Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Мартусь


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Один из самых известных символов Петербурга - золотой кораблик на шпиле Адмиралтейства. Это уменьшенная копия первого петровского фрегата "Штандарт". Но существует и другая копия этого корабля, вот уже несколько лет бороздящая просторы океана. О сегодняшней жизни и проблемах символа российских морских побед - фрегата "Штандарт" - мы поговорим с его капитаном Владимиром Мартусем. Вы знаете, почему-то сразу вспоминается детская наивная песенка: "Капитан, капитан, улыбнитесь". Вы часто улыбаетесь?

Владимир Мартусь: Наверное, да. Хотя со стороны виднее. А что, я выгляжу очень мрачным сейчас?

Татьяна Валович: Нет. Просто является ли улыбка флагом корабля?

Владимир Мартусь: Да, конечно.

Татьяна Валович: Команда вас поддерживает?

Владимир Мартусь: Самое главное в том, что происходит на "Штандарте", да и на любом корабле - человеческие отношения. Поэтому, пока нет поддержки команды, ничего хорошего не получается.

Татьяна Валович: Владимир, как вы пришли к той идее - восстановление исторического фрегата - и насколько это было сложно? Потому что это безумно интересно, как можно было сейчас воссоздать корабль - даже некоторые, наверное, профессиональные-то качества плотники, столяра растеряли, как вы строили это корабль?

Владимир Мартусь: Знаете, в 90-х годах в Петербурге исчез последний из парусников. Это был ресторан "Кронберг". Хоть и ресторан, но все-таки это был настоящий парусный корабль. И когда его увели в ремонт и потом разобрали, морская столица осталась вообще без парусных кораблей на берегах Невы, и было ясно, что должно это когда-то появиться. Должны снова появиться парусники на Неве. И в 1991-м году моя первая проба была - построили шхуну - называлась "Святой Петр", маленький кораблик, 17 метров длиной, но как раз для того, чтобы научиться строить парусники, деревянные, большие. Пять лет мы ходили по Европе, и в Петербурге здесь набрались опыта, и потом, продав тот маленький корабль, набрали небольшие средства, чтобы начать большой проект воссоздания "Штандарта". У "Штандарта", наверное, самая интересная история, из парусников российского флота. Он был построен по чертежам Петра Первого в 1703-м году. То есть, Петр только-только вернулся из великого посольства в Англии и Голландии, набравшись новых знаний, усвоив уроки и английской, и голландских кораблестроительных школ, он спроектировал "Штандарт", который был выдающимся парусником по тем временам, с очень мощным артиллерийским вооружением, очень хорошим парусным вооружением, всего за 6 месяцев "Штандарт" был построен на реке Свирь, сейчас это Лодейное поле, и Петр, как капитан, сам привел его в Петербург в сентябре 1703-го года.

Татьяна Валович: А вы сколько строили?

Владимир Мартусь: Мы строили 6 лет. Но Петра было 300 человек рабочих и 500 крестьян, с лошадьми, подводами и всем прочим. Мы начинали втроем, без денег, без финансирования, через два года только нашлись первые спонсоры, и потом как-то это развернулось, поддержка появилась, когда мы заканчивали строительство корабля, работало 60 человек, и, что примечательно, все молодые ребята, которые были, они все получили свои знания профессиональные прямо во время строительства корабля, то есть, мы изучали, как строились деревянные парусники прямо по ходу работы.

Татьяна Валович: В связи с этим были наверняка какие-то ошибки, как вы их исправляли, как удавалось, и вообще те чертежи, которые были вами найдены, они стопроцентно воссоздают действительно исторический облик?

