Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наталья Евдокимова


Ведущая петербургского часа программы "Время Свободы" Татьяна Валович: В Петербурге плата за содержание детей в детских дошкольных учреждениях не менялась с 1996-го года и является самой низкой в России - 75 рублей в месяц, это при том, что расходы на питание в день составляют 42 рубля. Родительскую плату решено увеличить. Как на законодательном уровне будут защищены малоимущие граждане? Об этом, а также о многих других вопросах социального плана мы будем беседовать сегодня с гостем нашей программы, депутатом Законодательного собрания Петербурга, председателем постоянной комиссии по социальным вопросам Натальей Евдокимовой. Администрация согласилась пойти, как принято говорить, на непопулярные меры - повышение тарифа на услуги ЖКХ и повышение платы за детские сады. Как мне известно, вы еще в феврале предлагали своим коллегам рассмотреть законопроект о повышении платы за детские сады, но почему-то этого не произошло. Почему – поговорим позже, а сейчас, прежде, чем начать обсуждать тему, послушаем мнение воспитателей и родителей, которые прозвучат в репортаже корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольтской. Как они относятся к тому, что сейчас плата за содержание ребенка в дошкольном учреждении Санкт-Петербурга составляет от 25 до 75 рублей в месяц, и нужно ли ее повышать?

Татьяна Вольтская: Средняя стоимость питания ребенка в Петербургском детском саду составляет 42 рубля в день. Плату за садик надо повышать, это ясно всем, неясно только, все ли выдержат это повышение, хотя от платы будут свободны семьи, имеющие ребенка-инвалида. А малообеспеченные и многодетные семьи получат льготы. 115-е ясли-сад подготавливают детей по программе "Детство": это и развитие речи, и математика, и первые сведения об окружающем мире. Методист садика Галина Боева считает, что 75 рублей - недопустимо малая плата:

Галина Боева: 75 рублей – нет, это совершенно ненормально. За 75 рублей можно ребенка кормить месяц дома? Они ведь платят, родители, только за питание. РОНО доплачивает. Давно уже стоял вопрос, что должно подорожать питание, где-то будет 300-400 рублей.

Татьяна Вольтская: Одна группа садика работает по системе итальянского педагога Марии Монтессори, здесь всего 14 человек в группе, для каждого ребенка свой индивидуальный план. Все разделено на зоны: зона родного языка, математики, сенсорики, космоса, зона музыки. Воспитательница Алла Бердичевская работает здесь в часы, свободные от основной обычной группы. За все вместе получает около 6 тысяч рублей.Она говорит, что меню в детских садах составлено еще в 50-е годы.

Алла Бердичевская: Дети это уже просто не едят. Сейчас появилось очень много йогуртов, сырков, творожных масс, которые дети будут есть, но нам постоянно предлагается термически обработанный творог - это бесконечные запеканки, рыба термически обработанная, то меню, которое предлагает нам СЭС, уже не отвечает никаким требованиям.

Татьяна Вольтская: С утра в группе два педагога, два преподавателя, художник, эти дополнительные занятия платные. Алена, у которой 4-летняя дочка, платит за садик полторы тысячи в месяц.

Алена: Если есть, за что платить, я готова заплатить. Но есть те, для кого это невозможно. Есть одинокие мамы, есть вдовы...

Татьяна Вольтская: Работники садика озабочены тем, что грядущее повышение цен касается только питания, и никак не скажется на их зарплате, которая, в среднем, составляет около 3 тысяч рублей. Выпускники педучилищ не хотят работать за такие деньги, а когда уйдут нянечки-пенсионерки с окладом в полторы тысячи, некому будет убирать и мыть посуду. Работники детских садов считают, что их сфера находится в самом глубоком кризисе по сравнению со всей образовательной системой.

Татьяна Валович: Наталья Леонидовна, давайте разберемся, в очень разных документах звучат совершенно разные цифры, как же будет действительно повышаться плата за детские сады? Например, вот заседание городского правительства, там написано 94 рубля за содержание ребенка в месяц, но тут же другой человек говорит, что минимум 400 рублей, потому что это 20 процентов реальной стоимости содержания ребенка в саду, и это определяет федеральный закон, который как раз требует, чтобы было 20 процентов. Вы знаете, что будет, когда произойдет это повышение, и от чего это зависит?



