Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виктор Топоров

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: На прошлой неделе был объявлен шорт-лист литературной премии "Национальный бестселлер". В конце мая мы узнаем имя лауреата. О самой скандальной премии в литературном мире расскажет наш сегодняшний гость, главный редактор издательства "Лимбус-Пресс" Виктор Топоров.

Виктор Леонидович, в конце мая в Петербурге в третий раз будет объявлен лауреат российской национальной премии, которая называется "Национальный бестселлер". Если это происходит уже в третий раз, значит, это кому-то нужно - кому пришло в голову создание этой премии, насколько велико значение, расскажите немножко о самой премии.

Виктор Топоров: Хорошо. В вашем аннонсе прозвучало, что это самая скандальная премия в стране.

Ольга Писпанен: Так пишут критики литературные.

Виктор Топоров: Да, так пишут критики, и это меня забавляет, даже не обижает, а забавляет, потому что такова наша литературная, и не только литературная ситуация, что нормальное, этически нормальное, ответственное поведение воспринимается как скандальное, на общем фоне. Наша премия была задумана наперекор всем остальным премиям, наперекор существующему порядку вещей в литературе. Она призвана не поощрять сходящую знаменитость или хотя бы льстивого дебютанта, давать человеку не рыбу, а удочку. Девиз премии - "проснуться знаменитым". У нее сложная трехступенчатая структура, на каждом этапе люди голосуют ответственно, каждый говорит, за кого он, и против кого он. Он не говорит, но это вытекает из общей структуры премий. Каждый раз голосование идет с чистого листа. Скажем, сейчас, когда возник шорт-лист, сформированный коллективными усилиями жюри из 23 филологов, писателей, издателей, представителей общественных наук, сейчас с чистого листа будет открыто, публично голосовать малое жюри, состоящее уже главным образом из просвещенных читателей, из людей, которые из шести достойных, чрезвычайно достойных книг выберут одну, которая и станет национальным бестселлером. Здесь важно подчеркнуть, что в названии нашей премии заложено некий волюнтаристский позыв - мы назначаем книгу бестселлером, после чего издаем ее тиражом 50 тысяч экземпляров в течение двух месяцев.

Ольга Писпанен: И она действительно становится бестселлером?

Виктор Топоров: На самом деле, книги становятся бестселлерами уже в процессе раскрутки всего премиального цикла, как это было с книгами-победителями оба прошлых раза.

Ольга Писпанен: А что значит "просвещенные читатели", которые составляют малое жюри - это не специалисты, не литературные критики, не писатели?

Виктор Топоров: Литературные критики и писатели - люди заинтересованные не столько в успехе литературы, сколько в успехе себя лично, своих друзей, своих литературных группировок. Мы приглашаем в малое жюри главным образом людей, добившихся блистательных успехов на своем профессиональном поприще, и с литературой никак, или почти никак, не связанных, но любящих и умеющих читать книги.

Ольга Писпанен: То есть, это может быть бухгалтер, это может быть продавец в магазине.

Виктор Топоров: Трудно выделить.

Ольга Писпанен: Потому что все-таки мы же знаем, что мы самая читающая нация.

Виктор Топоров: Блестяще состоявшегося и публично известного бухгалтера или продавца... Скажем директор "Промстройбанка" Коган возглавлял в прошлом году это самое жюри. Политик Хакамада была в нем председателем жюри. В этом году почетный председатель жюри - модельер Валентине Юдашкин. Причем почетный председатель у нас не голосует. Он голосует только, если голоса остальных членов жюри разделятся поровну.

Ольга Писпанен: А скажите пожалуйста, еще такая история, я читала о том, что у вас в жюри даже заседал, такая скандально опять же известная личность, как Сережа Шнуров, лидер группы "Ленинград" вот его мнение не может как-то так скажем расколоть общество? Потому что, ну вот, кто знает - человек – матерщинник, все равно же любой человек будет преследовать свои симпатия, голосуя, наверное?

Виктор Топоров: Сценический образ Сергея Шнурова и его общественный образ - это совершенно разные вещи. Он весьма ответственный, серьезный человек. В прошлом году, будучи членом жюри, он проголосовал за Ирину Денежкину, главное открытие сезона сегодня, переводимую уже на 20 языков, чуть ли не экранизируемую в Голливуде.

Ольга Писпанен: Каждый год меняется состав жюри?

Виктор Топоров: Да, каждый год происходит ротация. Никто не может быть два года подряд в одном и том же качестве. Скажем, тот же Сергей Шнуров и другой член прошлогоднего малого жюри - петербургская актриса Юлия Ауг - будут вести церемонию.

