Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юлий Рыбаков


Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: ПАСЕ в очередной раз подвергла резкой критике акты насилия чеченских боевиков, а также использование в Чечне все в тех же масштабах российских вооруженных сил. Кремль тем временем готовит запланированный на 23 марта референдум по вопросу о новой Конституции Чеченской Республики. Российские правозащитники проводят по всей стране массовые акции протеста. Об этом и многом другом мы и побеседуем сегодня с известным правозащитником, депутатом Государственной Думы Юлием Рыбаковым. Юлий Андреевич, в последнее время очень сложно разобраться в той ситуации, которая складывается после заявлений лорда Джадда и после отставки Дмитрия Рогозина, и вообще создается немножко непонятное впечатление о том, что происходит. Вы могли бы прокомментировать?

Юлий Рыбаков: Ситуация скандальная. Вообще, очень жаль, что российский парламент выступает на международной арене в лице, так сказать, товарища Рогозина, человека недостаточно эрудированного, мягко скажем, человека, который готов как наперсточник, так сказать, интриговать в ПАСЕ и комиссии по Чечне ради того, чтобы не была принята та или другая резолюция, и это не делает чести России. Конечно, ситуация в Чечне зашла в тупик, из которого практически нет выхода сегодня, мы можем отдельно об этом говорить, но то, что комиссия по Чечне и ПАСЕ выразили свое недоверие возможности получить объективные результаты волеизъявления чеченского народа на том референдуме, который планируется в ближайшее время, вполне естественно. Война в Чечне, оба ее этапа, занимает уже больше времени, чем занимала Великая Отечественная война. В результате этой войны, этой террористической акции по отношению к целому народу, погибло более ста тысяч мирных жителей, погибли десятки тысяч российских солдат, десятки тысяч жителей Чечни, причем разных национальностей, сегодня не имеют крова и живут в Ингушетии в оледеневших палатках. Безумием, на мой взгляд, является идея о проведении там референдума о новой Конституции в условиях, когда речь идет об оккупационном, по сути дела, режиме, постоянной, непрекращающейся, пылающей по всей Чечне партизанской войне. Думать, что таким образом, заставив, так сказать, этот народ через наших представителей там принять, якобы, принять, невозможно, конечно, объективно расценить это как свободное волеизъявление, принять некую новую Конституцию, а потом избрать себе нового президента Чечни - это не выход, это, так сказать, опять потемкинская деревня на фоне кровавой и беспощадной войны, которую нужно немедленно заканчивать, и только после этого, конечно, проводить референдум, конечно, выбирать нового президента. Но пока он там есть, законно избранный президент Масхадов, необходимо идти на переговоры с ним и искать условия, чтобы проведение референдума в Чечне стало законным и объективным результатом тех миротворческих действий, которые там необходимы. Поэтому, когда лорд Джадд заявил о невозможности сегодня проводить референдум и предложил отложить этот вопрос, господин Рогозин вместо того, чтобы согласиться с этим, как любой разумный человек, в этой ситуации начал ту интригу, которая привела сегодня к развалу этой комиссии. А дальше-то что? Дальше продолжение безумной войны.

Виктор Резунков: Юлий Андреевич, то есть, в принципе, можно сказать, так, что российская сторона сорвала даже вот этот процесс мирного урегулирования, который осуществляет ПАСЕ?

Юлий Рыбаков: Безусловно. ПАСЕ и лорд Джадд, который очень лояльно, спокойно и доброжелательно относился и продолжает относиться к России, который горячо болеет за ту ситуацию, в которой мы оказались и оказался народ Чечни, по сути дела, был выдавлен из этой ситуации, выдавлен в угоду имперским амбициям господина Рогожина. Но ситуация осталась прежней. Я думаю, что единственным выходом, который, к сожалению, сегодня еще невозможен, было бы обращение России в ООН за помощью в решении этой ситуации, потому что, на мой взгляд, только замещение российских войск миротворческими войсками в Чечне, только предоставление специального статуса в рамках ООН Чечне на год, на два, когда там могли бы успокоиться страсти, могло бы привести к положению, в котором проведенный там референдум дал бы результаты, и война прекратилась. Причем я уверен, что если бы нам удалось это сделать, то чеченский народ проголосовал бы за сохранение Чечни в составе России.

