Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Викторов

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Время Свободы" Ольга Писпанен: Накануне школьники Петербурга писали репетиционный экзамен по русскому языку в формате единого государственного экзамена. В нем приняли участие около 44 тысяч петербургских школьников. О плюсах и минусах этого эксперимента мы будем беседовать сегодня с председателем Комитета по науке и высшей школе правительства Санкт-Петербурга профессором Александром Викторовым. Сначала давайте послушаем репортаж на тему, которую мы будем обсуждать. Рассказывает Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: 3 июня петербургские одиннадцатиклассники впервые вместо написания традиционного сочинения будут сдавать единый государственный экзамен по русскому языку. 27 апреля прошла его трехчасовая репетиция. 450 экспертов будут проверять работы в региональном центре ЕГ. Единый госэкзамен по русскому языку совмещает выпускной школьный экзамен со вступительным в высшие и средние учебные заведения. За день до репетиции ЕГ около 30 человек провели митинг у Законодательного собрания Петербурга под лозунгом: "Остановим ЕГ на Неве". Недовольных экзаменом в Петербурге много. В числе тех, кто говорит о несостоятельности тестового экзамена по русскому языку и литературе, член-корреспондент Российской Академии образования, профессор Российского государственного педагогического университета имени Герцена Владимир Маранцман:

Владимир Маранцман: Те мотивы, которые были обозначены экс-министром образования Филипповым, мне представляются очень наивными. Если говорить о том, что единый госэкзамен позволит любому школьнику из самых отдаленных уголков России оказаться в творческом соревновании со всеми остальными, то эта идея мне кажется несерьезной. Не равны интеллектуальные уровни подготовки школьника в школах разных регионов.

Татьяна Вольтская: Эта задача решается качеством учебников и программ, подготовкой учителей, а не ЕГ - считает Владимир Маранцман. С коррупцией ЕГ тоже вряд ли справится.

Владимир Маранцман: Коррупция, во-первых, будет возникать на других уровнях, на уровне школы, скажем. Будет возникать, и тогда, когда по единым данным будут принимать в университет. Этим путем коррупцию не искоренишь, хотя бороться с ней надо, но тоже, наверное, совсем другими путями.

Татьяна Вольтская: Кроме того, есть много претензий к исполнению тестов, которые позволяют оценить знания лишь поверхностно. Вторая часть, по мнению Владимира Маранцмана, не может быть оценена машиной, потому что проблемный вопрос предполагает многозначные ответы. Почему Ленский дрался на дуэли с Онегиным? "Да" и "нет" здесь не годятся. Ответов несколько, и в каждом свой смысл. Как всегда заключает профессор Маранцман, в России очень спешат. ЕГ в нынешнем виде грозит большой неточностью в определении знаний человека.

Ольга Писпанен: Вот, Александр Дмитриевич, прошла генеральная репетиция, в официальных отчетах увидим, как прошла, а пока какие можно сделать выводы? Вот далеко ходить не надо, я вчера побеседовала со школьниками, которые сдавали эту репетицию, оказалось, что задания всем раздали одинаковые. Конечно, более недобросовестные ученики списали практически все у тех, кто добросовестно заполнял тесты. То есть уже говорится о том, что этот экзамен не исключает махинаций.



Александр Викторов: Это репетиция. При приеме будет иная ситуация. Каждый получит персональный контрольно-измерительный материал. Репетиция преследовала две цели. Первая - чтобы школьники 11-го класса попробовали, как это будет выглядеть в реальности и отладить технологию. В целом итоги хорошие, с точки зрения организации, теперь проверка результатов будет проведена, и можно оценивать. У меня есть большая статистика по России в целом. Должен сказать, в частности, по русскому языку 250 тысяч школьников в прошлом году сдавало русский язык, и завышения или занижения оценок нет. Если построить распределение - примерно максимум оценок в интервале между тройкой и четверкой. То, что было в репортаже - я тоже категорически против того, чтобы с помощью ЕГ пытаться бороться с коррупцией. Это просто наивно. Для этого есть профессионалы, правоохранительные органы, куда надо обращаться, если родители или дети сталкиваются с вымогательством. Главная задача единого экзамена - доступность. Для Петербурга это не так актуально, потому что вузы Петербурга - единственные вузы субъекта РФ, где обучается такое большое количество иногородних. У нас в прошлом году было принято на первый курс 42 процента, больше, чем в Москве и любых других городах, и даже в тех городах, как в Томске, где в основном поступают дети из собственной области. Поэтому проблема доступности петербургских вузов решена. Почему в городе мы пошли на то, чтобы в этом году начать практику единого экзамена и только по одному предмету? Потому что так складывается в России в целом ситуация, что не исключено, что со следующего года этот экзамен будет вводиться по всей стране. Поэтому надо подготовить школьников, высшие и средние специальные учебные заведения.

