Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евгений Федоров

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: В Петербурге прошло вручение ежегодных премий музыкального журнала "Фус". Лучшим альбомом года назван "Выше осени" группы "Tequilajazz". Сегодня наш гость - лидер группы Евгений Федоров. Евгений, в 1995-м году, я прочитала, группу "Tequilajazz" назвали лучшей группой года новой, на недавно прошедшем в Питере ежегодном вручении премии музыкального журнала "Фус", того самого, который в 1995-м году назвал вас лучшей новой группой года, в этом году он назвал ваш альбом лучшим и вручил некую статуэтку.

Евгений Федоров: На самом деле, она у нас уже третья, фузовская, сначала мы получили за лучший клип, несколько лет назад, был клип на песню "Зверь", потом за лучшую песню, была песня "Зимнее солнце". Сейчас мы дослужились до лучшего альбома, если так все пойдет дальше, то лет через 10-15 мы получим как лучшая группа.

Ольга Писпанен: Лет в 70 можно получить статуэтку за вклад в искусство, честь и достоинство... Вот, Женя для тебя что-то значат эти статуэтки, которые складируются на полке, есть какой-то идеал статуэтки, которую очень хочется получить?

Евгений Федоров: Не хотелось бы никого, конечно, обижать и тем более очень уважаемых членов жюри, отборочной комиссии и так далее, но дело в том, что тот момент, когда приходят эти статуэтки, наступает в карьере любого артиста всегда, как правило, довольно поздно. Исключения бывают, но они очень редки. То есть, когда уже достигнуто большое количество каких-то очень важных вещей для артиста.

Ольга Писпанен: Тогда начинают сыпаться эти статуэтки.

Евгений Федоров: Они уже начинают сыпаться, и к ним относишься не то, чтобы легкомысленно, но не так, как в 20, когда это могло быть крайне важно для, может, более успешного старта карьеры стремительного развития событий. Эти вещи – всегда, когда мне задают подобный вопрос, я говорю, крайне важны вот эти предметы для моей мамы, это именно та штука, которую можно показать маме, и мама счастлива всегда.

Ольга Писпанен: Не зря сын играет на гитаре

Евгений Федоров: Да, она вытирает пыль со статуэток и счастлива. Я думаю, что хотя бы это уже замечательно.

Ольга Писпанен: Вы уже 10 лет существуете?

Евгений Федоров: Да, в этом году будет десятилетие, да.

Ольга Писпанен: В одном и том же составе?

Евгений Федоров: В одном и том же составе, с большим расширением, периодически.

Ольга Писпанен: Лень искать новых музыкантов, или вы настолько идеально подходите друг к другу, и дополняете друг друга?

Евгений Федоров: Мы, во-первых, подходим друг к другу, если рассматривать нашу сценическую деятельность какую-то, естественно, то, что происходит за кулисами, то, что происходит у нас в студии на репетиционных каких-то точках, там, конечно, всегда очень много конфликтов именно творческого характера, но что касается человеческих отношений, то это идеальный состав. В принципе наша группа является трио. Нас сейчас четверо на сцене, и пятый член группы у нас все время находится в зале при аппаратуре. Так или иначе, такой вот равнобедренный треугольник, каким является наш костяк, остается как бы неизменным.

Ольга Писпанен: Женя, обычно лидер группы, это как бы обычная практика, в какой-то момент уходит в свободное плавание, ему хочется сольной карьеры, ему хочется заявить о себе не как "Tequilajazz", а как Евгений Федоров, что-то такое - плюнуть в вечность. Нет наметок?

Евгений Федоров: Во-первых, не то, что наметки были, они уже осуществлены.

Ольга Писпанен: То есть, побеги временные были.

Евгений Федоров: На компакт-дисках изданы уже, по крайней мере, три мои сольные работы, где написано не "Tequilajazz", а Евгений Федоров, два саундтрека к спектаклям драматическим, они идут сейчас на петербургских площадках, в Театре на Литейном спектакль "Голь" и в Александринском театре - "Вишневый сад". Оба спектакля Романа Смирнова, довольно известного нашего питерского режиссера, просто персонажа яркого для культурной жизни города. Плюс несколько киношных работ, часть которых уже издана, и большое количество будет, как только мы решим все наши правовые проблемы, с одним из каналом, который уже второй сезон показывает сериал, где мне пришлось работать в замечательном коллективе. Так что все это есть, и это такая форма отдыха, видимо, от рок-музыки, потому что это как раз та область, в которой можно делать вещи невозможные в рамках рок-группы.

Ольга Писпанен: Но ведь написание музыки к кино, насколько я знаю, беседую с Лешей Ойги, вещь строго структурированная, форматная, нужно строго придерживаться сценария, выверять по секундам какие-то синусоиды музыкальные.