Виктор Резунков: Юлий Андреевич, а вот Дмитрий Рогозин не производит впечатления человека, который самостоятельно осуществляет какие-то, тем более такие важные, политические решения. Как, по вашему мнению, этот демарш, который проведен в последнее время им, он свидетельствует об усилении позиции Кремля в отношении Чечни, усилении в сторону сжигания мостов, в отношении диалога с Запада?

Юлий Рыбаков: Я бы не называл это условным словом "Кремль". Кремль, на самом деле, внутри себя, за своими стенами тоже неоднороден, а вот усиление позиций спецслужб, их менталитета, их психологии - да, безусловно, и это касается не только ситуации в Чечне, а всей ситуации в России.

Виктор Резунков: То есть, в последнее время, по-вашему, идет усиление позиций спецслужб?

Юлий Рыбаков: Безусловно, мы, по сути дела, оказались в руках чекистов. Все рычаги влияния, развития, торможения общественных процессов сегодня находятся в руках спецслужб.

Виктор Резунков: Юлий Андреевич, вот уже началась предвыборная кампания в Государственную Думу, и.в принципе, как раз вот с началом этой кампании уже, по-моему, видны какие-то первые признаки такого наступления авторитарного режима, о котором говорят многие европейские аналитики. Вы согласны с таким мнением, что постепенно страна переходит в состояние авторитарного режима?

Юлий Рыбаков: Это началось много раньше. По сути дела, это даже началось до избрания президентом нашей страны представителя Комитета государственной безопасности Владимира Путина. Этот процесс шел очень давно, вообще, с конца 80-х годов, сегодня можно оборачиваясь назад проанализировать и увидеть, как мы вползали, так сказать, в тот авторитарный режим, и продолжаем это делать сегодня, еще с тех лет. Боюсь, что это была давно запланированная, тщательно спланированная операция, и когда Путин после избрания президентом одним из первых посетил собрание высшего офицерского состава ФСБ, и на пороге этой организации под телекамерой сказал: "Операция вхождения во власть завершена", - думаю, что он был прав. Действительно, эта операция завершена и сейчас, при наличии и тех специалистов, которые продолжают работать, ну, большевики всегда использовали на первых порах специалистов, чтобы разогнать государственную машину, тем не менее, мы видим, что идет активное наступление и на свободу слова, и на свободу политической деятельности, общественной деятельности. Это процесс, с которым нам придется, надо говорить прямо, бороться, сопротивляться этому процессу, естественно, законным путем, достаточно долго, потому что если этот процесс не будет остановлен -мы вползаем в то авторитарное государство, которое может очень печально закончить свое существование.

Виктор Резунков: Могли бы вы привести примеры такого явного наступления на политическую свободу?

Юлий Рыбаков: Идут спецоперации по разложению политических противников. Это и раскол в КПРФ, это и вычищение всех тех, кто, так или иначе. вольно себя вдет даже внутри партии власти, а здесь надо сказать, что партия власти, на мой взгляд, не имеет больших перспектив на будущих выборах. По сути дела, любая политическая партия, мы уже видим это на протяжении последних 12 лет, которая становится в глазах общества проправительственной, прокремлевской, она теряет, значительно теряет в глазах общества, поскольку страна по-прежнему живет в нищете, разрухе, беспределе, и любая политическая партия, которая берет на себя такой лейбл, она возлагает на себя ту ответственность, справиться с которой не может. Война в Чечне, история с НТВ, все то же самое несчастное НТВ, которое в очередной раз становится предметом купли-продажи, манипуляций, опять же в технике проведения спецопераций. По сути дела, вся страна сейчас находится в положении объекта большой спецоперации. Что мы в результате имеем? Нельзя управлять телевизионной компанией, которая должна быть зеркалом общества, как акционерным обществом, производящим колготки. Мало того, и власть, на самом деле, тоже пострадает от этого, потому что отсутствует обратная связь. Что мы можем в этой ситуации делать – общество находится в совершенно явной апатии, если не сказать, отчаянии. По сути дела, махнув рукой на власть, которая должна была бы стать по замыслу, по тем надеждам, которые мы питали в начале 90-х годов, должна была бы стать просто послушным экспериментом выполнения нашего социального заказа, снова мы становимся предметом манипуляция, снова становимся кирпичиками в строительстве великих плотин будущего. И люди смиряются с этим. Может, это самое страшное из того, что существует сегодня.