Ольга Писпанен: Возможно ли пересечение, существуют, "Букер", "Антибукер".

Виктор Топоров: "Антибукер" умер.

Ольга Писпанен: Уже умер?.. Возможно ли пересечение номинантов в одной премии и другой? Или вы старательно избегаете тех номинантов, произведения которых уже выдвинуты?

Виктор Топоров: Отнюдь. Просто механизм нашего отбора таков, что здесь не может быть каких-то групповых игр. То есть, они могут быть, и они случаются, но не являются результативными. Скажем, в этом году две довольно серьезные литературные премии - премию за лучшую повесть и премию Академии современной русской словесности, премию Аполлона Григорьева, я сам состою в этой академии, получила одна и та же авторесса, некая Марина Вишневецкая. Она участвовала, была номинирована и на премию "Национальный бестселлер".

Ольга Писпанен: Из Америки?

Виктор Топоров: Нет, по-моему, она москвичка. Так или иначе, она не набрала у нас ни одного балла, что, в общем, тоже естественно, потому что там за нее включались какие-то влиятельные силы, а здесь - включайся, не включайся, ничего не получится, когда 23 члена жюри, и у них на руках сто баллов. А чтобы выйти в финал, нужно как минимум семь, как выяснилось в этом году.

Ольга Писпанен: То есть, у вас побалльная система голосования?

Виктор Топоров: Каждый член большого жюри, который читает произведения, от 20 до 50, до 80 произведений, он читает, это работа платная, поэтому они стремятся прочесть побольше. У него есть две оценки. Три балла - за первое место, которое он ставит, и один балл за второе место. Дальше все эти баллы суммируются, указывается, кто за кого голосовал, это все публикуется в печати и Интернете, и публика видит, кто за кого, как.

Ольга Писпанен: С голосованием все понятно. Это открытое голосование, насколько я понимаю.

Виктор Топоров: Да, конечно.

Ольга Писпанен: То есть, все честно, никто ничего не подтасует, не подмухлюет.

Виктор Топоров: Ну, я слежу за этим, я комиссар премии.

Ольга Писпанен: Виктор Леонидович, расскажите пожалуйста, кто вошел в шорт-лист, финалисты и жюри?

Виктор Топоров: Наверное, уместнее начать с малого жюри, то есть тех, кто будет сейчас определять победителя. Валентин Юдашкин - почетный председатель. В жюри по нашему положению входит прошлогодний победитель, это писатель Александр Проханов. В прошлом году моральной победительницей мы признали 20-летнюю писательницу Ирину Денежкину, и она также вошла в наше жюри. Литературную часть малого жюри подкрепляет блестящий московский молодой критик, известный главным образом по журналу "Афиша", Лев Данилкин. Остальные члены нашего жюри формально к литературе отношения не имеют. Это знаменитый тележурналист Леонид Парфенов, тоже известный тележурналист и обозреватель журнала "Эксперт" Александр Привалов, и это молодая питерская звезда "БДТ" и недавнего сериала "Дневник убийцы" Саша Куликова. Им и представит выявить победителя. Я напоминаю, что члены жюри голосуют каждый по отдельности, публично, и голосуют как бы с чистого листа. На сегодняшний день по итогам голосования большого жюри на первом месте находится роман двух молодых рижан Гарруса и Евдокимова "Головоломка". Это технотриллер, смесь бойцовского клуба с тарантиной, и со многим другим, страшно интересное произведение, которое не могу больше рекламировать, потому что оно издано в "Лимбус-прессе". На втором месте находится только что вышедший в издательстве "Вагриус" роман очень известного журналиста, поэта, тележурналиста, кем он только не является, Дмитрия Быкова "Орфография". Роман о неких условных 20-х годах, в которых условные ученые, философы и филологи, спорят на весьма актуальные темы голосом самого Дмитрия Быкова. Занятный чрезвычайно роман, очень большой, даже, на мой взгляд, один из фаворитов конкурса. Он был напечатан - 1000 страниц, сейчас выходит в объеме 650. На третьем месте пока находится наш знаменитый земляк Павел Крусанов с романом "Бум-бум," вышедшим уже довольно давно. Он вышел летом 2002-го года, но мы рассматриваем книги за год, либо рукописи.

Ольга Писпанен: То есть, можно даже неопубликованные книги привозить?

