Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Светлана Сапожникова


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: "Hate speech" – "язык вражды" - негативное явление, глубоко просочившееся в сознание российских граждан и средства массовой информации. Речь идет не только о прямых призывах к топору, но так же и о широко распространенных штампах, таких, как "лицо кавказской национальности". Кажется, к ним уже все привыкли, никто особенно не возмущается. Но значит ли это, что проблема отсутствует как таковая? Вот об этом мы будем говорить с нашим сегодняшним гостем, координатором проекта "Противодействие языку вражды в средствах массовой информации в Санкт-Петербурге" Светланой Сапожниковой.

В среду в Институте региональной прессы в Петербурге прошла пресс-конференция, на которой президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе рассказал о начале проведения в нескольких российских регионах проекта, направленного на выработку вместо "языка вражды" в средствах массовой информации "языка толерантности". На пресс-конференции побывала корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: "Язык вражды", по-английски "Hate speech" - это оформленный языковыми средствами и разменный в средствах массовой коммуникации знак дискриминирующего размежевания, прежде всего, в отношении представителей определенных национальностей или конфессий. Пример, цитата из криминальной хроники: "Подозреваются два подростка и один азербайджанец", или одиозное - "лицо кавказской национальности". Проект, направленный на преодоление "языка вражды", стартовал в марте в пяти регионах России при поддержке европейской инициативы в области демократии и прав человека. 31 декабря 2003-го года завершился третий этап мониторинга "Язык вражды" в российских СМИ", проведенного центром "Сова", Московской Хельсинкской группой и Центром развития демократии и прав человека. Он проводился 4 месяца по 10-ти федеральным и 20-ти региональным изданиям, и показал, что в региональных газетах, по сравнению с 2001-2002-м годами, количество "языка вражды" сократилось почти в 4 раза, и столь же резко оно возросло в федеральных СМИ. Этот рост начался после событий на Дубровке. Кроме того, выяснилось, что журналисты все чаще солидаризуются с некорректными высказываниями тех, у кого они берут интервью, и даже сознательно подчеркивают это обстоятельство. А доля осуждений военных или чиновников, допускающих такие высказывания, наоборот, резко сократилась. Говорит президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе:

Юрий Джибладзе: В ходе предвыборной кампании были три партии, представители которых наиболее часто допускали дискриминационные, ксенофобские высказывания - это КПРФ, ЛДПР и "Единая Россия". В ходе предвыборного периода также доля жесткого, практически криминального, можно сказать, "языка вражды", который подпадает под уголовные статьи, и "среднего" "языка вражды", значительно возрастает.

Татьяна Вольтская: К сожалению, Петербург находится на одном из первых мест в России по частоте употребления в газетах "языка вражды". В стартовавший проект входят несколько просветительских мероприятия и акций, направленных на преодоление этого явления, в их числе конкурс "Журналисты против этнической и религиозной нетерпимости". В нем две номинации: лучшая публикация, направленная на противодействие этнической и расовой нетерпимости, и лучшая публикация, направленная на противодействие религиозной нетерпимости.

Татьяна Валович: Светлана, кроме Петербурга, как мы слышали, этот конкурс будет проводиться еще в пяти регионах - в каких?

Светлана Сапожникова: Да, действительно этот проект направлен на всю Россию, и еще акции будут проводиться также в Иркутске, Краснодаре, Перми и Рязани.

Татьяна Валович: Светлана, эти города и регионы выбраны в связи с тем, что именно в них наиболее часто употребителен "язык вражды" в средствах массовой информации?



Светлана Сапожникова: Не совсем. Мы, выбирая города, в которых будет проводиться эта акция, учитывали различные аспекты. То есть, взяли два мегаполиса, как таких типичных представителя смешанной культуры, и взяли города из "красного пояса", южного региона и сибирского региона, чтобы представить более-менее всю Россию.

Татьяна Валович: Полный срез.

Светлана Сапожникова: Да.

Татьяна Валович: "Язык вражды" в средствах массовой информации - когда в России произошел всплеск его использования, на который обратили внимание правозащитники и общество?

Светлана Сапожникова: Это появилось где-то в середине 90-х годов, именно в средствах массовой информации, поскольку на бытовом уровне отследить достаточно сложно, а в советское время в средствах массовой информации это достаточно жестко контролировалось. В начале 90-х больше внимания уделялось экономическим проблемам, а где-то в середине 90-х как раз зашла речь о таких национальных проблемах.

Татьяна Валович: Как мы слышали, Петербург на одном из первых мест в России по частоте употребления в газетах "языка вражды". С чем это связано? Ведь традиционно Петербург был одним из самых толерантных городов.

