Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Екатерина Изотова


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: В сентябре прошлого года накануне дня начала блокады Ленинграда мы поднимали вопрос о том, как сейчас живется людям, перенесшим все тяготы этого времени. Совсем недавно в Петербурге отмечали 60-летие прорыва блокады и очередную годовщину полного снятия блокады Ленинграда, к этим датам петербуржцы получили своеобразные "подарки", как от местных, так и от федеральных чиновников. Об этом мы поговорим с нашим гостем, председателем свободного профсоюза "За справедливость" Екатериной Изотовой. Екатерина Абрамовна, до того, как мы начнем разговор, какие же действительно подарки получили ко дню снятия блокады петербуржцы, мне хотелось бы, чтобы вы ответили на такой вопрос: как вы относитесь к инициативе петербургских деятелей культуры об увековечении памяти Галины Старовойтовой, депутата Госдумы, которая была убита в Петербурге? Может, ваш профсоюз тоже бы присоединился к такой инициативе?

Екатерина Изотова: Я вообще отношусь к этой идее очень положительно. Мало того, я вообще считаю Галину Старовойтову одним из лучших депутатов нашей Думы всех прошедших созывов. Для меня Галина Старовойтова это не только депутат Думы, это человек, который пытался на сломе нашей идеологии не допустить разделения народа по национальному признаку, и тогда, когда в Сумгаите начинались события, о которых сейчас стыдно и страшно вспоминать, она одна из первых встала на защиту народа. Для меня это очень много значит. Я категорически не приемлю разделения народа на лиц всяких национальностей. Я считаю, что для Ленинграда это вообще не допустимая вещь, я в прошлый раз говорила об этом, нас принимал голодных, сирых, умирающих весь Советский Союз, и мы не имеем права говорить ни о каких лицах. Если мы прекратим войну в Чечне, я извиняюсь, у нас появятся деньги на все наши льготные программы, мое мнение такое.

Татьяна Валович: Екатерина Абрамовна, вот вы коснулись темы деятельности депутатов Госдумы, я думаю, что мы коснемся сегодня всех уровней депутатов. В сентябре мы говорили о том, что ваш профсоюз и вы рассылали письма, не только депутатам Госдумы, но и президенту. Напомните пожалуйста, в связи с чем вы обращались, что просили и как вам ответили?

Екатерина Изотова: Да, мы действительно, я послала письмо президенту России Путину Владимиру Владимировичу, и еще в семь адресов, федеральному собранию, Думе и 4 фракциям, КПРФ, "Яблоко", СПС и Жириновскому. Я могу сказать, что, к сожалению глубокому... Во-первых, простите, я хочу поблагодарить всех людей, которые отозвались на предыдущую передачу, хочу напомнить, что в "Московской заставе" одновременно был напечатан текст этого письма к президенту, там была тоже большая волна ответов, меня многие люди благодарили, я дала свои домашние телефоны в редакции. Так что, я хочу здесь сказать людям громадное спасибо за поддержку. Президент, к сожалению, хотя я писала на Кремль, а не на Старую площадь, письма моего не видел. Письмо было переправлено в министерство труда и социальной защиты, к господину Починку, он передал для ответа своему заместителю, руководителю департамента по вопросам пенсионного обеспечения господину Афанасьеву, который долго мне рассказывал, какие пенсии у нас есть, а потом скромно и со вкусом написал, что положением о знаке жителя блокадного Ленинграда, утвержденном решением исполкома, и так далее, вот, лицам, награжденным знаком "житель блокадного Ленинграда", хотя он относится с уважением к людям, пережившим тяготы военного времени, тем не менее, вынужден констатировать, что статус защитников и жителей блокадного Ленинграда различный, потому, придерживаясь концепции федерального закона о ветеранах, согласно которой меры социальной защиты различным категориям ветеранов Отечественной войны устанавливаются с учетом их заслуг, считаем, что выравнивание в правах и льготах награжденных медалью "За оборону Ленинграда" и жителей блокадного Ленинграда не будет социально-оправданным. В своем письме я писала, что люди, во-первых работавшие, но не все получившие медали, остались за чертой бедности. Наше поколение детей блокадного Ленинграда поднимало эту страну из руин после победы, и, как правило, мы все награждены в основной массе тоже правительственной наградой, медалью "Ветеран труда". Думаю, что не стоит ждать еще 60 лет, когда эта медаль приобретет такой же вес, какой сейчас приобрела медаль "За оборону Ленинграда". Я вообще бы не стала писать этого письма, если бы соблюдался закон о ветеранах, который относится непосредственно к жителям блокадного Ленинграда, пункт 18-й, где нам гарантировано много льгот. Не буду перечислять - и предоставление телефона, и предоставление жилплощади без очереди, это, я понимаю, сейчас - утопия. Но один вопрос, который нас заставляет требовать, уже даже не просить, чтобы нас приравняли, мы потеряли здоровье, мы все инвалиды первой-второй группы, лекарства, там прямо прописано, что по рецептам врачей по состоянию нашего здоровья нам обещаны были бесплатные лекарства. Этого нет. Есть небольшая доля лекарств для диабетиков, немножко для астматиков, на первом месте смертность по сердечно-сосудистым заболеваниям и инсультникам, инфарктникам и желудочно-кишечные проблемы - вот этим людям лекарства практически не выдаются и не закладываются.