Наталья Евдокимова: К сожалению, те, кто так высказывались, видимо, самого закона просто не прочли, так бывает, мы иногда обсуждаем то, что не читаем. Как в прежние времена, Пастернака не читал, но гневно осуждаю. А на самом деле, не более 20 процентов от стоимости содержания ребенка в детском саду, это предписывает нам федеральное законодательство. А сейчас у нас эта цена для каждого родителя в среднем 1,2 процента от общей стоимости содержания ребенка в детском саду. О чем тут говорить? Так вот этот законопроект, в принципе, я его уже один раз вносила на рассмотрение Законодательного собрания, и правительство в точности взяло мой текст для внесения его от своего имени. Несколько исправлена сама таблица цен, но она кардинального изменения не получила.

Итак, существует 4 вида различных детских садов: это общеразвивающие, обычные детские сады, в которые ходят наши дети, это оздоровительные - для часто болеющих детей, с туберкулезной интоксикацией, специализированные детские сады - это компенсирующие детские сады для детей, у которых нарушена речь, слух, зрение, например, логопедический сад. Детские сады, которые называются "Особый ребенок" - для детей-инвалидов с тяжелой патологией. Кроме того, есть четыре вида детских садов, еще и режим работы в них разный, тоже 4 вида работы. 3-4 часа - привел ребенка на время, бабушке куда-нибудь сходить, отвлечься и вернуться за ребенком, 10,5 часов, 12 часов и круглосуточные - 24 часа. В зависимости от этого дифференцируется, во-первых, размер содержания ребенка в детском саду, который практически сейчас полностью лежит на бюджете, а значит будет дифференцироваться и родительская плата за содержание ребенка в детском саду.

Чтобы не было никаких кривотолков, я просто эти цифры зачту: общеразвивающие группы, нормальные детские сады, если 3-4 часа ребенок будет содержаться в саду - 80 рублей в месяц, 10,5 - 330 в месяц, 12 часов – 350 в месяц, 24 часа - 400 в месяц. Оздоровительные, для них не существует группы 3-4 часа, 10,5 часов - 420 рублей, 12 часов -- 445, 24 часа - 500 рублей. А вот для компенсирующих и "Особого ребенка", для них сейчас ведется полемика, и думаю, это будет обсуждаться и в Законодательном собрании. Предварительно, когда обсуждался этот законопроект, и в том числе, когда я его сама еще в рабочей группе создавала, мы прописывали некие суммы, там содержание ребенка значительно дороже, но при этом мы учитываем и то, что воспитывать ребенка с нарушениями слуха, зрения, речи, а тем более ребенка-инвалида с тяжелыми патологиями значительно сложнее. Сейчас рассматривается вопрос, не освободить ли вообще детей в таких группах, чтобы родители за них вообще не платили. Этот вопрос реально поднимается, и, думаю, будет рассмотрен в Законодательном собрании.

Татьяна Валович: Когда планируется рассмотрение, каков дальше механизм, ведь законопроект, насколько я понимаю, должно одобрить Законодательное собрание?

Наталья Евдокимова: Да, начнем с того, что первый раз он был отвергнут, только 4 депутата за него проголосовали, когда я его внесла.

Татьяна Валович: А как вы думаете, почему?

Наталья Евдокимова: Типа, популистское решение было - "а нечего, ты председатель комиссии по социальным опросам, должна людям только давать", не понимая, что давать нужно откуда-то. Вот мы с вами начали говорить о том, куда эти деньги пойдут, и родители, у которых вы брали интервью, сказали, одна женщина так высказалась, - я готова платить, только хочу знать, куда пойдут деньги. Так вот, они пойдут на счет того детского сада, родители которого заплатили. И это правильно, и дополнительные деньги пойдут из бюджета.

Татьяна Валович: Наталья Леонидовна, что вы думаете по поводу возможности восстановления монархического строя в России?

Наталья Евдокимова: Конечно, невозможно. Эта культура идет из средних веков. А привнести ее сейчас, так же, как и коммунизм, может, и к сожалению, но невозможно. Развиваться надо эволюционно, а не скачком. Ведь монархию можно насадить в России сейчас только силовым путем, царя-то не выбирают.

Татьяна Валович: Когда не нужны будут льготы людям, будут давать достойную зарплату, чтобы семья стояла на ногах, какие законы нужны, что нужно, чтобы это изменилось в городе и России в целом?