Евгений Федоров: И это бывает очень удобно.

Ольга Писпанен: А для художника, привыкшего к творчеству безграничному?

Евгений Федоров: Это, может, прозвучит парадоксально, но я обнаруживаю периодически, во-первых, мне режиссеры никогда не ставили в какие-то особые рамки, за исключением тех случаев, когда в дело вмешивается продюсер, когда нужно эстетически и хронологически выдерживать строгие рамки, это бывает даже крайне удобно иногда. Когда у тебя есть трехминутная совершенно конкретная задача на одну минуту и пять секунд, и это бывает, во-первых, очень интересно и творчески, в том числе, то есть, это элемент ремесла очень важный, и именно эти рамки часто бывают такими даже не рамками, границами, внутри которых возможна абсолютная свобода. Но поскольку киношные все эти дела - это проекты очень густонаселенные всевозможными творческими и не очень творческими людьми, ты всегда понимаешь, что от результата твоей маленькой работы зависит результат работы огромного коллектива. Это дисциплинирует, и такая вот творческая дисциплина, когда тебе нужно сделать в рамках одной минуты 10 секунд какое-то произведение, это очень потом хорошо сказывается на том, что делаешь вне временных каких то рамок.

Ольга Писпанен: Я прочитала на вашем сайте, что вы, бывает, просто не можете остановить свой полет фантазии, у вас идет мелодия, вот она разливается, и уже просто все, хочется вот бы ее сократить, да никак. То есть, получается, что работа над альбомом и работа над саундтреком к фильму или спектаклю - это совсем разные работы?

Евгений Федоров: В принципе музыка есть музыка, но все те же самые 12 но. Другое дело, что, скажем, в формате телевизионного сериала я могу позволить себе написать абсолютно попсовую мелодию в таком жанре, который категорически был бы отвергнут поклонниками группы "Tequilajazz"

Ольга Писпанен: И тебе интересно писать попсовую музыку?

Евгений Федоров: Да, абсолютно.

Ольга Писпанен: И не боишься, что скажут: "Ага, вот Федоров-то вот какое написал".

Евгений Федоров: Не боюсь. Я абсолютно убежден в том, что некоторая альтернативность и андерграундность многих артистов, жестко декларируемая, как правило. связана только с одной причиной: есть люди, которые просто физически не способны написать яркую попсовую мелодию. У нас есть большое количество попсовой музыки, она не попадает в формат группы "Tequilajazz", и мы очень редко и очень дозированно иногда эти попсовые мелодии вытаскиваем из нашего багажа, используем и, как показывает практика процентов 10 наших поклонников старых уходит, разочарованные, но приходят новые 10 процентов и, так или иначе, какое-то количество людей остается.

Ольга Писпанен: В Петербурге на днях пройдет "Скиф" - фестиваль памяти Сергея Курехина, "Tequilajazz" участвует в нем?

Евгений Федоров: В этот раз нет. Мы очень много раз играли этот фестиваль и в Петербурге, и в Нью-Йорке, в этом году у нас просто какие-то феноменально обширные гастрольные планы, мы будем играть в городе Киев, нам почему-то там редко удается поиграть, и мы с радостью уступаем свое место на этом фестивале для более молодых групп, которые могут о себе ярко заявить.

Ольга Писпанен: Да, может, их заметят, дадут пораньше им статуэтку.

Евгений Федоров: Вот именно.

Ольга Писпанен: А скажи пожалуйста, как ты думаешь, фестиваль имени Сергея Курехина, вот молодые исполнители, совсем молодые, они вообще знают. кто это такой.

Евгений Федоров: Конечно, знают.

Ольга Писпанен: Не только как личность, как шоумен, как ньюсмейкер, а как композитор, вот ты, например, можешь напеть, наиграть какую-нибудь ораторию Курехина

Евгений Федоров: "Воробьиную ораторию", например. Она у меня есть. У меня есть много пластинок Сергея Курехина, мне довелось с ним поиграть, так что могу с ответственностью говорить, что знаком с его творчеством.

Ольга Писпанен: Потому что я задавала этот вопрос молодым музыкантам и практически никто не знает. Они так помнят: ну да, наверное, вот интересная музыка была в "Господине оформителе", в основном запоминается музыка по фильмам, но никто так и не смог как-то ее изобразить.

Евгений Федоров: Это нормально, потому что для того, чтобы интересоваться такой музыкой, чтобы знать ее, нужно делать какое-то усилие над собой, пойти в магазин, хотя бы приобрести ту же пластинку, о которой я сказал.

