Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игорь Курдин

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Сегодня в гостях в петербургской студии Радио Свобода председатель петербургского Клуба моряков-подводников капитан первого ранга запаса Игорь Курдин. В понедельник в петербургском Клубе моряков подводников состоялась встреча журналистов с руководителями клуба и фондов памяти подводных лодок "Курск" и "Комсомолец", почему вы созвали эту пресс-конференцию, какие у вас проблемы, какой помощи вы ожидаете?



Игорь Курдин: Дело в том, что Клуб подводников уже действительно самодостаточная организация, известная не только в стране, но и за рубежом, и с некоторых пор, изначально с периода своего создания, мы испытываем трудности, которые можно обозначить одной фразой: мы почему-то никому не нужны, кроме наших подводников и членов их семей. Мы абсолютно не востребованы государством и не получаем от него никакой помощи. Хотя это, наверное, и правильно, общественная организация потому и общественная, что они опираются на общественность. Но в итоге уже полтора года мы живем в полуподвале дома номер 46 по пятой линии Васильевского острова, куда мы переселились из очень неплохого здания Дома культуры, но так получилось. И попытки сделать там ремонт для того, чтобы превратить клуб действительно в место, где можно собрать и членов семей, пригласить и гостей, а к нам часто приезжают гости, в том числе и из-за рубежа, у нас не получается. В прошлом году мы получили дотацию от одного из депутатов Законодательного собрания Игоря Борисовича Матвеева - 200 тысяч рублей - начали ремонт, но все обещания от властей, от тех же депутатов, они сейчас остались просто на бумаге, потому что, как мне сказали, надо подождать очередной предвыборной кампании, тогда это будет к месту. Мы ждать не можем, не могут ждать семьи погибших подводников, умерших подводников, особенно не могут ждать дети, которые работали... Мы не можем остановить эту программу. Поэтому это была не пресс-конференция, это была встреча, и на ней присутствовал не только Клуб подводников, как вы уже правильно сказали, и представители фондов памяти АПЛ "Комсомолец", памяти АПЛ "Курск", вдовы погибших в авиакатастрофе офицеров адмиралов Тихоокеанского флота, и это просто был такой небольшой, что ли крик, что давайте всем миром поможем Клубу подводников, чтобы просто провести этот ремонт, потому что уже в мае месяце к нам прибывают делегации из Германии, Франции США, и не потому что нам стыдно перед ними, но, прежде всего, перед своими людьми. Те, кто приходят в клуб, а это достаточно много людей, ежедневно не понимают, почему такая организация, которая, в общем-то, делает благое дело, никому не нужна.

Ольга Писпанен: А чем именно занимается ваша организация, какими благими делами?

Игорь Курдин: Вы знаете, для этого надо просто, наверное, побыть один день в клубе, у нас тогда будет видно.

Ольга Писпанен: К сожалению, наши слушатели не могут прийти всем скопом и побыть у вас в клубе, поэтому расскажите немножко.

Игорь Курдин: Поэтому значит, в первую очередь, ежедневная работа с детьми, потому что мы занимаемся реализацией программы патриотического воспитания, есть такая государственная программа, к сожалению, о ней мало кто знает. Эта программа предусматривает небольшое, но хоть какое-то финансирование, на нас с вами приходится 2 рубля 96 копеек в год, и эта программа государственная. Она выстроена таким образом, чтобы вот, как и раньше, проводить те же самые экскурсии, культпоходы, все. К сожалению, школы не могут этого делать, поэтому мы и находим средства, как правило, в муниципальных бюджетах, чтобы эти экскурсии хотя бы так проводить. А потом еще это повседневная деятельность, такая же, как у каждого. Мы помогаем людям, мы занимаемся похоронами, мы занимаемся поисками врачей, организацией консультаций, мы очень редко, потому что нет такой возможности, оказываем прямую благотворительную помощь, мы издаем свой журнал, и очень много сейчас издается книг, и наша задача, в общем-то, все это зафиксировать, чтобы все это осталось в истории, и каждый день кто-то приходит, и у каждого свои проблемы. Очень часто к нам обращаются, и мы занимаемся этим, мы помогаем детям, особенно детям-сиротам, а попасть в морские кадетские корпуса, в Нахимовское училище.

Ольга Писпанен: А это трудно - попасть туда?

Игорь Курдин: Как ни странно, да. Вот, Нахимовское училище и кадетские корпуса для этого и создавались, чтобы там учились дети из, как мы говорим, неполных семей, особенно дети погибших, но, как правило, почему-то из вполне благополучных семей туда дети ухитряются поступать, и вот одной бабушке, ей уже под 80, у нее внук-сирота, ей сказали: "Это не детский дом". И мы были вынуждены обратиться к главнокомандующему ВМФ России адмиралу Куроедову, чтобы помочь этому мальчику попасть туда потому, что он и хочет, и должен там учиться.