Ольга Писпанен: Кстати, если говорить о подготовке, русские школьники практически не знакомы с системой тестов, если американский школьник с детства учится заполнять огромное их количество, с тестами у русского школьника достаточно мало практики. Русский человек, заполняя огромное количество анкет, постоянно путается, пишет не в той графе, ставит не там галочку, как с этим будет разбираться компьютер? Одно дело, когда смотрит человеческий глаз, понимающий, что может дрогнуть рука и поставить не туда, а компьютер?

Александр Викторов: Это первые две части, "а" и "б", а часть "с" предполагает изложение. Дело в том, что мы в городе проповедуем уже третий год идею, и она, кстати, начала находить поддержку и в России, что единый экзамен нельзя абсолютизировать, это не единственный способ оценки знаний в школах и вступительных экзаменов. Поэтому в прошлом году мы были единственным субъектом Федерации, который проводил официально региональные олимпиады, и в этом году тоже их проводим. Поэтому наиболее одаренные дети имеют возможность, пройдя в апреле месяце региональную олимпиаду, а она проводится по 11 предметам, и, в принципе, талантливый ребенок может по трем предметам, которые базовые в том или ином вузе, выиграть региональную олимпиаду и поступить вообще без экзаменов.

Ольга Писпанен: В любой вуз страны или только в своем регионе?

Александр Викторов: Пока в петербургские, но со следующего года, очевидно, уже будет в рамках всей страны. И вторая возможность поступать - это целевой прием, целевой набор по заказам конкретных организаций. До 10 процентов можно выделять на региональную олимпиаду и до 10 на целевой прием. Таким образом, около 20 процентов приема дети могут проходить не только с помощью единого экзамена, хотя в школе они должны это сдавать. Есть еще один плюс единого экзамена: ребенок освобождается от сдачи дважды в течение месяца выпускных экзаменов и вступительных.

Ольга Писпанен: Вы называете плюсом ЕГ то, что он единый, как бы отстрелялся ученик и тут же стал студентом. Но это же очень серьезная психологическая нагрузка. Мало кто с этим может справиться. Одно дело - ты сдаешь экзамены в школе родным учителям, потом ходишь на подготовительные курсы в университет, там сдаешь экзамены. Да, это растянутая во времени пытка. Тем не менее, она не таким Дамокловым мечом висит над твоей головой. Тебе не так страшно, что сделаешь ошибку, и все кончилось.

Александр Викторов: Я с вами в этом плане согласен, очевидно, безусловно, есть и минусы, в том числе один из них - психологическая неподготовленность школьников к тестированию, хотя это не в полном смысле тесты, и, конечно, эта ситуация, да. Но есть разные люди, одни могут собираться на короткое время и выстреливать все свои знания за один раз, а есть люди, которые могут выдерживать нагрузки в течение месяца. Кстати, есть люди, которых психологи относят к категории игроков, могут не знать, а хорошо сдать тесты.

Ольга Писпанен: В этом и дело, что это все равно не отражает интеллектуального уровня школьников.

Александр Викторов: Да, конечно. Для разных типов людей психологических вряд ли подберешь одинаковый один единственный способ определения знаний. Поэтому, безусловно, критика будет раздаваться и с той, и с другой стороны. Но хочу все-таки подчеркнуть, что мы в городе придерживаемся позиции, что единый экзамен - не единственный способ поступления в учебное заведение.

Ольга Писпанен: То есть, все-таки будет возможность сдавать обычным образом экзамены?

