Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Апарин


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Каждый год человечество теряет 15 гектаров плодородных земель. Процесс деградации почв во всем мире называют тихим кризисом планеты. Можно ли его остановить? Каково состояние почв в России, и как состояние почв влияет на продовольственную и экологическую безопасность государства? Об этом и многом другом мы будем говорить с гостем нашей программы, заведующим кафедры почвоведения и экологии почв, профессором Петербургского государственного университета, а также директором центрального музея почвоведения имени Докучаева Борисом Апариным.

Давайте сначала послушаем репортаж на тему, которую мы будем обсуждать. В Петербурге проходит международный экологический форум "Сохраним планету Земля", основной темой которого как раз является вопрос кризисного состояния почв. Рассказывает Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: В последнее десятилетие проблемы кризиса почвенных ресурсов приняли глобальный характер. Продовольственная и экологическая безопасность всех государств непосредственно связана с состоянием почв. Между тем, подсчитано, что каждый год человечество теряет 15 миллионов гектаров плодородных земель, отдавая их на нужды промышленности и транспорта, или просто позволяя им деградировать. Из-за усиливающегося антропогенного влияния на жизнь почв идет деградация почвенного покрова земли. А почвенный покров, считает академик Глеб Добровольский, обеспечивает жизнь не только людей, но и всего живого на планете.

Глеб Добровольский: Дело не только в том, что почва дает нам продукты питания, почвенный покров - это тонкая, самая поверхностная часть континентов земного шара, которая обеспечивает круговорот веществ и энергии на поверхности Земли, та пленка, которая обеспечивает связь планеты Земля с космосом. Через нее идет восприятие солнечной энергии, преобразование ее в продукты, необходимые для развития растительного и животного мира, в том числе и человека. Вот что такое почва, а ей грозит мировой кризис.

Татьяна Вольтская: В некоторых регионах России состояние почвы критическое: 70 миллионов гектаров подвержены эрозии, 73 миллиона имеют повышенную кислотность, 26 миллионов заболочены, 12 засорены камнями и сорняками, 30 миллионов гектаров бывшей пашни заброшены. Почвы теряют свою плодородность из-за химического загрязнения, прежде всего, радионуклидами и тяжелыми металлами. Через почву эти вещества всасываются корневыми системами растений, усваиваются животными, питающимися травой, а значит, попадают в пищу человеку. Очистить почву гораздо труднее, чем воду или воздух. Почва прочно держит те вещества, которые в нее попадают. Недаром процесс деградации почв во всем мире называют тихим кризисом планеты. Он пока незаметен, но в будущем грозит голодом и резким ухудшением природной обстановки, в которой живет человек. Участники форума работают над проектом обращения к президенту России и к председателю Государственной Думы, с тем, чтобы принять закон об охране почв. В нем должны быть конкретизированы уже имеющиеся положения закона об охране окружающей среды.

Татьяна Валович: Борис Федорович, скажите пожалуйста, насколько трудно было организовать форум? И другой вопрос: такой обмен мнениями происходит между специалистами, но как вообще, на ваш взгляд, придают ли кризису почв должное значение в России и мире в общественных и политических кругах?



Борис Апарин: Прежде всего, Татьяна, я хотел бы вас поблагодарить за приглашение выступить в эфире. Почвоведы вообще-то не избалованы вниманием прессы, и то, что вы обратили внимание на наш форум, нам чрезвычайно приятно. Сегодня мы живем уже в тот период, когда абстрагироваться от проблемы кризисного, чрезвычайно тяжелого состояния почвенных ресурсов России, сопредельных стран и мира в целом уже нельзя. И надо признать, что сейчас уже формируется общественное мнение, среди ученых, я имею в виду, в первую очередь, почвоведов, мнение уже давно сформировалось, я говорю о том, что если не будут приняты экстренные меры, то уже наше поколение, то, которое живет и здравствует сегодня, столкнется в конце своей жизни с чрезвычайно серьезной ситуацией. Конечно, прежде всего, она будет связана с продовольственной проблемой. Я не люблю называть цифры, хотя они сегодня прозвучали, их трудно как бы почувствовать. Тем не менее, две цифры: сегодня в мире на одного человека приходится четверть гектара почвы, и при этом 800 миллионов людей в мире просто голодают, умирают от голода, и два миллиарда людей не получают полноценной пищи. А вот если сохранится тенденция деградации почв, то к 2050-му году на каждого из жителей будет приходиться всего 0,15 гектара. Что ожидает человека при такой деградации - трудно просто представить. Поэтому эта проблема настолько животрепещущая, что мне думается, что сегодня в центре внимания правительств и их руководителей должны быть не проблемы вооружений, не проблемы политического раздора, не проблемы какого-то переустройства социально-политических систем, а, в первую очередь, грядущая проблема связана именно с тихой смертью планеты. Еще другое название нашего форума: "SOS – спасите наши почвы".

Татьяна Валович: Борис Федорович, как мы слышали в репортаже, участники экологического форума хотят по его результатам обратиться к президенту о том, что нужно принять закон об охране почв. Существующее природоохранное законодательство России этого не обеспечивает?

