Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр, представитель сообщества Анонимных наркоманов

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Сегодня в Петербурге состоится пресс-конференция, приуроченная к зимнему европейскому собранию делегатов Анонимных наркоманов. Само собрание пройдет 12-13 февраля. Сегодня гость петербургской студии Радио Свобода - Александр, представитель сообщества Анонимных наркоманов. Но сначала давайте послушаем репортаж на одну из тем, которые мы будем обсуждать. В Петербурге готовится новая программа по профилактике и борьбе с ВИЧ-инфекцией на 2004-2006-й годы. Рассказывает Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: В Петербурге зарегистрированы 24 тысячи случаев ВИЧ, но, по мнению специалистов, на самом деле ВИЧ-инфицированных больных как минимум в пять раз больше. В последнее время несколько снизилась передача инфекции через кровь среди наркоманов, на первый план вышло заражение половым путем. Инфекция вышла из групп риска в основную массу населения. Растет количество беременных ВИЧ-инфицированных. Только в январе этого года от таких матерей родилось 53 ребенка. Говорит главный инфекционист города Аза Рахманова.

Аза Рахманова: Женщины беременные получают препараты противовирусные, чтобы ребенок родился незараженным. Это помогает снизить зараженность ребенка новорожденного ВИЧ-инфекцией. Но, тем не менее, под наблюдением находится около тысячи детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями. Поэтому это большая проблема.

Татьяна Вольтская: Всех их нужно обеспечить противовирусными препаратами. Лечение стоит дорого. В программу, которую предполагается подготовить ко второму кварталу года, должно быть заложено соответствующее финансирование, а пока ВИЧ-инфицированным матерям и их детям приходится ждать помощи. Недавно стало известно, что глава Госнаркоконтроля Виктор Черкесов собирается ограничить деятельность неправительственных организаций, занимающихся помощью наркопотребителям, под предлогом, что эта деятельность является пропагандой наркотиков.

Аза Рахманова: Мы относимся к этому не очень позитивно. У нас в городе реализовывался проект "Мальме-Санкт-Петербург". Это не только обмен шприцев, это очень большая профилактическая программа, которая включает привлечение наркоманов в медицинские учреждения с тем, чтобы им помочь и направить их на реабилитацию. Разве мы можем уйти от этой программы? Это невозможно. У нас четыре пункта в государственных учреждениях работают обмена шприцов и прочей медико-социальной помощи наркопотребителям. То, что я говорю, это должно быть услышано каждым, в том числе Черкесовым.

Татьяна Вольтская: Прогнозы по заболеваемости ВИЧ-инфекцией в Петербурге остаются неблагополучными. Новая программа борьбы с ВИЧ-инфекцией только готовится. Между тем, в городском бюджете 2004-го года по сравнению с прошлым годом средства на профилактику наркозависимости и по борьбе со СПИДом сокращены на треть.

Ольга Писпанен: Александр, расскажите, пожалуйста, что же такое сообщество Анонимных наркоманов?

Александр: Анонимные наркоманы - это такое сообщество мужчин и женщин, для которых наркотики стали серьезной проблемой. Там собираются люди, которые как-то пытаются справиться с этой проблемой. Один зависимый может помочь другому лучше, чем кто-либо, потому что аналогов нет этой помощи. Люди понимают друг друга, и они хорошо относятся друг к другу.

Ольга Писпанен: Но это в основном уже выздоравливающие, то есть те, кто жестко отказался от наркотиков и приходит в ваше сообщество, либо это люди, которые пытаются только уйти от этой беды?

Александр: Все когда-то были новичками, все когда-то пришли первый раз, все когда-то переживали "ломки", переживали трудные проблемы с работой, с милицией, с судами, с преступлениями и так далее. Все через это проходили. И там уровень честности, уровень эмоциональной честности настолько высок, что в обычной жизни он редко встречается. Это большая поддержка для зависимых, для новичка, который приходит. Ему не нужно ничего никому рассказывать, его понимают, ему не нужно никого обманывать, потому что любой обман виден тут же его друзьями, товарищами. Ему говорят - хватит врать, и все.

Ольга Писпанен: А если человек срывается?

Александр: Если человек срывается, он может снова прийти. Ему говорят - возвращайся... Все понимают, насколько сложно оставаться чистым в мире, битком набитом наркотиками. Ему говорят - возвращайся и все, его не осуждают, потому что это личное дело каждого - убивать себя или не убивать. В Анонимных наркоманах люди хорошо понимают это. Те, кто выздоравливают, те, кто долго остаются чистыми, они очень по-доброму относятся к новичкам и по-доброму относятся к тем, у кого это не получается. Часто это единственные люди, которые могут принять этого человека, могут его выслушать и могут понять его.

Ольга Писпанен: Наркозависимые сами приходят, или их обычно кто-то приводит?