Ольга Писпанен: А разве музыкант не должен все-таки как-то учиться на шедеврах, в конце концов, на классике, на людях, композициях, произведениях людей известных некогда и сейчас чтимых?

Евгений Федоров: Должен... Музыкант, который всерьез интересуется музыкой, как правило, знает и классику, и новинки, причем самые последние, и самую древнюю классику.

Ольга Писпанен: Женя вас обвиняют в продажности - очень давно уже длится история противопоставления Петербурга и Москвы, и, в конце концов, самая лучшая, самая громкая, значимая питерская группа продается московской звукозаписывающей студией?

Евгений Федоров: Очень маленькой студией, состоящей из двух человек... Ничего такого удивительного. Дело в том, что, во-первых, мы из так называемой "там-там-генерации" групп, которые стартовали...

Ольга Писпанен: Севы Гакеля.

Евгений Федоров: Да, кстати, Сева Гакель вчера получил, я отвлекусь на секунду, он получил официально заверенный, с печатями на гербовой бумаге сертификат, что он является полномочным представителем Пола Маккартни в Российской Федерации.

Ольга Писпанен: А Пол Маккартни знает об этом?

Евгений Федоров: Пол Маккартни знает, конечно. Вот из тех ребят, которые там стартовали, мы были практически самым первым, кто вообще получил какой-то контракт на издание своей музыки на компакт-дисках, в том числе на тот момент в Санкт-Петербурге подобного рода компаний просто не было. Мы были первые, у кого был компакт-диск в клубе "Там-Там". Естественно, контракт не заключается на полгода. Контракт заключается, по крайней мере, на 5 лет, в те годы, по крайней мере, соответственно мы наши обязательства перед компанией выполнили полностью, они тоже перед нами выполнили полностью, наш контракт закончился три года назад, и сейчас мы, группа, абсолютно без всякого контракта мы продолжаем выпускать компакт-диски, но уже не будучи скрепленными какими то обязательствами.

Ольга Писпанен: А свою звукозаписывающую компанию не хотите?

Евгений Федоров: Это такое количество головной боли, которую мы не хотим для себя.

Ольга Писпанен: Легче прийти, заплатить деньги, сесть.

Евгений Федоров: Прийти, записать альбом и дать хорошим людям, которые грамотно, со знанием дела, все это запечатают, упакуют и развезут по магазинам.

Ольга Писпанен: Вот опять же противопоставление, самая расхожая формулировка, что в Питере рок более бескомпромиссный, а в Москве в большей степени коммерчески ориентирован. Как вам удается сочетать нормальную альтернативность с коммерческой успешностью?

Евгений Федоров: Не знаю, удается ли нам это, но то, что в Петербурге рок более бескомпромиссный, и вообще любой из видов творчества - это так, но это свойство просто этой земли, просто людей, которые здесь живут, трудятся и творят.

Ольга Писпанен: То есть, все-таки есть отличия?

Евгений Федоров: Безусловно, есть некоторые этические моменты, о которых не принято говорить, это вопрос и финансовый тоже.

Ольга Писпанен: Почему, в конце концов, об этом не принято говорить, это совершенно нормальная составляющая жизни и музыканта тоже. Ему нужно на что-то жить содержать семью, записывать новые альбомы и творить, в конце концов, а не бегать разгружать вагоны.

Евгений Федоров: В силу географических обстоятельств музыкант в Петербурге удален от властных структур, от крупных финансовых структур, соответственно, не имеет такого большого количества возможностей, как есть в Москве.

Ольга Писпанен: Но в Москве, вы получается, более частые гости, чем в Петербурге, потому что тебя в Петербурге практически не поймать.

Евгений Федоров: Гораздо более частым гостем я тогда уж бываю в Хельсинки, Нижнем Новгороде, Владивостоке, Екатеринбурге, и так далее.

Ольга Писпанен: Значит, больше всего везет Хельсинки и Екатеринбургу.

Евгений Федоров: В Петербурге мы играем довольно часто, это примерно 6-7 выступлений в год сольных, плюс фестивали. У нас, если обратите внимание, очень маленькое количество площадок, чтобы можно было играть. Для группы, которая немножко переросла клуб "Фишфабрик", который может вместить в себя 120 человек максимум, это большая проблема, потому что площадок среднего формата - на тысячу человек - здесь практически не найти.

Ольга Писпанен: Будем строить. Я надеюсь, что это интервью услышат и построят площадку для "Tequilajazz", чтобы мы могли их чаще лицезреть и слушать.

Евгений Федоров: Но пока мы видим, что молодежные клубы только закрывают здесь.

Ольга Писпанен: Да, печальная тенденция.

XS
SM
MD
LG