Наталья Евдокимова: Самое интересное, вы сами это заметили, достойная зарплата. Самое интересное, что люди, которые имеют и не очень достойную зарплату, в основном, молодые люди, имеющие одного-двух-трех детей, они-то никакие не льготники, им ничего не положено. И даже если бы сейчас отменили все льготы, они бы при этом ни плюса, ни минуса не получили. Все дело в том, что льготы - это преференции одних перед другими по принципу внешнему. Существуют два закона - о ветеранах, и о социальной защите инвалидов в РФ, которые как раз и указывают категории льготников, для которых льготы выражаются в отсутствии платы за транспорт, бесплатных лекарствах, половине оплаты стоимости телефона, коммунальных услуг, жилья, путевках в санаторно-курортное учреждение, и так далее. Это льготы, а плата за них идет из бюджета, или федерального, или регионального. Так вот, эти льготы, с ними, на самом деле, ни один бюджет не справляется, поэтому в большинстве это льготы декларируемые, но невыполняемые. В результате - бесплатные лекарства, поговорите с нашими льготниками, как там насчет бесплатных лекарств, получите все, что они на эту тему думают. Бесплатный транспорт - да, он есть, но где сам транспорт? В основном уже наполовину у нас транспорт коммерческий, который нужно оплачивать. Или санаторно-курортное лечение...

Татьяна Валович: Сейчас декларируется повышение в ЖКХ, в детских садах, в школах тоже идут поборы. Как средний класс уберечь от того, чтобы люди не думали, куплю я ребенку яблоко или поведу его в театр?

Наталья Евдокимова: Дело в том, что у нас с вами, наверное, разные понятия о среднем классе. Вы говорите не о среднем классе. Вы говорите о классе, получающем значительно меньше, нежели средний

Татьяна Валович: Извините, был опрос, сами люди себя позиционируют, средний класс в России - это тот, кто получает 100 долларов в месяц.

Наталья Евдокимова: Это не средний класс. Человек, который получает прожиточный минимум, никак не средний класс. Это, конечно, определение, мы-то с вами сейчас не о среднем классе говорим. Классическое определение среднего класса - люди, которые самодостаточны, могут содержать себя и свои семьи на среднем для западных стран уровне, а у нас прожиточный уровень - это не средний уровень. Пусть они себя идентифицируют как угодно, но нельзя называть человека средним классом, когда он получает прожиточный минимум. Я могу сказать, что сейчас прожиточный минимум для работающего населения 2967 рублей 40 копеек. Но проблема, которую вы подняли, очень правильная. Что получается: если ты относишь к льготным категориям, у тебя меньше прожиточного минимума, тебе что-то положено, те же льготы на содержание ребенка в детском саду, а если у тебя на рубль больше прожиточного минимума, тебе уже ничего не положено. Как вот эту грань соблюсти? С моей точки зрения, заботиться государству прежде всего надо о семье, которая имеет прожиточный минимум, по законодательству, от государства, больше ничего не может иметь. Мы обсуждали недавно на комиссии по законодательным вопросам концепцию семейной политики в городе, и мы пришли к такому выводу, что все, что сейчас происходит, это не есть семейная политика. Это есть вспомоществование государства людям с низким доходом, и все.

Татьяна Валович: У нас вопрос от слушателя.

Николай Федорович: Здравствуйте, Николай Федорович, я отношусь к детям блокады, прожил все 900 дней блокады. Пенсию получаю 1600 рублей, даже нет прожиточного минимума, до выборов приходили из социальной защиты - что вам надо? Да все мне надо. У меня даже одежды нет, как положено, выйти. От покойного сына донашиваю. Говорили, что детей блокады приравняют к участникам войны. Замолчали. Нас ведь осталось, особенно нас, мужчин, 10 процентов, наверное, нет от блокадников. В Питере нас блокадников 192 тысячи, 5-7 процентов мужчин осталось.

Наталья Евдокимова: Николай Федорович, сколько вам лет?