Виктор Топоров: Да. В частности, Дмитрий Быков был номинирован рукописью. Только вот, сейчас буквально на днях вышел роман "Орфография", 7 апреля в Москве была презентация. Ну, Павла Крусанова представлять, я думаю, не надо. Четвертое-шестое места делят Владимир Еременко-Толстой, прямой полковник Льва Николаевича Толстого, как он утверждает, с автобиографическим, страшно смешным, порнографическим трогательным романом "Мой, мой", который опять-таки выпустило издательство "Лимбус-пресс", чем я горжусь. То есть, не выпуском Еременко, естественно, а таким густым представительством в шорт-листе премии. Находится писатель "патриотического" направления Вячеслав Дегтев, патриотического условно, в кавычках, он позиционирует себя как патриота. Сборник рассказов называется "Крест". Писатель это воронежский, и сборник этот, также номинированный в рукописи, только что вышел в Воронеже. Шестым в этом списке, поделившим четвертое-шестое место оказывается очень известный кулуарно, но крайне мало до сих пор писавший петербуржский писатель Сергей Коровин с романом "Прощание с телом". Этот роман номинирован в рукописи. Его многие уже прочли в рукописи. Я надеюсь, нам удастся его к финальной церемонии выпустить, в крайнем случае, сразу же после нее.

Ольга Писпанен: А рукопись может стать финалистом? Еще не изданная книга?

Виктор Топоров: А как же. У нас на конкурс принимаются произведения, вышедшие в течение года, и рукописи. Единственное ограничение - ни одно произведение не может быть представлено на конкурс дважды. Вот если оно было представлено в рукописи, потом вышло книг на следующий год - мы его уже не рассматриваем.

Ольга Писпанен: А вот, я - молодой и, как я считаю, например, очень талантливый писатель, и вот мне очень хочется премию "Национальный бестселлер". Что я должна сделать? Мне достаточно просто прийти к вам и сказать: вот, моя рукопись, меня никто не хочет издавать, хотя я ходила уже во многое количество издательств, может быть, все-таки возьмем, потому что вы же такой продвинутый, понимающий и любящий молодежь?

Виктор Топоров: Ну, если у вас такая замечательная рукопись, то вы можете прийти ко мне в "Лимбус-Пресс", и мы договоримся о ее издании, на самом деле, чтобы попасть в структуры премии, необходимо, чтобы тебя номинировали. Список номинаторов - порядка 100 человек. Каждый из них номинирует по одному произведению. Кто-то из них отказывается. В этом году было 89 номинаторов, принявших участие в работе премии. Значит, этот список публикуется, и вам надо найти одного из этих номинаторов, и убедить его в том, что именно ваше произведение он должен номинировать. Номинатор крайне заинтересован номинировать удачно, потому что если он номинирует произведение, которое выигрывает премию, он получает 2 или 3 тысячи долларов, а если произведение попадает в шорт-лист - он получает 200 долларов, деньги, как сказал бы Довлатов, маленькие, но хорошие.

Ольга Писпанен: Я надеюсь, все молодые и талантливые писатели это слышали и прямо сейчас отправятся в издательство "Лимбус-Пресс"... Вот, вы в начале нашей беседы сказали, что вы иронически относитесь к тому, что премию называют скандальной, скандально известной. Но также я вчера вычитала в Интернете несколько скандальных, наверное, так скажем, в ваш именно адрес высказываний критиков, что вы гуру пишущей молодежи, что вы становитесь грудью на защиту, стоит написать что-нибудь такое яркое, скандальное.

Виктор Топоров: Я такое про себя не читал, потом скажете адрес, приятно.

Ольга Писпанен: Покажу...

Виктор Топоров: Нет, мне чужд какой бы то ни было поколенческий шовинизм, уж тем более поколенческий шовинизм молодежи, к которой я не принадлежу и гожусь ей скорее в деды, чем в отцы. Для меня важно то, что в литературе произошел массовый обвал репутаций и качества в годы перестройки и на протяжении всех 90-х лет. Сегодня я не могу назвать ни одного действующего писателя, слывущего и являющегося знаменитым, которого мне бы хотелось напечатать или даже прочитать. В то же время, среди молодых, и не очень молодых, новых писателей таких обнаруживается много, я бы сказал, поразительно много. И они оттеснены. Долгие годы они были оттеснены от толстых журналов, из-за чего погибли сами толстые журналы, выродились вернее, они были оттеснены от издательств, вот сейчас наступает их час, вот этих талантливых отодвинутых людей. Они могут быть любого возраста, и я стараюсь им помочь, действительно.

Ольга Писпанен: Значит, молодая литература жива и будет жить, благодаря нашему сегодняшнему гостю - главному редактору издательства "Лимбус-Пресс".

Виктор Топоров: Зачем уж так молодая - литература.

Ольга Писпанен: Литература, русская литература... Вот на такой оптимистической ноте мы закончим беседу.

XS
SM
MD
LG