Александр: Обычная практика - это, конечно, знакомые знакомых, "сарафанное радио". Сейчас само сообщество, есть комитет по связям с общественностью, есть литературный комитет, есть местный комитет обслуживания, есть региональный комитет обслуживания в России. Есть структуры, созданные самими зависимыми, которые работают для того, чтобы, донести до этого новичка весть, что выздоровление возможно, чтобы он пришел в группу Анонимных наркоманов. Группа является основным моментом выздоровления.

Ольга Писпанен: То есть, это, в основном, моральная поддержка плечо друга, понимающего человека? Помогаете ли вы как-то по другому? Помогает социально адаптироваться?

Александр: Анонимные наркоманы не оказывают социальной, финансовой, медицинской или какой-либо другой помощи. Очень важно, если человек остается чистым, то он находит возможности. И более того, выздоровление - это и есть решение своих проблем. Естественно, так как люди очень близки друг другу и знают друг друга, естественно, там есть поддержка и помощь, но для этого человек должен оставаться чистым, для этого должен не употреблять наркотики. И это одна из возможностей. Он перестает быть одиноким. Химическая зависимость - это болезнь одиноких людей, человек может быть окружен толпой родственников или друзей, но внутренне он всегда одинок, потому что он не видит понимания в обществе. Это не в укор обществу, просто общество, естественно, отторгает этих людей. Почему нормальные люди должны воспринимать человека, который убивает себя добровольно? Им это трудно понять. Поэтому, естественно, общество дистанцируется от этих людей. И этот человек может найти поддержку у таких же, как он, которые через это прошли, которые остаются чистыми, научились жить с этой своей бедой, с этой своей зависимостью. Потому что зависимость - это такой фактор, который остается с человеком, и в Анонимных наркоманах говорят о зависимости, не говорят о наркотиках, а говорят о заболевании.

Ольга Писпанен: Возможно ли вылечиться, действительно вылечиться?

Александр: Вы знаете, мы договорились просто считать наркоманию заболеванием, чтобы пользоваться общепринятыми терминами, и чтобы люди понимали нас. Это такой договор. Мы не лечим никого, и никто никого там не лечит, там просто помогают друг другу. Это группа взаимопомощи, где люди объединились, так случилось у них в жизни.

Ольга Писпанен: А если в общество приходит ВИЧ-инфицированный наркоман?

Александр: Да, сейчас очень много ВИЧ-инфицированных, примерно 30 процентов выздоравливающих - ВИЧ-инфицированные.

Ольга Писпанен: И ваша помощь точно такая же? Вы не отторгаете их.

Александр: Да. И более того, это дело этого человека - сказать об этом, или не говорить, более того, эти люди берут на себя ответственность. Человек, когда начинает выздоравливать, берет на себя ответственность. за себя и свою жизнь. Соответственно, он не может поступать безответственно по отношению к другим. И эти люди уже не разносят ВИЧ-инфекцию, они пользуются уже какими-то предохранительные вещами. Более того, эти люди обращаются за помощью, поскольку для них становится дорога сама жизнь, как таковая. Это важный момент. И более того, люди, которые выздоравливают, они становятся социально активными, они помогают другим, потому что в программе выздоровления предусматривается помощь другим зависимым, и эти люди могут прийти в больницу, поговорить с кем-то, могут раздать визитки, или как-то донести до общественности эти идеи Анонимных наркоманов, которые, в принципе, во всем мире очень популярны.

Ольга Писпанен: Александр, расскажите пожалуйста историю создания сообщества Анонимных наркоманов, и есть ли какие-то данные о том, сколько сейчас в России его членов?

Александр: Анонимные наркоманы выделились из Анонимных алкоголиков в 1953-м году. Это было в Америке. Сначала собрания проводились только в Америке, постепенно группы быстро сформировались в Бразилии, Колумбии, Германии, Индии, Ирландии, Японии, Новой Зеландии, Великобритании. Через какое-то время, когда был выпущен базовый текст так называемый Анонимных наркоманов, где объяснялась эта программа, то группы начали очень быстро расти.

Ольга Писпанен: В России они когда появились?

Александр: В России они появились 14 лет назад в Санкт-Петербурге - это первая группа на постсоветском пространстве. С тех пор вначале сообщество и в мире, и в России, в Санкт-Петербурге, росло очень медленно, первые пять лет групп было очень мало, была одна группа в Петербурге, одна в Москве, и очень медленно росло сообщество. Потом обычное явление - происходит такой как бы взрыв, и люди начинают выздоравливать, узнают об этом как-то и приходят. Сейчас 8 групп в Петербурге проводят 40 собраний в неделю. Человек может вечером, обычно, конечно, нет дневных групп, но вечером он может найти группу, где-то поблизости или где-то в городе.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем, нам дозвонились, говорите пожалуйста, вы в эфире. Роман: Роман, я врач. Я хочу сказать спасибо за то, что вы выступаете, замечательная, на мой взгляд, группа - Анонимные наркоманы. Но у меня вопрос такой: у вас прозвучало по поводу программы обмена шприцов, а у нас, например, господин Виноградов, доктор медицинских наук, в прошлом году на форуме "Антинарко" сказал, что он использует метадоновую программу. На самом деле, это ужасная вещь, она запрещена в России и отрицается во многих цивилизованных странах мира. Тем не менее, происходят попытки ее продвинуть. Как вы относитесь к вот такой ситуации?

