Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Травин


Программу вдет Дмитрий Волчек. Принимает участие петербургский политолог Дмитрий Травин.

Дмитрий Волчек: В нашей петербургской студии гость - политолог Дмитрий Травин. Дмитрий Яковлевич, я неслучайно пригласил именно вас - петербургского политолога - для того, чтобы поговорить о кадровых назначения и работе нового Кабинета. Московским политологам не удалось в последнюю неделю предсказать замыслы Кремля, никто не догадался, что премьером станет Фрадков. Предположения о составе Кабинета тоже оказывались зачастую неверными. Поэтому последняя надежда на Петербург, кузницу кадров. Давайте с кадров и начнем. Мы уже знаем имена почти всех чиновников, оказавшихся на ключевых постах. Сегодня были объявлены имена руководителей 12 федеральных служб и агентств. Петербургский чиновник или чиновник с петербургским бэкграундом, на ваш взгляд, отличается от чиновника не петербургского? За понятием "питерская команда" скрывается некая стилистическая общность? И вообще, так уж велико питерское влияние в органах власти?

Дмитрий Травин: Я думаю, что у нас в стране существует такой миф о некоей единой питерской команде. На самом деле, единой питерской команды нет, есть несколько довольно разных команд, и до недавнего времени они тесно сотрудничали между собой. Можно говорить о команде силовиков, можно говорить о команде петербургских экономистов либерального направления. Можно говорить о каких-то промежуточных командах типа петербургских юристов, близких лично к президенту. Пока у них был общий противник, тот противник, который условно принято называть "семья", те, кто остались от старого ельцинского режима, эти петербургские команды действовали более-менее сплоченно. Но стали появляться первые признаки того, что они начинают расходиться между собой во взглядах. В принципе в Петербурге мы знали о том, что команды разные. Один из нынешних московских петербуржцев любит говорить, что даже в разные бани они ходят, не собираются вместе для общей помывки. Так что, я думаю, в перспективе разногласия между различными петербургскими командами будут усиливаться. И прежде всего это будет связано с их различным воззрением на то, какие реформы нашей стране нужно осуществлять.

Дмитрий Волчек: Обсудить все новые назначения нам вряд ли сегодня удастся, но вот одно, вызвавшее большой резонанс в Петербурге - назначение Владимира Яковлева, вашего бывшего губернатора, полпредом президента в Южном федеральном округе. С чем оно связно? Ведь всегда считалось, что отношения у Путина и Яковлева довольно натянутые. Почему вдруг бывшему губернатору нашлась такая работа?

Дмитрий Травин: Мне кажется, что посадить человека на Чечню, а Южный федеральный округ захватывает и Чечню, - это как раз определенное свидетельство натянутости отношений с президентом. У меня такое ощущение, что в этом действии проявляется своеобразный юмор нашего президента, юмор, который сформировался за годы работы в комитете государственной безопасности. С одной стороны, человек вроде получил почетное назначение, это ведь даже по статусу несколько выше, чем быть губернатором отдельного субъекта федерации, Петербурга, в частности. С другой стороны, Владимира Яковлева там ожидает очень много трудностей, очень много неприятностей, практическая невозможность решить самые главные проблемы Южного федерального округа, связанные со стабилизацией положения в Чечне. То есть шишек будет много, а пышек очень мало.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем первый звонок в нашу студию.

Слушатель: Зеленоград, Владимир Иванович. Я хочу сказать, что наступило то время, когда власти вдруг испугались своей наглости от того, что ни в дебаты не вступали, ничего. И вот эти все перемены в правительстве, когда сняли Касьянова, дабы случайно не стал президентом, назначили Фрадкова. Первый раз я увидел страх в глазах нашей власти.

Дмитрий Волчек: Мнение нашего слушателя Владимира Ивановича из Зеленограда. Вопрос к нашему гостю: вы заметили страх в глазах власти?

