Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Елена Есина


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Последствия войны всегда трагичны, но кроме физического, морального материального сиюминутного ущерба современные войны несут с собой последствия, которые будут проявляться многие десятилетия. "Война глазами эколога", - книга с таким названием в скором времени выйдет в Петербурге. Ее автор - эколог Елена Есина - гость нашей сегодняшней передачи. Елена, скажите пожалуйста, прежде всего, кому адресована ваша книга?

Елена Есина: Моя книга рассчитана, в основном, на широкий круг читателей. Для того, чтобы высветить и показать те проблемы, которые связаны с военными действиями именно с точки зрения экологических аспектов.

Татьяна Валович: То есть, она будет интересна не только узкому кругу специалистов, в ней приведены данные, которые должен знать каждый россиянин.

Елена Есина: Вот именно, она рассчитана на широкий круг читателей, потому что ни для кого не секрет, что у нас очень много специальной научной литературы.

Татьяна Валович: А освещение таких проблем должно касаться каждого... А как давно вы вообще занимаетесь проблемами экологией и экологическими последствиями войн?

Елена Есина: Экологией я занимаюсь 22 года. То, что связано с деятельностью военных - здесь мой стаж составляет где-то 15 лет. Я занималась вопросами экологического обеспечения Северного Флота.

Татьяна Валович: Вот в вашей книге каковы наиболее интересные, может, примеры факты, которые вас саму потрясли, когда вы начали изучать эту проблему?

Елена Есина: Наверное, самым интересным фактом для меня было то, что экологические проблемы в ходе военных действий возникли еще в 512-м году до нашей эры, когда скифы применяли тактику выжженной земли в своих походах. Затем эта тактика использовалась уже американскими войсками во Вьетнаме. По большому счету, за последние 5 с лишним тысяч лет существования человечества наша планета жила в мире всего 292 года. И за этот период, в основном, менялась технология ведения войн, а способы ведения остаются постоянными практически, такие, как пожары, отравление водоисточников.

Татьяна Валович: Вот современная технология - это применение оружия, и обедненного урана, и другие последствия, вот, скажем, в России в Чечне ведется уже почти 10 лет война, на этом примере - каковы последствия войны для населения?

Елена Есина: Если говорить о войне в Чечне, то в период написания книги проводились исследования, начиная с XVIII века, в тот период Чечня была очень благодатным краем, и основной сферой деятельности было садоводство и сельское хозяйство. Но, анализируя почвенные карты, можно сказать, что около 90 процентов пахотных угодий Чечни сейчас выведены из строя, и очень долго, еще более, наверное, 30-50 лет эти земли не смогут использоваться для сельского хозяйства.

Татьяна Валович: А вот вы упомянули XVIII век - в XVIII веке что происходило?

Елена Есина: В XVIII, если брать первую кавказскую войну, то с русской стороны тоже были предприняты шаги такого экологического, как бы направления. Вырубались сады, которые являлись достоянием чеченцев. Это с одной стороны. С другой, если рассматривать отношение самого чеченского народа к своей земле, к своим природным богатствам, то можно говорить, что было более рачительное отношение. Например, был такой князь Хазбулат, его основным источником дохода было использование нефтяных колодцев. И он очень следил за тем, чтобы его бизнес не наносил вреда сельхозугодиям, которые находились в его владении, что нельзя сказать сейчас о чеченских боевиках, которые, на мой взгляд, проводят политику экоцида против своего народа, поскольку ни для кого не секрет, что на территории Чечни множество подпольных минизаводиков, которые эксплуатируются без надлежащего контроля и наносят очень большой вред окружающей среде.

Татьяна Валович: Но вот князь Хазбулат был тогда собственником земли, поэтому он так рачительно и обходился со своими угодьями, а вот в этом, как вы считаете, должна земля принадлежать какому-то одному хозяину, чтобы он заботился о ней, или в России сейчас этот способ невозможен?

Елена Есина: На мой взгляд, это наиболее оптимальный вариант, поскольку человек, когда у него есть своя собственная земля, он будет относиться к ней совершенно по-другому, нежели чем когда она ничья, никто ни за что не отвечает.

Татьяна Валович: Но вот, скажем, военная техника, присутствующая, наверное, на земле, наносит свой урон. Вы говорили об экологическом загрязнении при неконтролируемом производстве нефти. Кроме того, эти заводы уничтожаются тоже без надлежащего экспертного контроля. Российские войска, если такой завод находят, его просто взрывают - с этой стороны какой ущерб? Насколько загрязнены сейчас отходами нефтепродуктов почва и реки Чечни?

Елена Есина: Если использовать имеющиеся данные экологической службы Минобороны, которая проводит определенный мониторинг в зонах боевых действий Чечни - очень большое содержание фенолов или продуктов нефтепереработки находится в реках Сунжа, в Тереке. Превышение концентрации составляет более 100 ПДК, но другой момент - при взрыве не происходит тех пожаров, то есть, как бы точечный очаг. То, что мы видим сегодня в Ираке - там горят более 30 скважин, это дополнительные экологические последствия, которые можно сравнить с применением метеорологического оружия, то есть, изменяется видимость атмосферы, изменяется направление ветров.

