Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Николай Тютюнников


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: В преддверии президентских выборов российское правительство и правительство Петербурга, где сложилась наиболее острая ситуация с ростом цен на хлеб, принимают меры для их стабилизации. В среду в Петербурге было подписано хлебное соглашение. Как же, на самом деле, обстоят дела у хлебопеков? Об этом мы поговорим с нашим сегодняшним гостем, генеральным директором акционерного общества "Каравай" Николаем Тютюнниковым.

Итак, в среду в Петербурге прошли торги зерном из интервенционного или резервного фонда. Кроме того, было подписано и хлебное соглашение. Предполагается, что рост цен на хлеб удастся сдержать. О развитии событий на хлебном рынке расскажет корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: В Петербурге резко выросли цены на хлеб. Городские власти обвиняют в сложившейся ситуации федеральное правительство, которое не ограничило экспорт зерна, хотя уже в сентябре прошлого года цены на ржаную муку поднялись на 59 процентов. Администрация Петербурга договорилась с хлебопеками, что они заморозят цены на социально значимые сорта хлеба. Чтобы помочь им выполнить договор, 17 февраля на петербургской валютной бирже начались впервые в России торги зерном из федерального интервенционного фонда. Предыдущие два года были урожайные, а цены на зерно низкие, из-за чего страдали производители. Причины роста цен на хлеб - в изменении политики правительства на рынке зерна - считает исполнительный директор Ассоциации хлебопеков Петербурга Александр Зорин:

Александр Зорин: Этот год оказался намного хуже по урожайности 2001-2002-го, особенно по ржи. Государство, в общем, готовилось к введению рыночных механизмов и закупало так называемые фонды зерновых для интервенции и продажи через рынок, через биржи. Но в Санкт-Петербурге у нас может произрастать только рожь, и то в малых количествах. Мы себя обеспечить зерном не можем. Соответственно, когда вводились сейчас эти рыночные механизмы, то те республики, области, которые имеют у себя зернопроизводство, создавали какие-то резервы. У нас создать эти резервы не удалось.

Татьяна Вольтская: Интервенции зерна, которые готовило правительство, серьезно запоздали. Они должны были начаться уже в ноябре. Кроме того, доставка зерна в Петербург - одна из самых дальних по России, что серьезно увеличивает его цену. В итоге, цены на рожь с лета выросли более чем в три раза, на пшеницу - более чем в два. Изделия из ржаной муки подорожали на 40 процентов. С учетом начавшихся зерновых интервенций и поставок ржи из Башкирии мука в ближайшее время дорожать не должна, но это замораживание цен сделает нерентабельным производство, задержит реконструкцию предприятий, пострадает торговля, которой придется снизить и без того низкие торговые наценки. Вообще-то, ситуация с замораживанием цен на хлеб похожа на откат в сторону социалистических методов хозяйствования. Впрочем, Александр Зорин считает, что цены заморожены не навсегда, в регионе действует свободный рынок, а впредь, чтобы защитить малоимущие слои населения, нужно не сдерживать цены, не производить специальный дешевый продут низкого качества, а дотировать некоторые группы населения, чтобы они могли себе купить не плохой дешевый "хлеб для бедных", а полноценный настоящий хлеб.

Татьяна Валович: Николай Иванович, ваш завод, существующий с 1926-го года, изначально был производителем одного вида хлеба, как раз ржаного, формового, штучного. В нынешней ситуации именно по ржи, говорят, сложилась неблагоприятная ситуация. Вы когда начали ощущать нехватку ржаной муки или тенденции, связанные с ростом цен на нее?



Николай Тютюнников: Да, Татьяна, вы правы. Наше предприятие было основано в 1927-м году и выпускало, в основном, формовые сорта хлебов, в частности, ржаные и смешанные хлеба. В настоящее время это современное предприятие, которое выпускает широкий спектр ассортимента хлебобулочных изделий. Что касается поставок ржаной муки нашему предприятию, то дефицит поставок мы начали ощущать в начале ноября. В то время даже пришлось некоторую партию закупить в Финляндии, чтобы предприятие получало качественную ржаную муку, и не было перебоев в выпуске именно ржаного хлеба.

Татьяна Валович: Если хлебопеки говорят, что уже осенью наметилась такая тенденция, почему же только сейчас были приняты меры, чтобы как-то стабилизировать ситуацию. Это политика, и осенью, как мы помним, в Петербурге была смена, власти недосмотрели?