Александр: Вопрос, конечно, хороший, но очень важно то, что в Анонимных наркоманах, чтобы сконцентрироваться на главной проблеме, традиционно не поддерживают другие организации, и не высказываются по каким-либо вопросам, не относящимся к деятельности Анонимных наркоманов. Анонимные наркоманы не имеют позиции ни" за", ни "против" по гражданским, социальным, медицинским, юридическим или религиозным вопросам. При этом они не высказывают никакого отношения к связанным с наркоманией вторичным проблемам, типа преступности, проституции, СПИДа, программ обеспечения наркоманов стерильными шприцами и иглами, легализации наркотиков или наказания за них. Это очень важный момент - иначе мы увязнем в этой полемике и гражданских "разборках", а мы просто декларируем, что любой наркоман, который ищет помощи, может в Анонимных наркоманах найти ее и получить, это очень важный аспект.

Ольга Писпанен: У нас еще один звонок. Слушательница: Скажите пожалуйста, а где в Санкт-Петербурге можно найти группы Анонимных наркоманов?

Александр: Телефон - 323 98 77. Этот телефон - там автоответчик, и на этом автоответчике называется расписание всех групп. Вы выберете ту, которая вам ближе, и вы придете туда. Более того, проводятся открытые собрания всеми группами, обычно раз в неделю, для родственников, друзей, знакомых, тех, кого эта проблема касается опосредованно, созависимых, как их называют в сообществе.

Ольга Писпанен: Александр, получается, что сообщество Анонимных наркоманов зародилось в Америке, и принципы помощи наркозависимым имеют, так скажем, американскую подоплеку, рассчитаны, в основном, наверное, на американскую ментальность, если можно так говорить. Это люди, которые с детства привыкли к более открытому общению. Они привыкли к психоаналитике домашней, обсуждению своих проблем. Действительно, это всегда было более открытое общество, нежели в России. В России, например, мало кто, наверное, и до сих пор пользуется помощью психоаналитика. Насколько применимы эти принципы в русской среде?

Александр: Да, конечно, в России была прервана традиция психологической гигиены, то есть, люди мало заботятся о духовном и душевном своем состоянии, это не приветствовалось, когда строем ходят, вроде бы нехорошо думать о себе. Но программа выздоровления "Анонимных наркоманов" - это последовательность личных поступков. В России достаточно интересных и внутренне красивых людей

Ольга Писпанен: Которые, тем не менее, не умеют раскрепощаться и говорить на людях о наболевших проблемах...

Александр: Ой... Это главный аргумент, например, зависимых, которые не хотят – "я не могу говорить на группе", – говорит он. Его никто не заставляет. Ему говорят: "Ты посиди, послушай просто, посмотри, нужно ли тебе это. Сделай для себя свой выбор". Когда человек делает этот свой выбор в пользу выздоровления, а туда приходят обычно люди, которые прошли уже весь этот цикл кругов ада всевозможных, тюрьмы, больницы, и так далее, и он слышит, и что-то отзывается в его душе. И это то, что отзывается, это настоящее, и на уровне настоящих чувств, настоящих, честных искренних слов, любой человек, так или иначе, находит в себе отзвук и начинает говорить. На группах очень редко возникают проблемы со свободным временем. Собрание длится 1 час 15 минут, и очень редко паузы дольше 3-5-10 секунд. Люди все время что-то хотят говорить. Один голос в эфире - такое правило на группе. То есть, говорит только один человек. В то же время он учиться говорить, думая о других, что другим тоже необходимо что-то сказать.

Ольга Писпанен: Вы достаточно часто употребляете слова, внутренняя духовность, раскрепощение, что такое внутренняя духовность, религиозность, принадлежность к какой-то конфессии? Вера в Бога обязательна?

Александр: Нет, анонимные наркоманы - это не религиозное сообщество. Там есть понятия высшей силы, Бога, как мы его понимаем, но это не религиозное сообщество. Более того, человеку говорят: ты останься чистым, трезвым, не употребляй наркотики и алкоголь, и тогда, возможно, у тебя внутри что-то пробудится, и ты будешь искать своего Бога, так, как ты его понимаешь, и ты придешь к нему с ясным и открытым сознанием, не в состоянии абстиненции, или какого-то психоза, и тогда он сможет сделать свой выбор. И это будет его выбор, а не выбор, навязанный заболеванием. Это очень важный момент. Люди, находящиеся в критической ситуации - легкая добыча для всевозможных сект, религиозных направлений, это очень распространенное явление.

XS
SM
MD
LG