Владимир Мартусь: По облику "Штандарта" - это трехлетний результат работы историка Виктора Кронюкова, он по заказу Эрмитажа делал очень подробное исследование, и была даже модель сделана по восстановленным чертежам. Исторических чертежей не нашли, но были описания архивные, были еще 9 кораблей построены по тому же проекту, и воссозданные, реконструированные чертежи, они были очень точны. Но это касалось внешнего облика корабля, а что внутри, конструкция - вот тут пришлось применить свои знания, полученные в кораблестроительном институте и яхтенный опыт, то есть, внутренне содержание конструкции корабля приходилось восстанавливать по историческим правилам, по тем правилам, которые царь Петр изучал в Голландии и Англии. Ошибки, конечно, были, и все шло методом проб и ошибок. Но сейчас про них рассказывать очень долго и очень много специальных терминов будет. Но очень хотелось, чтобы в Петербурге появился такой парусник, и он, в самом деле, символ вот нового такого мышления, может, в молодежи, в умах россиян, когда история страны, история сильной державы должна вернуться назад.

Татьяна Валович: Скажите пожалуйста, вот уже несколько лет вы бороздите просторы океана, команда есть постоянная, или вы привлекаете каких-то новых ребят для участия, и каких ребят?

Владимир Мартусь: За три года корабль прошел чуть меньше, чем 20 тысяч миль, то есть, это половина земного шарика, уже, считайте, прошли по экватору, если бы шли по экватору. Первые два года в плавание ходили те, кто строил. То есть, это была основная мотивация для нашей команды - иметь возможность пойти, показать себя, посмотреть другие страны, вот на построенном собственными руками корабле. На третий год сформировалась постоянная команда - те, кто решил себя посвятить морю. И эта небольшая постоянная команда, семь человек, мы привлекаем, приглашаем молодых ребят, от 15 до 25 лет, к участию в плаваниях.

Татьяна Валович: А как отбор происходит?

Владимир Мартусь: А он вроде как естественный, потому что, чтобы корабль содержать, нужно и руками работать, и головой работать, и тот, кому это настолько интересно. что он готов потратить все свое свободное время и помогать, и делать, в самом деле, хочет, это же видно легко и сразу, тот остается в команде. В прошлом году мы участвовали в международной регате "Cutty Sark" в Норвегии, у нас было 16 ребят и девчонок, девчонок даже больше. Они прошли полновесную, 340 миль, гонку по штормовому Северному морю, 5-6 баллов, серьезное приключение и серьезное испытание.

Татьяна Валович: А вы не придерживаетесь, вот я знаю, что у моряков есть такое поверье, что женщина на корабле приносит несчастье.

Владимир Мартусь: Надо вспомнить исторические истоки, откуда оно взялось. В английском языке корабль всегда женского рода – "she". Если одна женщина на корабле, англичане считали, что корабль к ней ревнует и себя плохо ведет. А если много женщин, то это уже не так, и даже у Петра Первого был указ - "в дальние морские плавания женок не брать, а если брать, то на всех". Поэтому я не считаю, что это плохая примета.

Татьяна Валович: Как девушки себя проявляют во время плавания? Ведь достаточно, наверное, тяжело?

Владимир Мартусь: А они даже более ответственные, чем ребята, в большинстве случаев.

Татьяна Валович: Но вот все-таки какие-то профессиональные навыки должны быть, ведь море не прощает ошибок. Я знаю, что и у вас были какие-то сложности, и даже один человек погиб.

Владимир Мартусь: Это не сложности. Это трагедия, когда молодой матрос, не выполнив указание старшего офицера, нарушил некоторые правила техники безопасности и упал за борт. Хоть мы за три минуты развернули корабль, вернулись, но там очень холодная вода была, на Балтике, и не смогли спасти парня, и это тяжелейший удар был, и для меня, как для капитана, и для всей команды. Но ребята, и не только после этого случая, но и до того, проходят очень серьезную подготовку до начала плавания. Несколько дней изучается техника безопасности. Все аспекты безопасности плавания на море, работы с парусами и в дальнее плавание, мы берем только тех, кто уже через это прошел.

