Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Мишин


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Нынешний объем малого и среднего бизнеса в структуре российской экономики должен повыситься вдвое, до 40 процентов, правительство будет для этого делать все, что необходимо. Не так давно эти слова звучали из уст теперь уже бывшего премьер-министра России Михаила Касьянова, однако и он был вынужден констатировать, что пока это не получается. О ситуации, складывающейся в Петербурге с поддержкой предпринимателей, мы будем говорить сегодня с заместителем председателя совета Петербургского отделения организации "Опора России" Александром Мишиным. Александр Александрович, по официальной статистике на начало 2004-го года в России зарегистрировано 200 тысяч индивидуальных предпринимателей. Прежде, чем мы начнем говорить о существующих проблемах малого бизнеса в Петербурге, я предлагаю послушать материал нашего корреспондента Татьяны Вольтской о ситуации, складывающейся в Петербурге.

Татьяна Вольтская: Из года в год руководители всех рангов повторяют, что малому бизнесу нужно помогать, что благодаря нему формируется средний класс, а средний класс - опора страны, но предпринимателям от этих заявлений не становится легче. С первых лет перестройки они страдали от рэкета и бюрократической волокиты, и теперь продолжают сталкиваться с беззаконием, коррупцией, а зачастую и с прямым вымогательством со стороны правоохранительных органов.

Случай, произошедший с предпринимательницей Верой Тарабриной, можно считать типичным. Ее торговая точка продает рыбные деликатесы. 6 февраля туда пришли с проверкой сотрудники второго отделения милиции и конфисковали продукты на 57 тысяч рублей под предлогом отсутствия документов. Документы, представленные в тот же день, приняты не были, Вера Тарабрина написала начальнику второго отделения милиции заявление с просьбой разобраться.

Вера Тарабрина: Помимо этого был мне очень интересный звонок от Григорьева Игоря Юрьевича, зам начальника этого злополучного второго отделения ОМБ СПР, он меня пригласил к себе, объяснил, что "по данному вашему заявлению произведено расследование, продукты все вам вернут, а данных сотрудников, которые проводили проверку, попросили подыскать себе новое место работы".

Татьяна Вольтская: Далее предпринимательницу попросили написать заявление, что у нее нет претензий к милиционерам, и что конфискованный товар ей полностью вернули.

Вера Тарабрина: На мои слова о том, что я не доверяю, он меня успокоил: "Как вы можете сомневаться, вы находитесь у зам начальника, я вам это гарантирую".

Татьяна Вольтская: Но когда Вера Тарабрина поехала за своим товаром, у нее снова потребовали бумагу о том, что все получено и претензий нет, а продукты так и не отдали. Она считает это настоящим грабежом, происходящим систематически. Петербургские предприниматели сталкиваются с многочисленными проблемами и на законодательном уровне. Например, в 2004-м году начал действовать единый городской закон о едином налоге на вмененный доход. Его новизна в методике расчета и новом коэффициенте. Причем, хотя в федеральном законодательстве этот коэффициент имеет диапазон от одной сотой до единицы, то в Петербурге по всем видам деятельности взимается максимальный коэффициент - единица. Таким образом, предпринимателям пока остается только мечтать о светлом будущем.

Татьяна Валович: Александр Александрович, "Опора России" как организация была создана для того, чтобы отстоять и защитить права предпринимателей?



Александр Мишин: Совершенно верно. И это почти единственная организация, которая последовательно отстаивает права малых предпринимателей.

Татьяна Валович: Мы слышали в репортаже Татьяны Вольтской столь характерный пример. Действительно ли это обычный случай для Петербурга и не только?

Александр Мишин: Это не только для Петербурга характерно. Это характерно, в принципе, для всей Российской Федерации. 25 февраля состоялся форум всероссийский, был представитель МВД, который сначала объяснял, что предприниматели сами во всем виноваты, что они жулики, а потом под давлением мнений, высказанных предпринимателями и представителями общественности, он был вынужден признать, что далеко не все сотрудники правоохранительных органов соответствуют этому высокому званию.

Татьяна Валович: Александр Александрович, на ваш взгляд, имидж предпринимателя как "жулика" существует и вообще в российском обществе, не только в правоохранительных органах? Почему такое отношение, что если ты предприниматель - ты нечестный человек, ты мухлюешь, ты что-то делаешь не так?

Александр Мишин: С одной стороны, у нас нет традиции развития предпринимательства достаточно длительной, когда бы формировался положительный образ предпринимателя. И представители власти, в общем-то, тоже фактически поддерживают такую точку зрения, что предприниматели должны быть нечестные, потому что система налогообложения и система условий деятельности бизнеса такова, что в принципе честно работать невозможно на сегодняшний день.

