь, сентябрьская ярмарка, и стоит очередь за билетами.

Ольга Писпанен: Потому что на ярмарке дешевле покупать книги...

Алла Насонова: И не только поэтому. Тяга к книге, тяга увидеть все, что выпущено в России за последние полгода у людей так велика, так много книжников, искренних любителей книги, искусства, книги как ремесла, как красивого продукта, их так много, что выстраиваются очереди. И это замечательно.

Ольга Писпанен: У нас еще один звонок.

Ирина: Это Ирина из Москвы. Вы знаете, это очень полезная передача, и нужно больше говорить о проблемах детской книги, детской литературы. Я очень рада услышать у вас в эфире такую передачу. И полезно это не только радиослушателям, но недавно у вас была рубрика, обращались ли вы в милицию, и ваша ведущая сказала, что "Дядю Степу" написал Маршак, так что для вас это тоже очень полезная передача, я думаю.

Алла Насонова: И проблемы детского чтения обсуждаются сейчас в России очень активно. И действительно, и государственные структуры спохватились и почувствовали, что мы упускаем какое-то поколение, что детская литература в хорошем смысле слова, это и воспитание патриотизма, это и, извините, идеология, и вот эта русская идея, которую все уже ищут второе десятилетие, она, на самом деле, на поверхности. Это русский язык, непревзойденное русское чтение, русская классика, и то, что, конечно, на периферии российской, особенно в глубинке, я слышала, совещание российская палата проводила осенью, большой "круглый стол", современные проблемы детского чтения и книгоиздания на базе центрального коллектора библиотек проводили такое совещание, очень представительное, и страшно слышать о таких проблемах, что в Воронеже закрываются крупные книжные магазины, остается только лоточная торговля невзыскательной литературой, что серьезную книгу в российской глубинке негде просто купить. Будет, видимо, развиваться заказ книг по почте.

Ольга Писпанен: Алла Юрьевна, а проводятся ли исследования, собираются ли фокус-группы прежде чем выпустить на рынок новую детскую книгу? Вообще, кто определяет потребности ребенка в той или иной книге?

Алла Насонова: Ну, в меру своего таланта определяет, конечно, редакция, творческий коллектив каждого отдельно взятого издательства. В нашем издательстве работают большие профессионалы-редактора, с 30-летним опытом, преемственность и традиции не нарушены, и думаю, что они вправе определять, какую книгу выпустить. Современные исследования, что касается книжной палаты, конечно, не самые веселые: по официальным данным, с 1991-го года тираж детской литературы упал в 13 раз, а по ассортименту названий - в 4 раза. Остался большой ассортимент при малых тиражах, а до провинции книги вообще не доходят.

Ольга Писпанен: С библиотеками как-то работают издательства?

Алла Насонова: Безусловно, в основном, мы делаем упор на библиотеки, на формирование школьных библиотек. Например, в честь юбилея того же литературного журнала "Чиж и Еж" у нас сейчас уже проходит второй месяц акция, наш толстый 80-страничный литературный журнал, в котором все новинки, и все данные о современной литературе для детей Петербурга. Мы собираем такую информацию по всем издательствам, чтобы это было удобно и родителям, и учителям, и самому ребенку в одном журнале найти все новинки, аннотацию новых книг, полную информацию о том, что вышло за последние полгода в Петербурге в детской литературе. И такой журнал, как нам кажется, большой, очень содержательный, иначе бы мы его не делали, мы сейчас просто дарим каждой школьной библиотеке по одному экземпляру, и это трудоемкий процесс - просто вступить в контакт с каждой из школьных библиотек.

Ольга Писпанен: Ну, это повезло городу. А что же делать регионам, сельским библиотекам - они просто, получается, на грани вымирания?

Алла Насонова: В общем, да. А там, где библиотеки сохранились, они, по сути, в российской глубинке остаются, можно сказать, единственным очагом культуры.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Анатолий Алексеевич: Добрый день, Анатолий Алексеевич. Очень большой книголюб. Ребята, у вас страшно не хватает агрессивной рекламной кампании, у меня по "Детгизу" дети выросли, целых два чемодана книжек, которые я не выкидывал, тоненькие, красивые, хорошие иллюстрации, хорошая бумага. Сейчас я, хотя каждый день хожу по ларькам, книг не вижу, кто у вас сидит на рекламе...