Борис Апарин: У нас есть, конечно, система законов, которая касается той или иной стороны проблемы почвы. Но вообще нужно охранять почву в целом, как природный объект. У нас есть законы, которые направлены на охрану плодородия почв, сельскохозяйственных земель. Но их у нас всего 13 процентов, а остальные почвы у нас фактически, как бы образно говоря, бесхозные. Что с ними происходит – мы уже цифры слышали. Это вообще удручающая ситуация, поэтому закон об охране почв необходим, закон совершенно иного порядка, иного уровня, и я бы хотел обратить внимание, что уже два созыва Государственной Думы такой закон не могут принять. Существует совершенно определенное и разнообразное лобби, и если его не преодолеть, то удручающая, кризисная ситуация с почвенными ресурсами будет значительно ухудшаться. Еще на что я бы обратил внимание – на культуру. Ведь наша культура, она все-таки связана с культурой отношения к земле. Вот какова почва, каково ее состояние, такова, я считаю, наша культура. Здесь, увы, тоже я в настоящее время ничего хорошего не вижу.

Татьяна Валович: Хорошо, на ваш взгляд, в последнее десятилетие в России соблюдается природоохранное законодательство?

Борис Апарин: В какой-то мере - да. Безусловно, прогресс в этом есть. Но каждая страна имеет свои проблемы. У нас удивительная проблема, не имеющая аналогов во всем мире: если в целом, конечно, количество пахотных земель на душу населения уменьшается в связи с разными причинами – ростом народонаселения, деградацией почвы, то у нас уже 30 миллионов гектаров, около 30 процентов всего пахотного клина, как говорят, выбыло из хозяйственного использования. С одной стороны, считается, что нет худа без добра, природа будет восстанавливаться. Но, с другой стороны, это колоссальный вложенный труд. Почва это ведь то, что нам дает продовольствие, которое, надо признать, российское в значительной мере лучше, чем то, которое мы получаем из-за границы.

Татьяна Валович: Борис Федорович, а как почвоведы относятся к тому, чтобы землю передали, наконец, в руки собственникам? Будет ли они заботиться о состоянии почвы или, наоборот, в погоне за прибылью будет происходить неконтролируемое использование минеральных удобрений?

Борис Апарин: Конечно, у нас в значительной мере и в средствах массовой информации, и среди населения существует иллюзия, что если человек станет хозяином, собственником земли, то все будет хорошо. Нет, не может такого быть. Мировая практика показывает совершенно обратное. Дело не в этом, мы знаем, какие чудовищные кризисы были и есть в США и других высокоразвитых аграрных державах. Должна быть, конечно, разработана довольно жесткая законодательная база, которая уже существует в западных странах, нужен чрезвычайно жесткий контроль за состоянием почв. У нас, к сожалению, этого нет. Я вижу перспективы улучшения ситуации только в том случае, если у нас будет создана законодательная база, будут созданы органы, которые будут следить за ее выполнением, потому что принять закон можно, но если его не исполнять... Это мы знаем прекрасно.

Татьяна Валович: Борис Федорович, понятно, что почвы рекультивировать очень сложно, но возможно ли как-то восстанавливать плодородие, выводить вредные вещества? Ведь существуют большие проблемы с загрязнением тяжелыми металлами и радионуклидами?

Борис Апарин: Я бы привел немножко другой термин – реабилитировать. Можно ли почвы реабилитировать? Конечно, можно, и просто необходимо, пока мы еще не упустили нашу возможность поправить ситуацию. Почву нельзя мгновенно улучшить, чтобы сделать из низко-плодородных почв высоко-плодородные, нужны годы.

Татьяна Валович: Борис Федорович, мы говорили о том, что проблема кризиса почв - это проблема, которая уже встает перед человечеством. Если в ответах петербуржцев на вопрос, в чем, по вашему мнению, проблемы пожилых людей России, в основном мы слышали, что это низкое материальное обеспечение, то, наверное, через 10-15 лет к нему прибавится и состояние экологии почв, потому что уже, наверное, есть будет нечего. Даже если будешь иметь деньги, невозможно будет купить качественные продукты. На ваш взгляд, форум, который проходит сейчас в Петербурге по поводу состояния почв, помогает ли он привлечь внимание общественности к этой проблеме?

Борис Апарин: Ну, я думаю, что проведение таких мероприятий, конечно, чрезвычайно важно. Прежде всего, участие в нашем форуме очень широкое. У нас на него приехали больше 70 студентов со всех концов России, на Докучаевские молодежные чтения, к нам приехали более 40 музейных работников из естественнонаучных музеев, наконец, больше 80 ученых, и к нам приходило очень много гостей, это уже целая армия людей, которые на местах будут реализовывать наши идеи. Кроме того, телевидение немножко проинформировало о нашем мероприятии, мы сегодня говорим об этом, то есть, мне думается, что такая акция чрезвычайно полезна и просто необходима.

Татьяна Валович: Вот вы говорите, что в основном участвуют специалисты. А можно ли привлечь более широко политиков, общественных деятелей?