Татьяна Валович: Но ведь эту систему налогообложения как раз и создает государство. Оно ставит предпринимателей в такие условия, что честно работать невозможно.

Александр Мишин: Вообще, когда принимается какой-либо закон, побуждения, возможно, благие. Но дело в том, что фактически принятие каждого закона у нас происходит как равнодействующая приложенных сил, планировалось в пользу малого бизнеса принять закон, а поскольку идет лоббирование интересов крупного бизнеса, различных контролирующих структур, то в результате получается закон совсем не такой, какой планировался.

Татьяна Валович: Между тем, государственные чиновники в определенные моменты обращаются за поддержкой именно к предпринимателям. Так было на последних выборах губернатора Петербурга. Я помню, что Валентина Ивановна Матвиенко, которая баллотировалась и была выбрана губернатором, как раз, по-моему, "Опору России" в Петербурге привлекала на свою сторону, и вы пошли ей навстречу. Сейчас есть ли какие-то изменения по отношению к малому бизнесу в Петербурге?

Александр Мишин: По сравнению с предыдущей администрацией Владимира Яковлева, когда практически голос бизнеса был не слышен, и все решалось на уровне финансовой помощи определенным чиновникам, можно надеяться, что какие-то подвижки в области малого бизнеса будут. Я так осторожно говорю, потому что декларируется это постоянно, а практические шаги не позволяют с уверенностью сказать, что взят курс на поддержку малого бизнеса.

Татьяна Валович: С января 2004-го года начал действовать единый налог на вмененный доход - почему коэффициент максимальный для всех видов деятельности? Кто просчитывал, насколько это выгодно?

Александр Мишин: Это не просчитывал никто. В прошлом году полгода решался вопрос, будет или не будет единый налог на вмененный доход в Санкт-Петербурге. И после празднования 300-летия, когда Владимир Яковлев был отозван в Москву, Бигловым был подписан этот закон. Нам на протяжении 4 месяцев, начиная с конца февраля 2003-го года, говорилось о том, что у комитета финансов администрации есть расчеты, которые обосновывают введение максимальных коэффициентов, но по сей день никаких коэффициентов представлено не было, и вообще их в природе не существует, цифры взяты среднепоточные.

Татьяна Валович: А как сказывается на предпринимателях этот максимальный коэффициент? Вы говорили, что те налоги, которые существуют, заставляют уходить в тень. Такой максимальный коэффициент по всем видам деятельности к чему приведет?

Александр Мишин: Фактически мы занимались просчетом величин налогообложения. По сравнению с прошлым годом, когда "вмененка" не действовала, а была упрощенная система налогообложения, сумма налога на каждого предпринимателя увеличилась в 2-3 и более раз.

Татьяна Валович: Александр Александрович, некоторые общественные организации Петербурга, чтобы отстоять свои права, в частности, организации, противодействующие бесконтрольной уплотнительной застройке, готовы даже бойкотировать выборы. "Опора России", чтобы отстоять свои интересы, не прибегнет к такому методу?

Александр Мишин: Я думаю, что нет смысла бойкотировать выборы. В принципе, Владимир Путин, на мой взгляд, является самым реальным кандидатом на нынешних выборах, и если его переизберут, то есть надежда, что курс реформ будет продолжаться, и что в конечном итоге, хотя бы не так, как хотелось предпринимательскому сообществу, но в какой-то мере улучшится положение малого бизнеса.

Татьяна Валович: "Опора России" поддерживала в Петербурге Валентину Матвиенко, и ничего не изменилось. Изменится ли от того, что будет опять Путин? У вас только надежды.

Александр Мишин: Надежда умирает последней.

Татьяна Валович: А к предпринимателям какие-то претензии в момент подготовки к выборам предъявляются?

Александр Мишин: Предприниматели зачастую, особенно малый и микробизнес, занимают крайне неактивную позицию. Чтобы власть слышала голос предпринимателей, нужно действовать сообща. К сожалению, малый бизнес привык уходить от неприятных ему ситуаций каждый в одиночку. Зачастую отсутствует у предпринимателей просто гражданская позиция. Они живут сегодняшним днем, и о том, что будет послезавтра, просто не задумываются. Если они хотят, чтобы их вопросы как-то решались, то нужно объединяться и действовать сообща, тогда можно что-то сдвинуть.

Татьяна Валович: Для этого как раз "Опора России" и создана - вы чувствуете, что можете объединиться, чтобы голос предпринимателей был услышан?

Александр Мишин: Совершенно верно. С каждым месяцем "Опора России", по крайней мере в Санкт-Петербурге, набирает вес, хотя это практически самая молодая общественная организация в городе - нам чуть больше года. Тем не менее, ее влияние ощущается. Если будет предпринимательская поддержка, соответственно, мы сможем решать свои проблемы. Я имею в виду предпринимателей.