Татьяна Валович: Владимир, вы, наверное, для того, чтобы построить фрегат, жили петровской эпохой, а вот каково ваше отношение к сталинской эпохе, что вы о ней знаете, вот действительно ваша семья как-то соприкасалась с этим?

Владимир Мартусь: Я думаю, можно, в общем, сказать, что у российского народа очень сильна вера в царя-батюшку, и за 300 лет правления дома Романовых, и потом гражданская война, я думаю, генетическая память до сих пор еще жива, и до сих пор русский народ верит в хорошего царя-батюшку. Мы это видим сейчас, по тем сюжетам, которые идут, и к Сталину отношение такое же. Да, в общем, и сейчас ощущение, что царь-батюшка - он хороший, а его помощники до него не все доводят. Я думаю, это очень сильно влияет на восприятие россиянами своей истории и того, что происходит сейчас. А у меня в семье отец служил на подводной лодке и нашел в себе силы в 1952-м году выйти из партии, потому что видел, какой бардак творится, это стоило ему того, что ему не дали защитить диссертацию, даже кандидатскую, не то, что докторскую, хотя у него очень большой объем научной работы был сделан. Не знаю, отношение к людям, как к муравьям, оно, в общем-то, оправдывало себя с точки зрения подъема страны в целом - ну да, одним муравьем больше, одним муравьем меньше. Хотя, конечно, с точки зрения каждого конкретного муравья - это жизнь... Я, может быть, и готов был бы стать таким муравьем, ради того, чтобы страна поднялась.

Татьяна Валович: А сейчас как вы наблюдаете отношение тех же властей, на собственном примере, судьбе фрегата, который, в общем, олицетворяет и представляет не только Петербург, вы побывали во многих зарубежных странах, как относится к вам администрация города? Я знаю, что на 300-летие Петербурга вашему фрегату очень большая роль отведена?

Владимир Мартусь: Вы знаете, наверное, приблизительно также. Где-то в глубине души теплится надежда, что вот, есть царь-батюшка, который знает, но до него информацию не доводят. "Штандарт" нуждается сейчас в средствах, чтобы подготовить корабль к тем мероприятиям, которые запланированы на 300-летие. Я знаю, что режиссеры праздника прописали ему очень важную роль флагманского корабля, и 31 мая, во время морского парада, и в других мероприятиях. Ну, чтобы корабль красивым, достойным представителем страны вышел на этот парад, нужна очень серьезная, большая работа по профилактике. Потому что три года корабль ходил по морям, и у нас не было средств даже на то, чтобы подкрасить корабль, как-то подремонтировать рангоут, он еще держится и продержится, наверное, но, чтобы это выглядело достойно и достойно великой державы, конечно, нужно сейчас корабль поставить в сухой док, покрасить, сделать профилактику двигателя, отремонтировать рангоут, новые паруса, это все требует денег, но мы - некоммерческая организация. Сами строили его, сами управляем кораблем и поскольку коммерцией не занимаемся, как эксклюзивным таким делом, то средств нет. Поэтому мы и пытаемся найти деньги, ну, если не в городской администрации, то где-то в других источниках, нельзя же опускать руки, надо делать что-то самостоятельно.

Татьяна Валович: А участие в каких-то коммерческих предприятиях - вам это запрещено как организации, потому что вы некоммерческая организация, или это просто ваше нежелание?

Владимир Мартусь: Это внутренне... Наша сверхцель - воспитание молодежи. И, как минимум, 60 процентов времени корабля мы посвящаем этому. Все плавания россиян на "Штандарте" бесплатны. Но вот в оставшуюся треть мы проводим бизнес-тренинги для компаний, и еще какие то мероприятия, коммерческие пытаемся найти деньги, чтобы оплатить содержание и плавание молодежи. То есть, это не запрет какой-то законодательный, сейчас в этом смысле в России свободы больше.

Татьяна Валович: А, скажите пожалуйста, в тех мероприятиях, в которых вы будете участвовать, вам как-то нужно будет сделать какие-то предварительные проплывы, вот по фарватеру Невы?