Виктор Резунков: Юлий Андреевич, скажите, может, существует такое мнение, что так называемая партия власти, которая сейчас уже практически в глазах избирателей теряет с каждым днем свой рейтинг и авторитет, она будет заменена в какой-то более близкий момент к выборам в Госдуму новой партией. Есть какая-то информация на эту тему?

Юлий Рыбаков: Не думаю, слишком неуклюжа административная машина, которая не успеет справиться с такой задачей, да и, собственно, откровенно говоря, на кого менять? Новое название придумать, шило на мыло, а что толку? Я не вижу такой перспективы. Будет включен мощный административный ресурс, будут пригнуты еще раз губернаторы, будут вздыблены все ресурсы уполномоченных представителей президента в регионах. Любым путем, денежными вливаниями, компрометацией противников, конечно, какого-то результата они достигнут, но далеко не того, на который рассчитывают.

Виктор Резунков: Юлий Андреевич, Петербург готовится к 300-летию. Скандал идет за скандалом, я бы хотел вас попросить прокомментировать эту ситуацию, что вы выделили бы в этом подготовительном периоде, назовем его так?

Юлий Рыбаков: Надо сказать, что общим фоном грядущего события является тихий ужас, который испытывают сегодня наши жители, ожидая этого праздника. С кем бы я сегодня ни говорил, все говорят: "Боже мой, что нас ожидает этим летом". Невероятный наплыв международных делегаций, гостей, туристов и так далее, при полной неподготовленности города к подобным масштабным мероприятиям. Все это на фоне какого-то невероятного шабаша, разбазаривания средств, выделенных федеральным бюджетом, наших собственных, заемных денег, причем, логики в том, что происходит, я не могу найти. Потому что, с одной стороны, вкладываются огромные деньги в декоративное восстановление фасадов, за которыми рушащиеся здания, замороженные музейные фонды, жилые квартиры, парящие кипятком подвалы старых домов, неотремонтированные улицы в центре города. Возьмите, например, улицу Рубинштейна - это просто танкодром, специально для испытания тяжелой военной техники, там проехать на легковой машине просто невозможно. В то же время, на Петроградской стороне около бывшего кинотеатра "Великан" Александровский парк, в снегу, во льду рабочие, по-моему, чуть ли не из Молдавии позванные, в заледеневших полиэтиленовых палатках укладывают дорожки этого парка полированными гранитными кубиками, в лед, по сути дела, просто закапывая туда деньги. Ходят слухи, что заводик, который производит эту и остальную плитку уличную, имеет какое-то отношение к семье губернатора. Я не знаю, так это или нет, но в любом случае, так сказать, я каждый день, гуляя там с собакой, а там больше практически никто не гуляет, вижу, как закапываются наши с вами деньги в снег и грязь. Это в той ситуации, когда главная задача, по сути дела города - решить жилищную проблему, и лучшим подарком администрации города было бы строительство хотя бы десятка, другого, третьего жилых муниципальных домов, в которые могли бы въехать жители коммуналок в старой части города, уже по 18 лет стоящие в очереди и не видящие никакого выхода, перспективы. Но мы, как правило, как всегда, мы превращаем любой праздник, любую тему в способ разбазаривания, мягко скажем, наших последних средств, забывая о непосредственных нуждах горожан.

XS
SM
MD
LG