Светлана Сапожникова: Сейчас у нас нет объяснения этому явлению. Оно удивляет всех тех, кто проводил мониторинг, кто пытается бороться с "языком вражды".

Татьяна Валович: Светлана, на ваш взгляд, "язык вражды" - болезнь или символ, например, общего падения культуры?

Светлана Сапожникова: Это симптом того, что не обращается внимание на культуру, воспитание, это уже во многом употребляется, как какой-то речевой штамп, как обычное явление в жизни.

Татьяна Валович: Кроме того, что будут проводиться какие-то конкурсы, которые предполагают добровольное участие, чтобы привлечь внимание журналистов и общества, какие будут проводиться мероприятия в Петербурге?

Светлана Сапожникова: В Петербурге запланировано проведение 4 публичных акций, одна из которых уже прошла - это "хождение языка по редакциям": "язык вражды" ходил по редакциям, куда его благополучно не пускали, за что корреспондентам и другим людям, которые там находились, была выражена благодарность за проявление гражданского мужества. Будут проведены еще три акции, но какие, я пока не скажу, пусть это будет сюрпризом. Направлено это будет не только на журналистов, но и на общественность широкую, также в рамках этого проекта будет проведена медиа-кампания, то есть в СМИ будут публиковаться статьи, будет проведено 24 передачи на "Радио России" по этой теме.

Татьяна Валович: А журналистское сообщество понимает, что происходит? Ощущает ли оно этот "язык вражды" и то, что нужно бороться с этим явлением? И, скажем, петербургские средства массовой информации, вот вы назвали "Радио России", насколько охотно они идут на сотрудничество с правозащитниками, другими организациями, которые занимаются этой проблемой?

Светлана Сапожникова: Они достаточно охотно идут на контакт. Просто это происходит потому, что не всегда они сами отдавали себе отчет, до того, как к ним обратились, что есть такая проблема. Когда объясняют журналистам, что действительно есть такая проблема, что это влияет на общественное мнение, они с удовольствием идут на контакт. Это показала вчерашняя пресс-конференция, когда журналисты пришли, это показывает, что они заинтересованы и хотят что-то изменить.

Татьяна Валович: В общем-то, это вопрос этики профессии. А на факультете журналистики Петербургского государственного университета есть такие программы, раз употребление "языка вражды" в СМИ наблюдается уже не первый год? И будете ли вы сотрудничать с журфаком?

Светлана Сапожникова: Это планируется, пока идет апробация целого курса в Московском государственном университета на факультете журналистики, и когда апробация будет закончена, планируется распространение его еще на два города, скорее всего, Санкт-Петербург и еще где-то, и последующее распространение его уже на всю страну.

Татьяна Валович: А вот как вы видите влияние средств массовой информации, распространение "языка вражды" на общество? На бытовом уровне не только среди подростков, но и у старшего поколения можно встретить употребление этого "языка вражды". Должны ли быть какие-то программы воспитательные, направленные не только на журналистов, но и на все общество?

Светлана Сапожникова: Думаю, да, должны быть направлены на все общество, это воспитание должно уже идти с детского сада, я считаю, поскольку сейчас система воспитания не совсем правильная, говорят, русские самые лучшие, всегда были сами хорошие - это не совсем правильно и приводит к тому, что дети вырастают и считают уже, что другие нации хуже, хотя не совсем это имелось в виду. Но наш проект направлен именно на СМИ, потому что нельзя все-таки объять необъятное и надо сосредоточиться на чем-то.

Татьяна Валович: Светлана, а есть ли какой-то анализ средств массовой информации в Петербурге по поводу того, против какой группы направлен этот "язык вражды"?

Светлана Сапожникова: Да, было выделено множество групп, но ситуация в Петербурге и в целом по стране совпадает, очень приятен уход чеченской группы, не так сильно направлено на них, но уже распространение на всех нерусских, все как бы считаются врагами.

Татьяна Валович: То есть, это, в основном, межэтнические, межнациональные проблемы? А есть ли такой "язык вражды" по отношению к другим религиозным конфессиям?

Светлана Сапожникова: Он присутствует, но в очень небольших количествах, в Петербурге практически не зафиксирован.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель.