Владимир Мартусь: Ну, конечно, команду надо будет еще раз потренировать на постановку парусов, потому что мы заходим под разведенные мосты напротив Эрмитажа, приветствуем пушечными выстрелами все флаги, а там то ли 45, то ли 52 флага стран, которые есть. К этому ко всему надо готовиться, но это напряженная работа, и мы планируем ее делать в апреле.

Татьяна Валович: Владимир, и все-таки, участие в юбилейных торжествах - насколько легко фрегату, ведь это достаточно большой корабль, вообще проплыть по Неве и как-то принять участие? Есть ли какие то сложности с проходом Невского фарватера - ведь он достаточно коварный?

Владимир Мартусь: Это уже не первый раз, когда мы выходим на Неву, мы участвовали в дне города в прошлом году. И это для нас была как репетиция, по маневрам, по управляемости, по проходу под мостами, с этим проблем нет, потому что "Штандарт" - парусник, в общем, не очень большой, 34 метра длиной, всего 8 шириной по корпусу, и 14 метров длина самого рея. Поэтому под мостами мы проходим легко, на Неве разворачиваемся тоже легко, и, кроме всего прочего, "Штандарт", хоть это точная копия, как корпус, там два мощных двигателя современных, два винта, современная компьютерная система навигации, так что с этой точки зрения проблем не будет. А вот организация, в том числе бумажная, бюрократическая - тут есть проблемы. Дело в том, что в России нет законодательства, касающегося исторических парусников. Мы должны быть либо частной маленькой лодкой, вроде рыбацкой, либо большим железным торговым кораблем. Тогда есть правила. А для таких кораблей, которые посередине, ничего специально нет. Поэтому есть специальные организации, которые наблюдают за безопасностью мореплавания, они нас все время пытаются остановить - что у нас нет таких, таких и таких-то документов. Ну, конечно, как можно обеспечить требуемое количество несгораемых материалов, на паруснике, который целиком построен из дерева, и пробить эту систему, чтобы были приняты какие-то исключения для такого класса судов, нам не удается. Те же проблемы и у наших коллег петрозаводчан, которые строят деревянные корабли, это проблема, которую надо решать сверху.

Татьяна Валович: То есть, это законодательно должно быть все закреплено, как-то регламентировано?

Владимир Мартусь: Да. При том я знаю, что есть решения, резолюции европейского парламента о поддержке исторических судов и всем странам рекомендовано им оказывать поддержку. Но, видно, для наших чиновников в министерствах эта информация еще не дошла.

Татьяна Валович: А как же Петербург - морская столица, кстати, должен быть проведен военно-морской салон, который тоже должен быть приурочен к юбилею Петербурга?

Владимир Мартусь: Я считаю, что это понимание того, что Петербург - морская столица - надо вернуть. Сейчас оно в городе не воспринимается как правда. Да, это "мулька" хорошая рекламная. Петербург был морской столицей. Но сейчас спросите у любого горожанина на улице, считает он себя как-то причастным к морю, и я думаю, что 95 процентов скажут - нет.

Татьяна Валович: Что, на ваш взгляд, нужно сделать в первую очередь?

Владимир Мартусь: Я думаю, что надо начинать с детворы, с молодежи, давать им шанс прикоснуться к этому очаровательному, восхитительному чувству плавания в море, под парусами. Открывать парусные школы, причем не спорта высоких достижений, а доступные для каждого, может, недорогие, для самых начинающих. Вот у меня у самого трое детей, и я очень хочу, чтобы они ходили в море, но их некуда отдать сейчас. В Петербурге две парусные школы, и в них занимается 30 человек - все. В городе с пятимиллионным населением - это ноль. Но вот куда надо смотреть, в том числе чиновникам и спорткомитету, ну, пока до этого не доходит, другие проблемы, наверное.

XS
SM
MD
LG