Ольга Писпанен: Но ведь военно-морское образование, в основном, кастовое образование, фамильное, если дед, отец, братья были морскими офицерами, либо служили в военно-морском флоте, тогда, в основном, поэтому идут дети учиться в Нахимовское, и если просто хочется устроить богатого ребенка туда, будет ли у него продолжение в этой военно-морской жизни, или просто будет галочка, что "я отучился, и у меня хорошее такое образование"?

Игорь Курдин: Это именно то, о чем вы сказали, мальчик, желание, красивая форма, вот я этот самый нахимовец, я морской кадет, мне кажется, это действительно галочка, и из этих детей очень мало, не говорю, что совсем, но очень мало получится настоящих моряков. Но кастовость в свое время пресекалась на советском ВМФ. Я это испытал на себе, мой отец тоже был командиром подлодки, и был даже период, когда было прямой запрет принимать детей, офицеров в военно-морские училища. Его очень лихо исполняли.

Ольга Писпанен: Сейчас нет такого?

Игорь Курдин: Конечно, нет, потому что преемственность, пускай, и кастовость в хорошем смысле должна быть в любых вооруженных силах. И я хочу сказать, что необязательно быть сыном или племянником, или внуком моряка, есть такие дети, особенно из глубинки, которые пишут нам письма и очень хотят поступить. Таким детям, безусловно, должна быть открыта зеленая улица, а конкурс в военно-морские учебные заведения с каждым годом повышаются. В прошлом году в морском корпусе имени Петра Великого он достигал более 10 человек на место. То есть, это говорит о том, что все-таки тенденция к возрождению традиций флота существует, и слава Богу!

Ольга Писпанен: Вы говорите, что одна из программ вашего клуба - воспитание патриотизма у молодежи - это реально сейчас в данный момент? Просто сводить детей в музей, рассказать им об истории Военно-морского флота, и они полюбят тут же родину, хотя, как мы слышим из опроса населения, вообще людей мало чего интересует.

Игорь Курдин: Поэтому мы категорически против участия детей в любых патриотических, так называемых, на мой взгляд, все-таки псевдопатриотических акциях, типа демонстраций, и я не думаю, что люди, когда видят новые молодежные организации, типа "Идущих вместе", раз вот они и пошли куда-то, как сказали в старое время, так и пошли, поэтому завтра мы повезем детей в Кронштадт, повезем на корабли, они увидят Кронштадт, корабли, кронштадский морской собор, а другая группа поедет на дорогу жизни, потому что, к сожалению, дети не видели этого и не знают, и поэтому я думаю, конечно, показав корабль, мы не переделаем человека, но какую-то капельку, какое-то зернышко, наверное, мы все-таки зароним. Я как пример могу привести: помните, как в детстве ходили на какие-то фильмы, по несколько раз вот этот пресловутый фильм "К-19" об истории советской подводной лодки с Харрисоном Фордом, мы его показывали на Васильевском кинотеатре "Прибой". Это старый кинотеатр, построенный лет 20 назад, хороший, там очень недорогие билеты, но туда мало людей ходит. Мы его там в течение недели показывали, сначала было мало народу, а последние дни зал был битком, а потом эти пацаны приходили к нам и говорили: "Дядя Игорь, а мы его смотрели по три раза". Американцы, к сожалению, научили нас патриотизму этим фильмом, и то, что парни ходили три раза, смотрели этот фильм, это уже о чем-то, наверное, говорит.

Ольга Писпанен: Кстати, интересно: как раз сразу после выхода этого фильма на экраны на него обрушился шквал критики именно от кинокритиков, то, что вы, председатель Клуба моряков-подводников, его поддерживаете, говорите, что он хороший, то есть, у вас никаких отрицательных эмоций не вызвал, все честно, все правда?

Игорь Курдин: Дело в том, что мы очень тщательно работали с этим фильмом в течение трех лет, и мы буквально, если можно так сказать, заставили американцев переделать по ходу сценарий. И не просто заставляли вот тупо - "мы не хотим" - была и такая позиция, мы убеждали, думаю, что нам это удалось, особенно Кэтрин Бигелоу, режиссер этого фильма, и Харрисон Форд они изначально настроены очень доброжелательно. Просто не понимаем, ну, мы американцы не можем понять, и то, что нам удалось их переубедить, и они сделали фильм, который действительно лучше всего, наверное, Валерий Гергиев сказал. Он сказал: "Это первый американский фильм, где с таким уважением говорится о русских". Этим все сказано, я больше ничего не хочу говорить, потому что я - автор текста этого фильма, и каждый раз я думаю: что же получилось? И позиция кинокритиков - я о ней мало чего слышал, но позиция людей - она вот такая.