Александр Викторов: Не обычным образом, а через региональные олимпиады.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Николай Понтюхов: Здравствуйте, майор запаса Понтюхов Николай Николаевич, город Ленинград. У меня к вам такой вопрос: единый государственный экзамен, как я понимаю, носит характер эксперимента. А раз эксперимент, надо спрашивать о желании тех, кто хочет участвовать в нем или нет. Я усматриваю здесь нарушение прав личности. Потом, единый государственный экзамен не развивает индивидуальные особенности. Вообще, система образования в СССР была самой совершенной в мире, и пока еще остается. Мы всегда готовили разносторонне развитые личности. Нам западное непригодно. Вопрос у меня такой: для чего это делается, кому это выгодно? Вы понимаете, все данные идут сразу в Америку...

Александр Викторов: Я 30 лет проработал в высшем учебном заведении, вырос в советской системе, и точно так же, как и вы, считаю, что наша советская российская система образования, начиная с дошкольного, одна и лучших в мире, и очень хочется, чтобы она не претерпевала сильных изменений, но мы уже живем в другой стране. В частности, такой факт, как неспособность многих семей отправить ребенка даже из Ленинградской области учиться и сдавать экзамены в Петербург, чисто по финансовым соображениям, поставила очень серьезный вопрос перед правительством России, путем многих сомнений и различного рода анализа вариантов остановились на едином экзамене как способе послать свои документы и ждать ответа. Это существенный фактор, мы не можем его отбрасывать. У нас большое количество людей просто не может купить билет и послать ребенка сдавать экзамены. То, что касается эксперимента - он проводится по решению правительства Российской Федерации. Права человека в данном случае не нарушаются. Более того, он учитывает особенности ребенка, если ребенок имеет какие-то ограничения, которые не позволяют ему сдавать экзамен в такой форме, он будет сдавать его в обычной форме. Это довольно гибкая система.

Ольга Писпанен: Александр Дмитриевич, один из главных вопросов, которые чаще всего возникают, когда говорят о едином госэкзамене, это то, что говорят, что сертификат о сдаче единого госэкзамена действителен только один год. То есть, если ты проваливаешься в этом году на поступлении, то на следующий год придется снова сдавать?

Александр Викторов: Да, как оценка знаний по окончанию школы он действителен, а для поступления в вуз действует только до 31 декабря текущего года. Так было и раньше. Если в этом году человек не поступил, на следующий он все равно сдавал экзамен.

Ольга Писпанен: 20 июля этот же экзамен будут сдавать абитуриенты, которые закончили школу год или несколько лет назад? Это будет такой же экзамен?

Александр Викторов: Да, точно такой же экзамен по русскому языку, только он будет проводиться в базовых вузах.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Алексей Семенович: Здравствуйте, Алексей Семенович, инвалид второй группы, блокадник. У меня высшее экономическое образование. Я хочу поспорить с товарищем майором. Это вопрос спорный, по-моему, у нас много людей, образованных по-старому, знают все и ничего конкретного. Вот откуда у нас большое законотворчество. Но законы вообще существуют, а не направлены на конкретную суть дела.

Ольга Писпанен: У нас еще один звонок.

Анна Николаевна: Я из Петербурга, Анна Николаевна, я бабушка. Я хочу сказать, что очень поддерживаю эту систему экзаменов. Считаю, что раньше ребенок думал только о том, как бы угодить. При написании сочинения он старался угодить, никакого объективного мнения быть не могло. Поэтому большое спасибо. Но, тем не менее, у меня совсем другой вопрос, только отнеситесь к нему серьезно. Внучке в школе сказали, что в течение 4 часов детей не будут выпускать. Если кто-то выйдет, уже назад не вернется. 4 часа - много, нельзя как-то решить этот вопрос.

Александр Викторов: Безусловно, по чисто биологическим причинам перерывы будут.

Ольга Писпанен: Если мы уже дошли до пункта "с" единого экзамена, что раньше было сочинение, теперь это некое размышление, эссе, с чем точно так же незнакомы российские школьники. Как можно изложить в коротком тексте глубокие мысли на заданную тему? Этому не учили.

Александр Викторов: Да этому не учили. Я, например, сам в школе любил писать сочинения и вырос в семье учителей...

Ольга Писпанен: Там был минимум два листа, я помню.