Татьяна Валович: А на Россию это как-то повлияет?

Елена Есина: На Россию это не повлияет.

Татьяна Валович: Елена, а вы каким фильмам отдаете предпочтение - российским или зарубежным?

Елена Есина: И российским, и зарубежным. Но с профессиональной точки зрения мне очень нравится американский сериал "Живая планета". К сожалению, у нас, в России, на сегодняшний день такого фильма нет, который бы рассказывал именно о российской природе.

Татьяна Валович: У нас в России было, наверное, лет 20 назад достаточно популярно экологическое, просветительское кино, в плане, когда земляне прилетали на какую-то другую планету и спасали ее, потому что экология той планеты была на грани катастрофы. Вы написали свою книгу и говорите, что пытаетесь с ее помощью популяризировать экологические проблемы для общества. Вот существование таких фильмов тоже, наверное, привлекло бы внимание.

Елена Есина: Я думаю, что такие фильмы необходимы для подрастающего поколения, поскольку в такой форме легче воспринимать экологическую информацию и формировать экологическое сознание.

Татьяна Валович: А на сегодняшний день - как бы вы оценили экологическое сознание россиян?

Елена Есина: Если с точки зрения гражданской позиции - за последние годы оно стало более активным, а если говорить о практическом вкладе нашего населения, то достаточно низкое.

Татьяна Валович: И остается еще на низком уровне... Возвращаясь к вашей книге - вы сказали, что в ее основу легли многие исследования. Вы сами выезжали на места, проводили какие-то анализы, или пользовались результатами, которые были получены кем-то другим?

Елена Есина: Значит, в основу книги легли и личные наблюдения, исследования, и результаты, которые, например, по Югославии нам предоставляли югославские коллеги.

Татьяна Валович: Вот очень часто приходится сталкиваться с таким мнением, что экологи намеренно сгущают краски, пугают людей, а на самом деле все не так уж плохо, и были, например, опубликованы данные, что война в Абхазии имела для абхазской природы даже положительные последствия, в том плане, что из-за нее снизился туристический поток в республику, и это привело к заметному восстановлению флоры и фауны - как бы вы прокомментировали такую новость?

Елена Есина: Я принципиально не согласна. Если говорить о том, что экологи сгущают краски – вообще, экология - наука очень точная, как физика и математика, и любой ущерб, и оценку войны, ее воздействия, можно очень четко и достоверно просчитать. И когда говорят о сгущении опять же красок, здесь более присутствует эмоциональная окраска, которую этот материал дает. Что касается последствий войны в Абхазии - несравним ущерб от антропогенной нагрузки в период развития туристической деятельности с тем ущербом, который был нанесен почвенному покрову использованием бронетанковой техники. Так что это некорректное сравнение.

Татьяна Валович: Вы сказали, что экология - точная наука. А существует ли сейчас методика оценки вредного воздействия во время военных конфликтов?

Елена Есина: На сегодняшний день объективной методики не существует, поскольку невозможно просчитать те последствия, которые будут через 10-20-30 лет. Война заканчивается, но она продолжает убивать и после окончания.

Татьяна Валович: Уже после первой чеченской войны стали рождаться в республике явно выраженные больные дети, как вы считаете, наносится вред генетическому здоровью?

Елена Есина: Да, это одно из последствий экологического воздействия ведения боевых действий.

Татьяна Валович: Скажите пожалуйста, вот война все-таки когда закончится, существуют ли какие-то специальные методики, которые сейчас бы уже разрабатывались правительством России, чтобы рекомендовать администрации Чеченской Республики не использовать где-то земли, где они наиболее загрязнены?

Елена Есина: О таких программах говорилось, но на сегодняшний день их пока нет.

Татьяна Валович: Все время говорят о восстановлении чеченской экономики, есть ли в правительстве России заказы сейчас на создание, допустим, почвенных карт, ведь Чечня, в основном - сельскохозяйственная республика - чтобы в севообороте в какой-то период не использовать землю, которая была наиболее загрязнена - ведутся ли такие работы.

Елена Есина: На сегодняшний день, что касается именно почвенных карт, то такой программы нет, хотя я считаю, что она просто необходима. И в связи с развитием современных технологий необходимо создать такую геоинформационную систему, которая могла бы позволить принимать конкретные управленческие решения. В этой системе должны быть базы данных по загрязнению конкретных районов с рекомендациями по использованию в сельском хозяйстве для выращивания конкретных культур.

Татьяна Валович: Кто должен инициировать создание таких баз данных?

Елена Есина: Я считаю, что инициатива здесь может идти от любой организации и любого профессионала. Другое дело - насколько можно будет достучаться до федеральных властей.

XS
SM
MD
LG