Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Акимова


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: О реформе жилищно-коммунального хозяйства говорят много и на разных уровнях. На днях в Москве прошел четвертый всероссийский форум по проблемам ЖКХ. Есть ли у чиновников представление о том, чем должна завершиться реформа и каково должно быть ее нормативно-правовое обеспечение. Вот об этом мы и поговорим сегодня с нашим гостем, председателем Ассоциации объединений собственников жилья Петербурга Мариной Акимовой.

Марина Акимова: Поскольку существуют вообще несколько организаций, наша самая большая, назовем точное название: Ассоциация жилищно-строительных кооперативов, жилищных кооперативов и товариществ собственников жилья. Аббревиатуру Объединение собственников жилья мы ввели сами, и я смотрю, она прижилась. Даже чиновники, отвечая, нам так пишут.

Татьяна Валович: Я как раз хотела уточнить, что же подразумевается под объединением?

Марина Акимова: Объединение собственников жилья. Подразумеваются жилищно-строительные кооперативы, жилищные кооперативы, товарищества собственников жилья, на самом деле у нас были еще молодежные жилищные кооперативы, и еще некоторые другие объединения.

Татьяна Валович: А кондоминиумы?

Марина Акимова: Кондоминиум это совсем другое понятие. Очень много людей так и не могут уразуметь. Они хотят объединиться в кондоминиум, они хотят организовать кондоминиум, ничего это сделать нельзя, потому что кондоминиум это комплекс недвижимости, это домовладение плюс земля, поэтому вступить в него нельзя. То есть у каждого, я, смеясь, говорю, у каждого есть кондоминиум, только у одних он зарегистрирован, а у других нет. А уже дальше по закону о товариществе собственников жилья, если вы зарегистрировали кондоминиум, то есть, вот этот комплекс недвижимости, землю и само домовладение, то дальше через 6 месяцев согласно этому закону вы должны выбрать форму управления. И там есть разные формы управления. Вы можете не объединяться в юридическое лицо, обратиться к государственной организации или к частной компании, или передать ей дом в управление, вот этот кондоминиум и передать в управление, потому что они и землей должны заниматься. Или же вы объединяетесь, создаете юридическое лицо и управляете этим домом сами. То есть, уже разные варианты. Но кондоминиум - это комплекс недвижимости и ничего другого, кроме как зарегистрировать его и иметь документы, в которых есть схема вашей земли, паспорт дома и так далее, ничего другого нет.

Татьяна Валович: Марина Яковлевна, каковы были основные цели и задачи, когда вы создавали эту организацию?

Марина Акимова: Вы же понимаете, у нас все было в руках государства. Хотя, уже кооперативы появились в 60-х годах, даже говорят, что в конце 50-х, суть заключалась в том, что появились первые люди, у которых, правда, была не собственность, а был пай, а собственность находилась в руках кооператива. И вчера на том семинаре, который у нас проходил, мы очередной раз столкнулись, что чиновники все еще уверены, что на балансе кооператива находится собственность. Ничего подобного. Наши паи превращены в нашу собственность, приравнены к квартире, и на самом деле у кооператива не осталось ничего. Это подтверждает 01-й счет-баланс организации, где у нас стоит ноль.

Татьяна Валович: А каково сейчас правовое нормативное регулирование? Вообще, есть законодательство, которое как бы описывало, как должны действовать жилищные кооперативы, товарищества собственников жилья, вот даже в отношении заключения договоров с монополистами?

Марина Акимова: Все это находится в таком состоянии, что, на самом деле, юридические лица заключают договора, а граждане выбирают, объединяются, создают объединения собственников жилья, и от лица их выбирают самый высший орган, это собрание, он выбирает правление, дальше выбирается председатель, или на правлении, или даже и на собрании, вот, кстати, у нас в ассоциации выбирается на собрании при большом количестве народа. После этого, как было выбрано правление, оно от лица граждан должно заключать договора. То есть, оно должно заключать договора, согласно Гражданскому кодексу, в пользу третьих лиц. В этой ситуации граждане будут иметь право защищать себя по закону о защите прав потребителей, выступая не против председателя, а выступая в лице председателя в защиту их прав против монополистов, если что в договоре не так. Поэтому вот этот пункт много лет мы пытаемся втащить в договора с монополистами, им вчера не понравилось слово "монополист", с организациями, предоставляющими нам коммунальные услуги, много лет мы пытаемся втащить этот пункт, они четко говорят: тогда ваши жители будут нападать на нас, а не на вас, и не дают поэтому вставить такой пункт. А закон о защите прав потребителей не дает юридическому лицу защищать права вот этих граждан так.