Ольга Писпанен: Важный очень вопрос, сегодня, если не разрекламировать книгу, не поместить ее в яркую, броскую обложку, ее в магазине и не заметят...

Алла Насонова: Да, почти так и происходит. К сожалению, на сегодняшний день "Детгиз", государственное предприятие, созданное в сентябре 1933-го, в конце 40-х это уже было мощное издательство, а родился "Детгиз" в Ленинграде, когда здесь была редакция Маршака, после 1937-го года большая часть редакции была выбита, а Самуил Яковлевич переехал в Москву, и головное предприятие детской литературы обосновалось в Москве, а Ленинградское отделение тоже выпускало прекрасные книги. И до 1991-го года в год наше издательство, сейчас можно только завидовать, выпускало по 160 книг, а сейчас мы делаем 12-15-20. И на рекламу у государственного издательства денег нет вовсе. Вот журнал "Чиж и Еж" - наша реклама, прямое общение с читателем. Когда нас собирали на совещание в Москве по поводу того, почему мы, деятели культуры, не можем что-то противопоставить Гарри Поттеру, прямо даже озаботилось этим наше правительство, конечно, реплики из нашего зала были однозначного содержания: сколько денег нужно вложить в раскрутку российских детских героев, чтобы что-то противопоставить Гарри Поттеру? Несколько миллиардов долларов, и у нас будут и персонажи...

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель

Слушательница: Вы встречали где-нибудь в каком-нибудь издании такие сказки Андерсена, как "Золотые кудри" и "Розовая звездочка"?

Алла Насонова: Вы знаете, я не могу отнести себя к таким глубоким знатокам Андерсена, но думаю, что все, что возможно, у нас было переведено замечательными переводчиками, супругами Ганзен, еще в конце XIX века, и классический четырехтомник Андерсена переиздавался у нас, в издательстве "Детгиз", много раз, в последние десятилетия - с замечательными иллюстрациями братьев Траугот.

Ольга Писпанен: У нас еще один звонок.

Георгий: Георгий, Петербург. У меня явилась такая мысль, не знаю, насколько она плодотворна, вот вы читаете для взрослых иногда, а попробуйте в удобное для детей время минут 15 что-то почитать из детской литературы. Я уже старый человек, мне 67, несмотря на трудные годы, блокада, репрессированный отец, я с большой теплотой на всю жизнь запомнил детские книги, которые были раньше. Традиционная детская литература тогда была на высоком уровне, мне кажется...

Алла Насонова: Детское чтение в эфире - мы это делаем, иногда и много замечательных передач, например, на Радио России Сергей Махотин, очень хороший петербургский писатель, ведет детские передачи. Может, для этого нужно большее количество эфира, и телевизионного, и радио...

Ольга Писпанен: Как часто издательство идет на риск и издает никому не известного еще автора?

Алла Насонова: Наше издательство часто, потому что оно государственное и не преследует прямых коммерческих целей, мы сами добровольно, хотя, может, это некоторым образом и маргинально, и из-за этого мы лишаем себя каких-то нормальных радостей, дохода, премий, и так далее, но мы, развиваясь последние два года в сторону современной литературы, пытаемся издавать по преимуществу книги петербургских авторов, не очень раскрученных и знаменитых, очень хотим делать современную книгу, пусть даже и неизвестную, пусть это будут скромные тиражи. Мы, например, очень гордимся, что журнал "Чиж и еж" - у нас вышло за 10 лет 5 литературных приложений. Первый перевод сказки Фолкнера "Дерево, которое исполняет желания", замечательная книга неизданных рассказов Нины Владимировны Гернет, великой петербургской сказочницы, вышли и современные книжки, последняя по времени - книга петербургского писателя Алексея Шевченко "Дом 22, квартира 16" - петербургские сказки о мечтателе, который живет в центре города, не скажу, на какой улице, но известен номер дома. Замечательная, трогательная и с некоторым юмором, хорошая книжка, как нам кажется.

Ольга Писпанен: И все-таки, наверное, не помешало бы иметь деньги на рекламу этих книг, чтобы они доходили до читателей в большем объеме?

Алла Насонова: Думаю, что прорыв будет. Сейчас очень активно обсуждается с городским правительством возможность предоставления Ассоциации детской прессы Петербурга, а у нас в городе около 10 журналов и газет, обращенных к детям, бесплатной социальной рекламы – места для расклейки объявлений в городе, места на радио и телевидении.

XS
SM
MD
LG