Николай Федорович: Мне 66

Наталья Евдокимова: Начнем сначала. Действительно, шли такие разговоры, более того, Законодательное собрание обсуждало это в качестве законодательной инициативы, поправки в закон федеральный о ветеранах, так как приравнять кого-то к кому-то мы можем только через федеральное законодательство, только через законопроект о приравнивании детей-блокадников к участникам войны - я считаю, это неправильно. Какие же вы участники войны? Ну какие же вы участники, когда вы дети? И идти надо не по тому пути, чтобы кого-то к кому-то приравнивать. Вы говорите о том, что у вас пенсия маленькая. Собственно, этот факт приравнивания вам для чего нужен – чтобы увеличить пенсию. Мы этот законопроект на комиссии по социальным вопросам обсудили. Идея была: не надо никого ни к кому приравнивать. Чем сейчас отличаются участники войны от прочих категорий ветеранов? - Тем, что им доплачивается вторая пенсия, по инвалидности, к трудовой, по закону о государственном пенсионном обеспечении. Вот вписать туда строку: "жители блокадного Ленинграда" и вам будут платить вторую пенсию. Это первое. И второе: вам 66 лет, уже с 1 декабря этого года вам будут доплачиваться из бюджета Петербурга деньги до прожиточного минимума пенсионера, - это наш вклад в решение проблемы.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель.

Екатерина Изотова: Добрый день, Наталья Леонидовна, Изотова Екатерина Абрамовна, свободный профсоюз "За справедливость". Объясните пожалуйста, когда вы принимали бюджет этого года и заложили туда 20 процентов на бесплатные лекарства, еще не шло разговоров о том, что с нас снимут льготы, о чем вы думали? Что изменилось после вашего решения 12 февраля добавить на бесплатные лекарства для всех категорий, не только для блокадников, 3 миллиарда? Приняла ли Матвиенко, которая нам обещала райские кущи, это постановление? Это раз. И во-вторых, как вы думаете, если вы будете добавлять деньги людям до прожиточного минимума, то попробуйте на наш прожиточный минимум блокадников, по 2 тысячи с небольшим, в основном, пенсия, предложить всем нашим депутатам пожить 2-3 месяца на пенсию, и, кстати, предложите президенту пожить на эти деньги. Тогда, может, все станет на свои места.

Наталья Евдокимова: Екатерина Абрамовна, Матвиенко ничего в бюджете утвердить не может. Он как принят, так и принят. Вы, наверное, имели в виду те изменения в бюджете, которые грядут в апреле. Да, действительно, на заседании правительства 26 апреля, по предварительным данным, будут обсуждаться изменения в бюджете 2004-го года. С чем это связано – вы помните, какие были жаркие дебаты при обсуждении бюджета на 2004-й год. Тогда губернатор обещала нам разобраться в ситуации с доходами в бюджет и внести изменения, обещая найти три миллиарда рублей дополнительно. Что сейчас будет - я не знаю. Но вы, видимо, неправильно поняли, не 3 миллиарда рублей на льготные лекарства, а 3 миллиарда в бюджет вообще на решение всех проблем города, а я вас уверяю, это не только льготные лекарства. Второе: вы говорите, 20 процентов от потребности, если сейчас выполнять полностью законы о ветеранах и социальной защите инвалидов, то не 20 процентов надо, а весь бюджет туда отдать, потому что там нет ограничений. Там сказано "обеспечивается бесплатными лекарствами", и все. Вот, когда таким образом принимаются законы чисто популистские, тогда выполнить их невозможно. Вы понимаете, не только бесплатные лекарства висят на бюджете города.

И второй вопрос, что касается наших доплат до прожиточного минимума, насчет президента, депутатов и губернатора - мы в другой раз поговорим, я просто хочу сказать, что это за закон, и почему мы его таким образом приняли? Ведь социальная справедливость не только в том, чтобы человек получил по тому труду, когда он трудился на свою пенсию, но и чтобы он не умер с голоду. Я абсолютно согласна, все пенсионеры должны получить пенсию достойную, но в соответствии с тем, как они работали. Но когда наше государство, федеральное правительство, федеральный закон приводит такие для нас цифры в пенсионном законодательстве, когда люди получают и тысячу рублей. О чем можно говорить? Мы, конечно, можем говорить, давайте добавим всем до пенсии – бюджет вылетит. Уже в следующем году нам 1 миллиард 700 миллионов рублей надо добыть, чтобы доплачивать только до прожиточного минимума пенсионерам, всем, независимо от возраста. Все остальное, федеральное законодательство, там есть ограничения по коэффициенту персональному пенсионеров, когда коэффициент 1,2, отрезается все, что вы заработали больше, и стаж - 45 для мужчин, 40 для женщин, и дальше отрезается все, что вы отработали. Вот куда надо смотреть. Федеральное законодательство надо менять, и нельзя все сваливать на наш городской бюджет.