Дмитрий Травин: В определенном смысле я заметил этот страх. Но, я думаю, что моя интерпретация несколько отличается от интерпретации радиослушателя. За последние месяцы у меня было ощущение, что президент Путин очень нервничает, что он опасается каких-то изменений в расстановке сил в верхах. Это можно интерпретировать по-разному. Я думаю, что он несколько напряжен в связи с усилением так называемой президентской партии "Единая Россия". Для него довольно сложно привыкнуть к изменению баланса сил. И, кстати, это проявилось при формировании нового правительства. Мы видели, что президент вынужден был вступать в определенный торг с "Единой Россией", в этом торге Путин победил, он добился того, что "Единая Россия" фактически смогла делегировать только одного своего члена на пост вице-премьера - Александра Жукова. В остальном правительство состоит из людей, близких прежде всего президенту. Но, тем не менее, я думаю, что в ближайшей перспективе мы все чаще будем сталкиваться с тем, как раньше говорили, "Ленин и партия едины", сейчас другая ситуация - президент Путин и президентская партия не совсем едины. И любые трудности, которые будут у нас появляться в экономике, в политической жизни, трудности, которые могут бить по авторитету президента, будут приводить к дальнейшему перераспределению влияния и власти в президентском окружении, в том числе и в пользу так называемой президентской партии. Так что, я думаю, страх здесь не перед народом, а беспокойство в связи с тем, что та авторитарная система, которая создана и которая вроде бы успешно работает в последние годы, она может при неблагоприятном развитии событий похоронить своего создателя.

Слушатель: Зачем взяли в правительство министра обороны Иванова? Подводная лодка утонула, вертолет сбили -126 жертв, ежедневно или через день ЧП в армии. Ракеты не взлетают с подводных лодок, двести допризывников заморозили. В декабре заморозили и уже несколько месяцев нет ответа, кто виноват. Это час надо или рабочий день для того, чтобы нашли виновного. Надо, чтобы министр обороны и ответственные за безопасность вместе с начальником чкаловского аэропорта посетили Люберцы и посмотрели в глаза маме допризывника Березина, который в декабре погиб, даже не дойдя до армии.

Дмитрий Волчек: Дмитрий Яковлевич, вопрос слушателя: зачем взяли в правительство Сергея Иванова?

Дмитрий Травин: К сожалению, на этот вопрос ответить очень легко: Сергей Иванов - старый друг нашего президента, еще со студенческих времен, их очень многое связывает и поэтому, собственно говоря, он остался на этом посту. С другой стороны, я хотел бы сказать, что если бы даже министра Иванова сняли и поставили вместо него другого человека, боюсь, ситуация с ракетами, с призывниками и так далее у нас не улучшилась бы. Армия - это, пожалуй, главная наша боль сейчас. У нас за последние 19 лет в стране произошли реформы в очень многих сферах, и как бы мы ни ругали положение в экономике, как бы мы ни жаловались на то, что у нас маленькие доходы, все-таки там есть очень серьезные и заметные изменения. Армия - это сфера, где нет никаких изменений вообще, это сфера, к которой реформаторы практически еще не подходили, несмотря на все громкие заявления, в том числе и министра Иванова. Поэтому, я боюсь, что в ближайшее время у нас будет очень много проблем с армией. Мы каждый год будем получать все больше информации о погибших молодых ребятах, о незапланированных взрывах, о том, что ракеты куда-то не туда летят. Здесь мы не обойдемся заменой министра, здесь нужно очень серьезно реформировать всю систему. И я не уверен, что у президента Путина достаточно смелости, чтобы пойти на эти преобразования.

Дмитрий Волчек: Чуть в сторону от правительства. Очень много неожиданных событий происходит в последнюю неделю, просто шквал. Одно из них - вчерашнее освобождение Николая Глушкова, явно знаковое событие накануне выборов, очень похоже, что часть какой-то закулисной сделки. Есть у вас версия, какой именно?

Дмитрий Травин: Честно говоря, на этот счет мне трудно что-либо сказать. Но я бы хотел обратить внимание на то, что вообще-то за последние годы практически все громкие дела, которые инициирует российская прокуратура, на стадии суда разваливаются. Доказательств практически никогда не удается найти. Более того, очень часто эти дела даже не доходят до суда, людей держат в предварительном заключении годами. Скажем, у нас в Петербурге совершенно беспрецедентная ситуация, когда один из депутатов Законодательного собрания сидит и сидит. Его успели за это время переизбрать, снова сделать депутатом Законодательного собрания, а он все сидит. Вроде говорят, что он преступник, но это так и не доказано. Так что в принципе я не удивлен, что очередное дело, которое, наверное, имело политическую окраску, развалилось. Но что конкретно кто за это получил, был ли какой-то торг - здесь трудно сказать.

XS
SM
MD
LG