Татьяна Валович: То есть, вы получили ответ, фактически отписку, которая была спущена по ведомственному признаку. Екатерина Абрамовна, а вы действительно надеялись, что вам ответит лично президент, или как-то узнает о вашей проблеме?

Екатерина Изотова: Вы знаете, у меня была такая надежда, потому что ныне действующий президент, мягко говоря, находится постоянно в трезвом уме и здравой памяти, и что он ленинградец, и что это попадет к нему. Причем, когда был открытый эфир, президент говорил с народом, я четырежды просила слова, но Ленинграду и Москве слова просто не дали.

Татьяна Валович: Екатерина Абрамовна, возвращаясь к вопросу о том, как работают народные избранники - от депутатов Госдумы вы получили какие-то ответы на свое обращение, чтобы восстановить социальную справедливость?

Екатерина Изотова: Да. Я получила два ответа. Первый ответ я получила от спсовцев, которые вообще, наше поколение, по идее, с точки зрения выборной дисциплины, не является их потенциальными избирателями. Но мне пришло письмо что вся фракция обсудила во главе с Немцовым мое предложение, оно было принято и для доработки отправлено в профильный комитет. То есть, спсовцы поддержали мое письмо целиком. Еще я получила ответ от фракции Жириновского, причем ответ осмысленный, нормальный, где...

Татьяна Валович: Не простая отписка?

Екатерина Изотова: Нет, не простая отписка. Жириновский поблагодарил меня за гражданское мужество и пообещал всеми возможными способами подключиться к решению. Этой проблемы. К сожалению, ни "Яблоко", ни коммунисты мне не ответили, "Яблоко" - вдвойне обидно, потому что один экземпляр я оставляла прямо в приемной депутата Попова от 212-го округа, это мой депутат, мы знакомы. Правда, я оставляла не самому Сергею Алексеевичу, а его помощникам, но в любом случае экземпляр, который ушел в Думу, не нашел ответа. Коммунисты тоже, к сожалению, не ответили. Когда я попробовала обратиться к помощнику депутата Жореса Алферова, дама меня, мягко говоря, не поняла и сказала: "А чего я ей звоню". Я сказала – ничего, не звоню, просто звоню, чтобы вы поставили в известность своего шефа, что произошел такой казус, потому что как раз большинство людей, переживших блокаду, потенциальные избиратели коммунистов.

Татьяна Валович: Сейчас уже, в общем, разворачивается предвыборная кампания, в конце года пройдут выборы в очередную Госдуму, не будут ли опять только популистские обещания, как мы наблюдали, например, в предвыборную кампанию в Законодательное собрание? Вы, наверное, тоже видели, многие очень обещали. Кстати, вот о местных депутатах, об их работе - они обращают внимание на сложившуюся ситуацию? Как-то пытаются помочь?

Екатерина Изотова: Насколько я понимаю, они не пытаются ничего помогать в части обеспечения лекарствами. Только то, что уже люди пробили, например, общество "Диабет" Шипулина, она билась до того, что вице-губернатор Каган предстал сейчас перед судом. Но так, чтобы заложить деньги и программы на определенные направления лекарственные - этого нет. Кстати, 20 января по Свободе выступал в Москве депутат Государственной Думы от фракции "Народный депутат" врач, академик Академии медицинских наук Сергей Иванович Колесников, и на вопрос слушателя из Санкт-Петербурга о том, что нарушается федеральный опять-таки закон об обеспечении ленинградцев бесплатными лекарствами, сообщил, что льготники-инвалиды финансируются из федерального бюджета, а ветераны - из регионального, то есть, городского, в который и не заложены эти средства. Колесников настоятельно предложил, цитирую: "Требовать от своих депутатов всех уровней решения этого вопроса согласно действующему законодательству", - а не от настроения губернатора, будем так говорить.