Николай Тютюнников: Мы живем, наверное, по принципу, пока гром не грянет, пока уже жареным не запахнет. Поэтому дошли до ручки, теперь приходится срочно принимать экстренные меры по регулированию цен.

Татьяна Валович: Принимаемые меры будут способствовать стабилизации, и как долго она продлится?

Николай Тютюнников: Если посмотреть историю, то практически ежегодно в апреле-мае месяце цены на хлеб возрастают. Это связано с сезонностью, с тем, что заканчиваются запасы зерна с прошлогоднего урожая. Естественно, если появляется дефицит, то возникает рост цен. В настоящее время в связи с тем, что урожай зерна был меньше, чем в прошлом году, естественно, его нехватка привела к более раннему росту цен уже в конце ноября и в декабре. В настоящее время, как уже было сказано в среду, между крупными производителями хлебобулочных изделий и крупными сетевыми розничными операторами по торговле хлебом было подписано хлебное соглашение о замораживании цен на основные виды хлебобулочных изделий, то есть хлеб ржаной, хлеб дарницкий и батон нарезной первого сорта. Данное соглашение будет действовать до первого мая нынешнего года.

Татьяна Валович: А потом, вероятно, произойдет опять какая-то смена ценовой политики? И то, что подписано такое соглашение, наверное, приведет к тому, что предприятия будут нести потери? Или это будет уже внутренней проблемой предприятий, - перераспределить свои резервы и за счет выпуска другой продукции стабилизировать ситуацию?

Николай Тютюнников: Проблемы у нас, естественно, будут, потому что даже без замораживания цен при уровне рентабельности 15-20 процентов предприятию хватает средств лишь для сведения концов с концами. Фактически не идет речи о модернизации, техническом перевооружении предприятий. Для этого необходимо либо привлекать кредиты, либо находить стратегического инвестора. В настоящее время при ограничении цен, естественно, речи никакой не может быть о продолжении какой-то реконструкции, развития предприятий. Но вы правильно заметили, что не на всю продукцию у нас ограничены цены. Естественно, мы будем дифференцировать ценовую политику, и в настоящее время предприятие выпускает не только социальные хлеба, но и различные элитарные виды продукции, такие, как хлеб "Элитарный", "Фитнесс", "Триумф", целая большая группа хлебов, которая выпускается с различными пищевыми добавками, и так далее, а также кондитерская группа, на которую цены не заморожены. Естественно, мы будем делать упор на то, чтобы деньги на существование получить от этих групп хлеба.

Татьяна Валович: Я знакома с мнениями экспертов, которые говорят, что качество зерна, которое поступит из резервного фонда, намного ниже обычного. И задается много вопросов относительно того, какое будет качество хлеба?

Николай Тютюнников: Мы, конечно, тоже этого опасаемся, но на сегодняшний день у нас есть высококлассные специалисты, существуют различные современные технологии, в случае, если зерно будет более низкого качества, мы будем применять современные технологии, чтобы улучшить качество хлеба.

Татьяна Валович: У нас вопрос от слушателя, вы в эфире.

Нина Николаевна: Здравствуйте, меня зовут Нина Николаевна, я из Петербурга, у меня вопрос такой: почему в связи с тем, что мука была продана в полтора раза дешевле, цены на хлеб будут заморожены. И почему собираются повышать цены на элитные сорта хлеба при том, что цены на муку снижены в полтора раза?

Николай Тютюнников: В декабре было повышение цен на ржаную муку. В то время, если вы посмотрите, то именно наш хлебозавод не повышал цены на свою продукцию. Сейчас, когда в начале января во второй раз повысились цены на муку, мы были вынуждены на 3-5 процентов повысить цену на свой хлеб. Что касается элитарных сортов хлеба, то все понятно, что некоторые компоненты для его выпечки мы покупаем за рубежом, за валюту.

Татьяна Валович: Но вопрос, видимо, был в том, что если все-таки происходит закупка муки по ценам, которые будут ниже, почему же все-таки замораживание, а не снижение цен?

Николай Тютюнников: Я вот и говорю, что когда в декабре было повышение цен на муку, мы не поднимали цены на свой хлеб. Сейчас, когда было очередное повышение, мы подняли только на 3-5 процентов, хотя суммарно цена на муку поднялась на 30 процентов, начиная с декабря и по январь.