Борис Апарин: Здесь мы сталкиваемся с другой проблемой. Я вообще вижу по отношению к земле как бы два среза, уровня отношения. Это отношение нормальных, простых людей, грубо говоря, обывателей, и отношение вообще людей, которые по своему рангу и обязанностям обязаны заниматься этими вопросами. Здесь совсем другая проблема, это другое отношение. Мы обратились к губернатору города, просили о поддержке, но это люди, как мы говорим, "асфальтовые". Но мы обратились и к тем, кто непосредственно сидит на земле, к губернатору Ленинградской области, и они даже не удосужились ответить. И это удручает. Вот это для нас, ученых, самое неприятное. Мы же работаем все-таки не для себя за нашу ничтожную зарплату, мы работаем, казалось бы, за идею, за всех. И это невнимание нам неприятно.

Татьяна Валович: А вообще востребованность вашего труда есть? Вот специалисты, агрономы, они знают новейшие разработки, знают, что и как делать?

Борис Апарин: Естественно, агрономы - это специалисты, получившие добротное образование, и у нас в Питере, и в других городах. Но ведь проблема сейчас выходит и на какие-то социально-экономические рельсы. Мы знаем сегодня, что удобрения стоят так дорого, что вносить их хозяйство просто не может. А без удобрений при низком плодородии почвы не получишь хороший урожай. Хотя, конечно, с другой стороны, чем меньше применяешь удобрений, тем качественнее пища. Но сегодня речь идет, вообще-то говоря, не о качестве. Качественную пищу мы не можем получить, это очень серьезная проблема.

Татьяна Валович: У нас вопрос от слушателя. Вы в эфире.

Екатерина Изотова: Это Екатерина Изотова, свободный профсоюз "За справедливость". Я хочу сказать спасибо за то, что подняли эту тему, но хочу и предложить еще один срез. У нас и в городе безобразно загажены почвы. Руководство города знает это и, тем не менее, предлагает места под застройку прямо на территории бывших промышленных свалок в Морском районе, в шестом квартале

Борис Апарин: Вопрос вообще чрезвычайно интересный. Ответить на него, с одной стороны, легко, а с другой, отнюдь не просто. Мы опять возвращаемся к вниманию. Вот есть мэр Москвы, он нашел деньги, вложил в науку некую сумму денег, они получили прекрасное исследование почв города Москвы. Уникальная работа, монография, карты сделаны. Получили совершенно реальную картину состояния городских почв, от которых ведь зависит здоровье наше, в первую очередь, детей. Но у нас в Питере этого нет. А вот вы знаете, в конце XIX века, когда Докучаев предложил впервые в мире программу исследования природных ресурсов города Санкт-Петербурга и его окрестностей, губернатор выделил деньги, царь Александр Третий поддержал этот проект. Вот это был уровень, было понимание. К сожалению, правда, не реализована была программа, но, тем не менее...

Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя.

Слушатель: Вы сказали, что в Думе существует какое-то противодействие принятию полноценного закона о земле, можно поконкретнее, что это за силы?

Борис Апарин: К сожалению, я, в силу своего положения, далек от Думы. Я стою, образно говоря, ногами на земле, занимаюсь вопросами образования и просветительской деятельности - в качестве директора музея. Кто противодействует? Вопрос очень непростой. Оказывается, противодействуют и наши аграрии. Противодействуют, естественно, промышленники. Почему? Если будет принят этот закон, то хищническое отношение к почвенным ресурсам будет преследоваться по закону. А сейчас закона нет, и можно делать все что угодно, что на самом деле и происходит. Почву загаживают, отводят под застройки там, где нельзя этого делать. Ведь у нас стоит проблема не только сохранения почв как ресурса, но, прежде всего, мы говорим о создании "Красной книги почв". Это совершено новое дело. Есть Красные книги растений, животных, птиц, и так далее, но мы, почвоведы, уже сейчас приступили к разработке этого чрезвычайно актуального вопроса – создания "Красной книги почв".

Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя.

Александр Юрьевич: Александр Юрьевич меня зовут, у нас очень плохо к почвам относятся, считают, что земля - это только площадь, территория, при мелиорации просто сгребают землю в кучу, остается какой-то докембрий, песок, что угодно, но только не почва, и потом на этом пытаются что-то посадить...

Борис Апарин: Прежде всего, я хотел бы поблагодарить наших слушателей за то, что мне задают эти вопросы. Я, честно говоря, не ожидал. Мне чрезвычайно приятно ответить на этот вопрос. Я уже говорил об отношении к культуре земли. Кстати, посмотрите, как она загажена, это не всегда связано с какой-то промышленной деятельностью. За город мы выезжаем – ужас что делается. Заплевано, завалено бог знает чем, бесконечные отбросы, понимаете, это наша культура, культура, которую мы должны вообще-то воспитывать с пеленок. Ведь раньше такое же отношение было к земле, и люди, и культура была другая. Сегодня мы сталкиваемся с проблемами другого рода. Мы спрашиваем, почему такая молодежь - потому что потеряно уважение к Земле. Все-таки надо в корень смотреть.

XS
SM
MD
LG