Ольга Писпанен: Получается, что американцы заставляют нас любить и чтить свои традиции, свою историю. Вы знаете, такой вопрос возник: вот 7 апреля был День памяти погибших подводников, скажите пожалуйста, почему, как вы думаете,почему в России так и не научились ценить своих героев? Я, например, читала много публикаций об Александре Маринеско, который не то, что был награжден или как-то отмечен, а даже наоборот, мне кажется, незаслуженно предан забвению и умер в нищете. Хотя бы взять ту же самую АПЛ "Комсомолец" - первая подлодка, спустившаяся на глубину тысячу метров, точно так же экипаж, как называли, геройский экипаж, не был награжден, почему?

Игорь Курдин: Понимаете, когда я еще был курсантом я прочитал повесть Александра Крона "Капитан дальнего плавания" об Александре Ивановиче Маринеско, и потом, спустя много лет, я с удивлением узнал, что когда я был курсантом, Маринеско еще был жив, а мы - курсанты - об этом не знали. Маринеско просто не вписывался в тот образ героя-командира, который тогда был затвержен. Именно поэтому он оказался забыт всеми, но не своими друзьями, и теперь вот музей Маринеско, который родился из школьного музея, он уже является государственным, и имя Маринеско увековечено, но мы, как правило, у нас на Руси любим героями признавать после смерти и воздавать им должное. Экипаж "Комсомольца" - это 1989-й год, именно поэтому 7 апреля, и ни у кого не поднялась рука переносить День памяти погибших подводников, потому то, с середины 90-х годов это именно 7 апреля, когда погибли 42 члена экипажа подлодки "Комсомолец". И если вы придете в этот день, независимо от того, какой это будет день недели, к Никольскому морскому собору, вы увидите, сколько людей собирается. Кто то идет в храм, кто-то на панихиде стоит, а кто-то там просто встречает своих друзей. Но за последнее время - был в брежневские времена такой анекдот - "Защищал ли ты родину на Малой земле, или отсиживался в окопа Сталинграда". На сегодня бы сказал так: "Защищал ли ты родину на "Курске", или отсиживался в отсеках "Комсомольца". Потому что лучше других сказала Ирина Георгиевна Журавина, вдова старпома "К-129", которая погибла в марте 1968-го года, она сказала: "Почему им все, а нам ничего". Это идет сравнение с тем, сколько получили семьи "Курска", и заботы, внимания, и денег, а все остальные не получают ничего. У нас из того, что мы хотим сделать - в Москве открыт памятник погибшим членам экипажа "Курска", с московским размахом, скульптура известного флотского скульптора Кербеля, мы просим: поменяйте только надпись, не памяти экипажа героического, действительно героического, экипажа "Курска", а памяти всех погибших подводников, они, наверное, заслуживают этой памяти не меньше, чем экипаж "Курска".

Ольга Писпанен: А как много таких обществ, как Клуб моряков-подводников по миру, в стране?

Игорь Курдин: Дело в том, что во всем мире нет ассоциаций ни космонавтов, ни танкистов, ни летчиков. Международная ассоциация подводников существует с начала 60-х годов, и Клуб подводников с 1998-го года ежегодно принимает участие вот в этих международных встречах, конгрессах подводников. Мы были и в Италии, в Германии, во Франции, а в 2000-м году в мае, до "Курска", мы провели такой же конгресс в Петербурге. У нас в гостях были более 300 иностранцев, и столько же примерно из других городов России и СНГ. И опять же могу отметить, это был по отзывам, не нас, а участников Конгресса, один из лучших конгрессов, мы пять дней знакомили их между собой и с нашим замечательным городом, им здесь очень понравилось. Единственное, куда мы их не привозили - это в Клуб подводников, потому что было, извините, просто стыдно. И вот участие даже в мировых таких событиях, мирового масштаба, как говорил Василий Иванович Чапаев, он все равно нам не помогло. Помогло, пожалуй, только в августе 2000-го года, когда клуб, наверное, оказался в нужное время в нужном месте, первый пустил шапку по кругу, начал говорить о "Курске", и вот эти наши друзья по Конгрессам, они первые откликнулись, и основные деньги из-за рубежа пошли оттуда, от бывших наших врагов – американцев, англичан, французов, японцев, и из Новой Зеландии. Это была значительная, и главное, что это была первая помощь. И, тем не менее, несмотря на такую востребованность клуба, в том числе и в мировом сообществе, мы почему-то все время ощущаем свою ненужность здесь в городе, начиная с нашего размещения и кончая вот этим пресловутым ремонтом. Клуб -самодостаточная организация, поверьте, у нас 1737 человек, но 150 рублей в год - взносы наши - позволяют, в общем, хватает денег на каждый день, а на ремонт нет, и сейчас мы решаем для себя вопрос: обращаться к иностранным членам клуба, на Конгрессе мы будем в мае в Чатаме участвовать, и скажем: "А, может, вы нам поможете сделать все-таки ремонт". Я не знаю, как это будет выглядеть, но очень не хочется это делать.

XS
SM
MD
LG