Татьяна Валович: И хлеб ведь не только из муки состоит...

Николай Тютюнников: Да, хлеб всего на 40-50 процентов состоит из муки, а остальное - другие компоненты, цены на которые тоже в нынешнее время растут. Тот же бензин, доставка, транспорт, электроэнергия, и так далее.

Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя, вы в эфире.

Слушательница: Скажите пожалуйста, в прошлом году был рекордный урожай хлеба, я хотела бы узнать, почему у нас только дорожают, в основном, продукты питания, в том числе и хлеб, и никогда не бывает снижения цен, в том числе и значительного, если, например, рекордный урожай хлеба. И хотелось бы узнать, почему, может, со стороны предпринимателей, я имею в виду не только хлебопеков, почему какое-то общее неуважение друг к другу, что люди только повышают цены, и не снижают их друг для друга.

Николай Тютюнников: Повышение цен идет стабильно из года в год, и только даже в связи с тем, что существует инфляция. Как мы знаем, в прошлом году инфляция составляла 12 процентов. Как мы знаем, цены на хлеб в прошлом и позапрошлом году, когда урожай был хороший, выросли всего лишь на 7-8 процентов. Мы никуда не денемся, в рыночных условиях инфляция накладывает свои отпечатки. И, как я уже говорил, хлеб состоит не только из муки.

Татьяна Валович: Николай Иванович, действительно была ситуация, когда был хороший урожай, правительство создало какой-то резервный фонд. Но то, что произошло этой осенью - это было что? Неконтролируемый экспорт зерна? Не посчитали, какое количество необходимо для внутреннего потребления в России?

Николай Тютюнников: Если посмотреть по статистическим данным, то они на настоящее время очень сильно разнятся по сбору урожая в прошлом году. Поэтому в настоящее время фактически никто даже не знает, сколько зерна было собрано в прошлом году. Естественно, никто не проконтролировал экспорт. И пришли к ситуации, что у нас в настоящее время не хватает зерна для внутреннего потребления.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель.

Слушатель: Я вот из города Тулы, пенсионер. У нас в 2003-м году по городу Туле цены на хлеб возросли более чем в два раза. Цена буханки черного была 4 рубля, стала 8,50, белого была менее пяти рублей, стала 9,30, о каких 10-15 процентах, вы, Николай Иванович, говорите?! Пенсии у нас "растут", я пенсионер, у меня меньше 2 тысяч, скоро на хлеб не будет хватать моей пенсии. Нельзя ли ввести государственное регулирование цен на наиболее жизненно важные продукты?

Николай Тютюнников: Мы живем в рыночных условиях, и давайте жить в рыночных условиях. Если обсуждать цены на хлеб и вообще любые другие товары, то, наверное, каждый продукт должен стоить столько, сколько он стоит, должна быть такая цена, которую позволяет сформировать рынок. Мы сегодня говорим о хлебе, но мы забываем, что, допустим, второй хлеб у нас - картошка. Если мы посмотрим стоимость хлеба и картошки, она практически одна и та же, 10-12 рублей за килограмм картошки, и 10-12 рублей - выпечка хлеба. Давайте посмотрим путь, который проходит к нашему желудку картошка, и какой путь проходит хлеб. Естественно, цена не может быть одинаковая. Лучше, наверное, говорить о том, что у нас низкие заработные платы.

Татьяна Валович: А как вы считаете, в условиях дефицита может ли вообще работать рынок? Ведь рынок должен при насыщении работать, и тогда какие-то срабатывают рыночные механизмы, а сейчас, когда мы говорим о том, что дефицит зерна, какая же может быть работа этих рыночных механизмов?

Николай Тютюнников: Дефицит как раз и порождает какие-то спекулятивные ходы. Поэтому, чтобы не было этих спекулятивных ходов со стороны различных недобропорядочных людей, для этого правительство города как раз пошло на такой шаг, не экономический, не рыночный шаг. Но я считаю, что в таких условиях это нормальный ход, когда правительство и бизнес договариваются о сдерживании цен для стабилизации положения на хлебном рынке. Ведь и то же правительство, и те же хлебопеки, мы живем в одном доме под названием город Санкт-Петербург.

XS
SM
MD
LG