Александр Викторов: Да, но я любил писать большие сочинения. И мама у меня - учитель русского языка и литературы. Поэтому, конечно, в этом есть необычность, с другой стороны, ритм жизни сейчас такой, что надо учиться коротко на одном листе изложить свои мысли. Хотя, конечно, это непросто, этому надо учить.

Ольга Писпанен: Этому, естественно, нужно учить, но как же можно проводить, пусть даже это репетиция, экзамены совершенно неподготовленных детей, которые, во-первых, не умеют заполнять тесты, а во-вторых не умеют кратко излагать свои мысли.

Александр Викторов: Начиная с января месяца и учителей, и детей учили, как обращаться с этими таблицами.

Ольга Писпанен: Хорошо, посмотрим на результаты. Еще очень много нареканий в адрес самих тестов, их несостоятельности, того, что такие тесты не могут измерить уровень способностей школьника. Кто их составлял?

Александр Викторов: Во-первых, тесты совершенствуются из года в год. Учитываются эти пожелания. Их составляют специалисты, работники и школ, и высших учебных заведений, поэтому тесты - это такая совершенствующаяся система. Поэтому они будут совершенствоваться, в том числе и с учетом результатов этого года. Петербург очень внимательно относится к этому. Почему мы, во-первых, только один единственный экзамен выбрали - потому что мы хотим дать для министерства очень серьезный анализ результатов проведения эксперимента. То есть, в отличие от многих субъектов Федерации, мы не будем просто молчаливо созерцать по итогам этого года. Мы обязательно сделаем хороший анализ, с участием и школ, и вузов, и представим.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Михаил Юрьевич: Михаил Юрьевич, скажите пожалуйста, чем отличаются тесты, которые сейчас у нас вводятся, от тех, которые существуют в иностранных институтах?

Александр Викторов: Они разные. Дело в том, что в различных странах различные тесты используются. Кстати, в большинстве стран тесты как единственный способ не используются. В России сложно сравнивать, потому что большое количество стран использует это. Если сравнивать с Америкой - там примерно такой же формы тесты. Некоторые задания, на которые нужно ответить, и не только "да" и "нет". Там нужно в формах "А" и "В" думать.

Ольга Писпанен: А как же компьютер будет проверять, если это не просто "да" или "нет"?

Александр Викторов: Там заполняются варианты, и компьютер это будет отличать. Вот эти тесты в большей степени очевидно схожи с тестами на проверку знания. языка.

Ольга Писпанен: У нас еще один звонок.

Слушательница: Что будет, если ребенок не сдаст этот экзамен по русскому языку? Как в этом случае поступить?

Александр Викторов: Дело в том, что тесты от 0 до 100 баллов, и какое-то количество баллов ребенок получит, и это количество баллов и будет ему зафиксировано. А конкретнее?

Слушательница: Может, психологически не соберется...

Александр Викторов: А, то есть если прервет экзамен, прекратит. Ну, там различные варианты могут быть. Либо ему будет дана возможность сдать обычным способом, если случится какой-то психологический срыв. Первый вариант - когда ребенок делает большое количество ошибок и получает какое-то количество баллов. А если он прекращает сдачу экзамена, ему предоставляется возможность сдать обычным образом, если он по каким-то ограничениям, по здоровью не может, например, ограниченные возможности по зрению, можно и заранее об этом сообщить, и он будет сдавать экзамен в обычной форме.

Ольга Писпанен: И напоследок такой вопрос: один из основных аргументов в пользу единого госэкзамена тот, что он дает возможность иногородним поступить в какой-то престижный вуз центра, Москвы, Петербурга или какого-то другого центра. Но не секрет, что за последние годы фонд общежитий, мягко говоря, разбазарен. Поступает иногородний студент в этот университет, приезжает, оказывается, ему все равно негде жить.

Александр Викторов: Мы этим сейчас очень серьезно занимаемся с федеральными министерствами, и буквально в прошлую пятницу с Балыхиным Григорием Артемовичем, руководителем агентства по образованию, мы как раз решали вопрос финансирования. Они будут финансировать ввод в строй общежития Морского технического университета, бывшей "корабелки". Мы этими вопросами сейчас серьезно занимаемся. Это действительно одна из проблем, с которой уже начинают сталкиваться Москва и Петербург.

XS
SM
MD
LG