Татьяна Валович: Получается замкнутый круг. Как же тогда отстаивать права граждан, если такой юридический казус получается?

Марина Акимова: Ну, в общем, сейчас мы делаем что. Мы на самом деле нанимаем юристов и вместе с ними отрабатываем эти договора. Сейчас как раз коллизия с договором по газу, потому что раньше у нас был договор с Ленгазом, и в нем было прописано, что мы просто собираем средства с граждан, а договора - это неправильное понятие, прямые, то есть, надо сказать, то, что Ленгаз, на самом деле, как бы заключал договора с каждым гражданином. А кооператив правления соглашался собирать средства и переводить их Ленгазу. При этом мы умоляли, чтобы они не писали нам, что мы оказываем услуги, потому что услуга дальше рождает налоги, НДС, налог на прибыль, и так далее. А там и так копейки, а возни больше. И мы настаивали на том, чтобы они писали, что они возмещают нам убытки, то есть, сумма большая, банк берет больше, и так далее. Сейчас выяснилось, что их заменяет Регионгаз, и началась все эпопея снова, и мы опять объясняем ,что у них прямые договора с гражданами, а мы можем им помочь, а можем и не заниматься этим делом.

Татьяна Валович: Марина Яковлевна, я знаю, что вы, конечно, все силы отдаете работе ассоциации, но, наверное, и общероссийские какие то мероприятия не проходят мимо вас. Каково ваше мнение по поводу того, что происходит в Чечне? Как вы считаете, перед референдумом там действительно происходит что-то? Мы все время слышим, что для той же сферы жилищной туда отправляются огромные деньги, тратятся многомиллиардные поступления, но ничего не происходит. Вот как вы считаете, там меняется ситуация к лучшему?

Марина Акимова: Вот на этот вопрос я ответить не могу. Я могу сказать другое: я окончила школу, которая называлась школа БМК Бислано-Маисового комбината, при так называемом кукурузном комбинате, в Осетии, в маленьком рабочем поселке была школа, которую я и кончала. Я жила среди многонациональной действительно семьи. У нас в классе действительно были все национальности. Кроме того, мой дед, дворянин, кончал Лесотехническую академию и работал на Кавказе. Оттуда мы и родом, в какой-то степени, я-то родилась в Москве. И я всю свою юность провела на юге. Поэтому мнение граждан, которые никогда не жили с южанами, оно, в общем, нельзя сказать, неправомочно, но они не понимают этих людей. Я хочу сказать, что Российская Федерация - это федерация, у нас есть еще и Татарская республика, и многие другие, мы должны понять, что если мы сейчас отделим чеченцев - что дальше - это первый вопрос. Второй вопрос - у них сейчас нет никакой работы, ничего, что они будут делать. Там должна быть создана структура, на которой население сможет жить и работать. Они снова пойдут на Краснодарский край, и все сначала. Как решить эти вопрос? Это должны решать специалисты. Что там делают наши войсках - я не могу сказать и не знаю. Мне просто жалко наших молодых парней, которые туда попадают. Потому что южане - это другие люди, и, на самом деле, я на стороне южан, потому что вся юность там прошла, это человеку не понять, если он там не жил. Но это совсем не тот менталитет, чем россияне, и все это должны учитывать, именно специалисты, историки и все остальные ,и делать какие-то выводы.

Татьяна Валович: И, естественно, стремиться мирным путем решить проблему.

Марина Акимова: Вне всякого сомнения. Я полностью согласна, что мы правильно делаем, что привозим сюда ребят и даем им образование, действительно, нужно создать, я ненавижу это слово, "элита", но действительно нужно создать мозговой такой центр из самих чеченцев, которые были бы заинтересованы развивать свою страну. Но сейчас люди, которые с автоматами в руках, они уже никогда не будут пасти скот. Они, мужчины чеченские, на это уже просто не пойдут.

Татьяна Валович: Марина Яковлевна, вернемся к нашей главной сегодняшней теме. По мнению авторов реформы ЖКХ, в ее ходе должна быть создана конкретная среда, которая позволит потребителям выбирать лучшего поставщика услуг. Как раз товарищества собственников жилья находятся на передовом рубеже, уже сейчас могут заключать, и я знаю, что многие кооперативы уже это делают. Как вы считаете, с чего все-таки нужно, в первую очередь, начинать реформу ЖКХ? У нас в России она ,в основном, начинается с повышения тарифов.