Максим Евгеньевич: Добрый день, Максим Евгеньевич из Павловска. У меня такой вопрос: вы знаете, мне кажется, что программа, о которой говорит ваш гость, она прекрасная, и я бы советовал еще проводить такие реальные исследования того, кто стоит за этими журналистами, которые разжигают эту рознь. В Югославии такие исследования проводились, и было выявлено, что одним из таких лидеров, разжигавших рознь, был господин Караджич, который сейчас разыскивается, это и политик, и интеллектуал, у него высшее образование, он врач-психиатр. Вы понимаете, у нас это тоже интеллектуалы, эксперты, юристы, не просто журналисты. Это важно. Второе: я хотел обратить внимание, что разжигание межрелигиозной вражды, вне всякого сомнения, есть у нас в Петербурге. Есть такие профашистские группы, как, например, "Идущие вместе", чье название - дословный перевод немецкого "zusammen marschieren" - это лозунг "Гитлерюгенда", вот их акции, например, по разжиганию религиозной розни, есть и другие организации, этому, думаю, тоже как-то надо противостоять путем пропаганды, и среди журналистов, и среди населения.

Татьяна Валович: У нас еще звонок, добрый день, вы в эфире.

Николай Понтюхов: Майор запаса Понтюхов Николай Николаевич. Светлана Сапожникова, я вас очень внимательно слушаю, тема серьезная, толерантность, конечно, нужно проявлять, национализм ни к чему хорошему не приведет. Но в нашей стране, где, поймите, сами русские стали изгоями, другим национальностям отдано все, а русские ходят в нищете, где уже правительством признано, что до полутора миллионов в год умирает, 90 процентов это русские, и в средствах массовой информации всегда умалчиваются эти моменты. Из Чечни, допустим, бежали более 300 тысяч русских, многие погибли, об этом ничего не говорится. Я согласен, ни в коем случае нельзя говорить о других национальностях плохо. Путин, допустим, сказал, что будет мочить террористов в сортире. Наверное, тоже эмоционально дошел. Проблема, наверное, в том, чтобы создать в своей стране условия для коренного населения, которым все-таки являются русские.

Татьяна Валович: Светлана, вы можете как-то прокомментировать это выступление?

Светлана Сапожникова: Да, конечно. На проблемы русских тоже обращено внимание в СМИ, вы не правы насчет того, что это обсуждается. Этого достаточно много. Но я не считаю, что должны быть какие-то специальные условия, и мы вообще не считаем, что должны быть созданы какие-то специальные условия для русских.

Татьяна Валович: А вот мнение, которое прозвучало от нашего слушателя, насколько оно характерно сейчас для российского общества?

Светлана Сапожникова: Оно очень характерно. То есть, многие люди считают, и в СМИ это выражается, что, в первую очередь, надо заботиться о коренном населении. Мы это не поддерживаем. Мы считаем, что все граждане России имеют одинаковое право на защиту, вне зависимости от их национальности.

Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя. Вы в эфире.

Александр Юрьевич: Я что-то не припомню возбуждения вражды к нерусским в наших СМИ, напротив, господин Михаил Бергер, например, постоянно использовал тезис о том, что русские непригодны к упорному труду, русские такие слабаки, и отличаются в худшую сторону от талантливых народов. Он из концерна господина Гусинского, создателя Российского еврейского конгресса. Представьте себе, если бы какой-то русский журналист стал рассуждать о плохих качествах еврейской нации?

Татьяна Валович: А у вас есть какой-то вопрос к нашему гостю?

Александр Юрьевич: Вопрос - если бы они конкретные приводили примеры, а не голословные обвинения.

Татьяна Валович: Я позволю на себя взять ответственность и привести. Буквально готовясь вчера к этой программе, я просмотрела несколько электронных средств массовой информации Петербурга. Первое, что мне попалось на глаза: "На Троицком рынке задержали группу азербайджанцев". Это заголовок статьи. Светлана, это является "языком вражды"?

Светлана Сапожникова: Да, это мягкий "язык вражды", но это относится именно к нему. Тут речь идет о том, что их задержали не потому, что они азербайджанцы, а потому, что их подозревают, или доказано, что они совершили какое-то правонарушение. Но говорится именно об азербайджанцах. Это ничего не добавляет в принципе к портрету преступника, но дискредитирует саму нацию.

Татьяна Валович: А вот такая проблема: очень часто средства массовой информации, когда тиражируют высказывания политических лидеров – должны ли они приводить непосредственно эти высказывания лидера, если он использует "язык вражды", или делать какие-либо комментарии по поводу этого?

Светлана Сапожникова: Это сложный вопрос. По этому поводу существует очень много мнений. В рамках нашей кампании мы пришли к выводу, что средства массовой информации все-таки должны доносить до населения полную и достоверную информацию, но при этом, тиражируя этот "язык вражды", они должны давать какой-то комментарий негативный, чтобы не создавалось впечатление, что это нормально, что это поддерживается.

XS
SM
MD
LG