Татьяна Валович: Екатерина Абрамовна, как можно действовать на депутатов, которые зачастую даже не приходят на собрания. Вот мы наблюдаем уже не первую неделю, что у нас происходит в парламенте местном, не собирается кворум, не знаю, соберется ли сегодня, сегодня очередное заседание, как можно работать с таким корпусом?

Екатерина Изотова: Слава Богу, мы не только сегодня, мы еще полтора года жили вообще без председателя в прошлом созыве, если вспомним, без председателя палаты. Я считаю, что вообще есть способ надавить на наших депутатов и привлечь их к исполнению своих профессиональных обязанностей. Если наше ЖКХ, или как угодно, жилищная контора, вывешивает списки неплательщиков, я считаю, очень достойно будет каждый раз объявлять по средствам массовой информации, по телевидению, в газетах, лучше по телевидению, и показывать депутатов, которые решили пренебречь выполнением своих обязанностей. Мало того, я хочу сказать, что мы все время говорим о том, что в городе нет денег. Есть деньги. Я еще являюсь членом общественной палаты при Черкесове - социальная защита и пенсионное обеспечение, и в своем плане работы я сказала, где источник - в "тэшках". У нас "тэшки" не выдают билеты.

Татьяна Валович: Вы имеете в виду маршрутные такси?

Екатерина Изотова: Да. Не выдают билеты, как они оплачивают налоги - непонятно.

Татьяна Валович: Екатерина Абрамовна, но петербуржцы были немало удивлены, когда услышали ко дню снятия блокады 27 января, ни больше, ни меньше, о таком интересном "подарке" - во всеуслышание стали говорить в метрополитене о том, что доноры, почетные доноры, теперь лишены льгот проезда в общественном транспорте. Скажите пожалуйста, это связно с тем, что им будут как то доплачивать другим видом каких-то средств из бюджета, или это просто снятие льгот?

Екатерина Изотова: Нет, насколько я понимаю, им никто ничего доплачивать не собирается. Мало того, я с вами совершенно согласна, что это политический просчет, или - плевок руководства города населению. Потому что, в принципе, снятие льгот с первого января планировалось, 27 января - это день снятия блокады, и когда в этот день стали говорить о лишении льгот людей, сдавших свою кровь – это совершенно возмутительно. Но передо мной лежат два документа, метро это не озвучивает, но с этих людей снимается еще и 50-процентная оплата квартплаты. И вот, учитывая наше положение в стране, то, что у нас бывают и взрывы, и масса неприятностей, мы все помним и знаем, то я боюсь, что когда стране понадобится кровь, то придут ее сдавать либо лица бомж, потому что их не интересует 50 процентов скидка за квартплату, либо лица, болеющие СПИДом, вот наше "достижение", мы перегнали всю планету, у нас СПИД распространяется быстрее, чем во всей планете, и, может быть, еще какие-нибудь венерические больные, и мы будем иметь еще одну Элисту. Передо мной обращение директора центра трансфузиологии Министерства здравоохранения, где он пишет, что количество доноров уменьшается, в 1985-м году - 5,6 миллионов, сейчас - 2,2 миллиона. На сто тысяч населения оно составляет 5,4 человека, а оптимально не менее 40, что не позволяет обеспечить адекватное трансфузиологическое пособие широкой категории тяжелейших больных, онкологических, гематологических, кардиохирургических, травматологических и прочих. И у меня еще и частная обида: моя мать в блокаду сдала 25 литров крови, она ушла на 15 лет раньше из жизни. И вот, заканчивая, я хочу сказать, я читала свое стихотворение, сейчас хочу повторить очень немного: "Наши отцы, что годами моложе нас, поцеловав матерей, крепко прижавшись к детским ручонкам, в бой уходили скорей, чтобы на подступах Ленинграда, грудью упав на дзот, смертью своей шагнуть в бессмертие, свой защитить народ. Матери наши голодные, в строю заменив отцов, кровью своей вдвойне драгоценной поддерживали бойцов". И вот, получить такой плевок, я считаю, недопустимо, у меня просто нет слов для комментариев.

XS
SM
MD
LG