Татьяна Валович: По поводу социальных выплат пенсионерам – правительство Петербурга приняло закон, что доплачивать только тем, кто постоянно проживает в Петербурге. Поскольку есть те, кто получают пенсию в Петербурге, но постоянно живут в других регионах. Как это будет выполняться, и как будет проверяться, где он живет? Или: бабушка уехала к сыну на полгода посидеть со внуком – она что, не будет получать доплаты?

Наталья Евдокимова: Во-первых, не приняло закон, а только постановление о внесении закона на рассмотрение Законодательного собрания. Законы принимает Законодательное собрание, правительство только инициирует иногда их принятие. Второе: этот законопроект еще не внесен, я только в первом приближении и неофициально о нем знаю. Действительно, такой законопроект внесен и касается граждан, которые временно проживают в Петербурге и временно здесь получают пенсию. К примеру, с точностью до наоборот, гражданин живет в другом субъекте Федерации, приехал на полгода к дочери или сыну понянчить внуков, к примеру. В этот период он получает пенсию у нас, в заявительном порядке приходит в органы соцзащиты, чтобы получить пенсию, но не является постоянным жителем Петербурга. Вот этот законопроект внесет на рассмотрение Законодательного собрания губернатор. Мы его посмотрим внимательно. Идет речь об экономии средств бюджета, потому что мы работаем на граждан Санкт-Петербурга.

Татьяна Валович: Я бы хотела задать еще вопрос по тому, что будоражит Петербург: повышение квартплаты, как вы сами сказали, это должно произойти только после того, как Законодательное собрание обсудит и примет решение. Слова губернатора госпожи Матвиенко в одной из газет: "Мы постараемся сделать так, чтобы повышение произошло не с 1 января 2005-го года, а как только будет принят закон, через 10 дней после вступления его в силу". Когда планируется это рассматривать?

Наталья Евдокимова: Будет внесено на рассмотрение Законодательного собрания три закона о квартплате, плате за коммунальные услуги и о социальной норме жилья. Первый закон установил размер платы за жилье, у нас его пока вообще нет, все это внесено в единую плату за жилье и за коммунальные услуги, тарифы будут увеличены, будет рассматриваться и социальная норма – только за социальную норму будет платить гражданин по тарифам, которые установлены в городе, а все остальное по общим ставкам по полной программе. У меня есть масса вопросов по этому поводу, особенно по той же социальной норме. Как быть с теми же старыми людьми, которые волею случая оказались в большей площади...

Татьяна Валович: Губернатор высказалась, что они будут переселяться в другие квартиры.

Наталья Евдокимова: Вот, кто их будет переселять. Они жуть как боятся всяких мошенников, которые их ждут на пути переселения. Надо сначала взять эту проблему на себя, я давно уже говорю, давайте придумаем, как решить эту проблему безболезненно для пожилых людей, или будем сами нести эту ношу. Другого не дано. Что касается того, что через 10 дней - пока мы не обсудим эти законопроекты, не проведем депутатские слушания, они не будут рассматриваться на Законодательном собрании. Что касается 10 дней - это федеральная норма, но она звучит: не ранее 10 дней. Пока ничего определенного на этот счет сказать не могу, законы еще не рассматривались в Законодательном собрании.

Татьяна Валович: Они уже внесены или нет?

Наталья Евдокимова: Еще не внесены официально. Пока я здесь с вами беседую, может, уже внесены, поеду, посмотрю, но на вчерашний день они еще не были размножены официально для всех депутатов.

Татьяна Валович: То есть, не надо ожидать, что, скажем, в ближайшую среду на очередном заседании Законодательного собрания они вдруг появятся, и все проголосуют пакетом?

Наталья Евдокимова: Во-первых, такого не бывает. Во-вторых, я совершенно уверена, что они не появятся на завтрашнем заседании. В проекте повестки дня их нет. В-третьих, пакетом их голосовать нельзя, у нас нет такой нормы, и каждый закон проходит три чтения.

Татьяна Валович: Как вы считаете, когда можно ожидать принятия законопроектов, до лета, после лета?

Наталья Евдокимова: До лета, думаю. Но это не значит, что они вступят в силу до лета. Там же есть норма "Настоящий закон вступает в силу тогда-то". Все законы, которые ведут к увеличению нагрузки на население или увеличению бюджетных средств, или уменьшению их, обычно принимаются со следующего бюджетного года, но здесь этот вопрос надо обсуждать.

XS
SM
MD
LG