Марина Акимова: Ну, на самом деле, если вы возьмете тарифы в разных областях России, вы будете потрясены тем, что происходит. Тарифы совершенно разные. Хотя, на самом деле, у нас существует стандарт на всю Россию, его пытались сначала ввести железно. Стандарт - это оплата жилья в разных регионах, у нас он тоже есть, в Санкт-Петербурге, и есть стандарт процентной суммы, которую вы отдаете за жилье. Он на самом деле 25 процентов, вы можете отдать из своей зарплаты, из своего бюджета семьи, а если у вас уходит на оплату жилья больше, дается компенсация для малоимущих.

Татьяна Валович: Но чтобы получить эту компенсацию нужно выстоять такие очереди и затратить такие силы, что, по-моему, многие даже отказываются от этого.

Марина Акимова: Ну, понимаете, тогда мы скажем, а как пересчитать пенсию, как сделать многие другие вещи. Мы просто не умеем организовывать работу. Это одно из основных несчастий. В том числе, возьмем даже объединение собственников жилья. Выбирается на общественных началах правление. Выбирается на общественных началах председатель, никто не спрашивает, есть ли у него специальность, и какая она. Полно и артистов, и преподавателей, и врачей, в том числе, у которых, если они еще не на пенсии, есть своя работа, они целый день там. Когда, спрашивается, они должны управлять своим домом? А наша власть исполнительная четко приняла решение, что мы должны быть заказчиками услуг. Вот, обрушился дом, что такой председатель вообще знает о состоянии дома? А если он займется экспертизой, если он наймет кого-то, то какие суммы он должен собрать с населения? А если Починок сказал нам, что четверть населения у нас живет за гранью нищеты, то не поворачивается язык все это сказать, и если у нас более 60 процентов собственников жилья, сами можете сделать вывод, сколько у нас собственников, которые не являются собственниками в полном смысле этого слова. Собственником жилья за границей может стать человек, только если он способен купить это жилье, способен оплачивать его дальше, и редкие случаи, когда людям достается просто в наследство жилье, которое они не могут оплатить. Тогда они с ним расстаются.

Татьяна Валович: Марина Яковлевна, на днях в Москве прошел четвертый всероссийский форум по проблемам ЖКХ, вы принимали в нем участие. Есть ли какие конструктивные итоги, или все свелось к тому, что опять съехались, поговорили и разъехались?

Марина Акимова: Во-первых, я действительно четвертый раз принимаю там участие, во-вторых, он не только подводит итог, что все плохо, или средне, но еще и награждаем победителей, наш канал получает премию уже не первый раз, считается, хорошая организация. А вообще суть такова: первая задача - реструктуризация долгов. То есть, на самом деле, все организации, которые как получают услуги коммунальщиков, так и предоставляют жилищные услуги населению, все должны, наконец, расплатиться со своими долгами и начать отношения с чистого листа. То есть, что получил, за то и заплатил. Это первое. Второе, на самом деле, сейчас ГУПы будут ликвидироваться согласно Гражданскому кодексу и всем другим правилам игры, и будут создаваться различные организации, или приватизироваться, создаваться частные, или превращаться в муниципальные, или акционироваться, там масса разных вариантов, и вот именно по всей стране рассматриваются разные варианты. Третий, затрагивающий нас всех вопрос, это персонифицированные счета. У нас с вами есть разная помощь населению. Дотации, это до 100 процентов нам доплачивают за жилищные услуги, более того, у нас есть льготы, о которых идут дебаты и третье - это компенсация малоимущим гражданам, независимо от того, собственники они, или не собственники жилья. Вот как раз эта вот эта последняя именно статья, социальной защиты, она и будет даваться человеку непосредственно в руки в виде денег, которые добавят к тому, что ему остается заплатить, до полной оплаты полученных услуг, и он будет распоряжаться этой суммой, платя или не платя за предоставленные или непредоставленные услуги. Вот разные варианты уже вступившие в силу в нескольких городах вот таких организаций и рассматривались там. Это тоже очень важно. На самом деле, и мы, кстати, Санкт-Петербург находимся в списке городов, в которых будет проводиться этот очередной эксперимент над населением, что меня возмущает.

Татьяна Валович: Марина Яковлевна, вы говорите такое обилие информации, как вообще разобраться населению в том, что происходит, где людям получить информацию, чтобы понять, как им действовать?

Марина Акимова: На самом деле, я не только председатель этой ассоциации. Я еще и член общественно-экспертного совета при губернаторе, где меня сделали замом, а председатель Хренов, есть еще один зам. Сделали меня не по моей просьбе. Кроме того, я вхожу в общественный совет при РЕКе, и кроме того раньше у нас была рабочая группа в Законодательном собрании по проблемам объединенных собственников жилья. Это все вместе дает возможность собрать информацию, а дальше - донести ее, через ассоциацию, через наши информационные листы всем гражданам.

XS
SM
MD
LG