Татьяна Валович: У нас вопрос от слушателя, вы в эфире.

Надежда Преснухина: Доброе утро Александр Александрович, я предприниматель с десятилетним стажем, город Пушкин, Преснухина Надежда Семеновна. Меня интересует, почему наши законодатели не учитывают нашу субаренду? Вы знаете прекрасно, что все предприниматели малого бизнеса не арендуют помещения, а платят субаренду, и ни в какие налоги не идут эти наши основные расходы – правильно?

Александр Мишин: Совершенно верно. Дело в том, что те, кто торгует в торговых зонах либо на рынках, находятся в прямой зависимости от арендаторов. Чтобы решить эту проблему, необходимо создавать товарищества, напрямую брать землю у КУГИ, строить свои торговые зоны, магазины, тогда мы не будем зависеть от арендатора.

Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя.

Слушатель: Кто из депутатов Законодательного собрания поддерживает малый бизнес, индивидуальный бизнес?

Александр Мишин: Насколько я знаю, наиболее конструктивная позиция отмечается у комиссии по экономике, промышленности и собственности, у Дениса Волчека и его помощников.

Татьяна Валович: Александр Александрович, мне бы хотелось поговорить о ситуации с единым налогом. Почему же предприниматели или ваша организация "Опора России" не отстояла в момент принятия закона какой-то дифференцированный коэффициент, и возможно ли внесение поправок?

Александр Мишин: В прошлом году этот вопрос даже не поднимался. Шел разговор о принципиальном принятии ЕНВД. Начиная с июля месяца мы занимались, и не только мы, но и другие общественные организации города, проблемой введения дифференцированных коэффициентов по различным видам деятельности для разных видов предпринимательства, которые подпадают под ЕНВД. Наши предложения были выслушаны в бюджетно-финансовом комитете господином Баркановым, были одобрены, но в то же время, когда пришло время принимать поправки к закону, нам сказали, "а где вы, ребята, раньше были", хотя у нас есть, в том числе и письменные ответы из законодательного собрания. А господин Барканов сказал, что он вообще не припомнит, чтобы с ним велись разговоры по этому вопросу.

Татьяна Валович: А вообще по России ситуация какова? Вы говорили о том, что недавно в Москве прошел съезд "Опоры России", вы, наверное, беседовали с другими регионами – как обстоит дело там? Где-то существуют еще такие же максимальные коэффициенты, или все же более дифференцированный подход?

Александр Мишин: Более дифференцированный подход, возможно, в отдельных регионах, и существуют такие коэффициенты, я могу сказать по Ленинградской области - у них второй год существует дифференцированная система подхода к применению коэффициентов о вмененном налоге.

Татьяна Валович: И как это сказывается на малом бизнесе?

Александр Мишин: Естественно, становится легче, когда человек не должен платить по максимуму

Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя.

Александр Алексеевич: Александр Алексеевич, Ленинградская область. Сейчас существует много сфер криминального бизнеса, в частности, квартирный бизнес очень криминализирован, раньше людей просто выбрасывали из квартир, и это было "бизнесом", сейчас более тонко – лишение дееспособности, объявление алкоголиком, психически больным, и таким образом очень много бездомных людей появляется. Чиновники ничего не предпринимают, а иногда некоторые просто поддерживают такой "бизнес". Как вы считаете, можно ли что-то сделать с такой ситуацией, и если да, то как?

Александр Мишин: Во-первых, нужно отстаивать свои интересы в суде. Конечно, выгнанные из дома люди - это не совсем предпринимательская общественность, но, скажем, если будет какой-то конкретный случай, обращение, то, естественно, у нас есть ряд юристов, которые сотрудничают с "Опорой", мы можем с ними связать, и человек может попытаться отстоять свои интересы, не только предприниматель. А относительно того, как декриминализировать ситуацию с чиновничеством - я отдаю себе отчет, что это очень сложный вопрос, но, во-первых, нужны некоторые изменения в федеральном законодательстве, в частности, и в законе о милиции, и ответственность чиновников, а также возможность отзыва депутатов, которые не исполняют своих обязанностей перед избирателями. Если будет четкая ответственность, то тогда можно и спрашивать с должностных лиц.

Татьяна Валович: Александр Александрович, и как вы считаете, придет ли все-таки в России время, когда малый бизнес станет опорой России?

Александр Мишин: Курс федерального правительства на это провозглашен. Сейчас идет укомплектование нового кабинета, новых должностных лиц, посмотрим, как удастся новому правительству провести административную реформу. Вообще, не то, что недоумение, но большую озабоченность вызывает то, что среднее и нижнее звено чиновничества осталось на местах, а все проблемы идут от низового звена. Так что как это будет происходить – остается только надеяться.

XS
SM
MD
LG