Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Шутый


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: С точки зрения изменения облика Петербурга горожане, можно сказать, разделены на два, причем неравных, лагеря. Политики, бизнесмены, имеющие выход к прессе в силу амбиций или заинтересованности в получении прибыли отстаивают свои интересы, которые иногда противоречат здравому смыслу. И другая, более разрозненная часть – горожане, не имеющие выхода к средствам массовой информации, пытающиеся объединиться в какие-то союзы, чтобы придать своему голосу значимость. О проблеме влияния общества на то, что происходит в городе и о многом другом, мы поговорим сегодня с нашим гостем, членом Всероссийского общества охраны памятников Юрием Шутым. Юрий Васильевич, вы согласны с мнением членов Морского клуба Петербурга о том, что Петербург объявлен морской столицей, но сейчас он этому титулу не очень соответствует?

Юрий Шутый: Безусловно.

Татьяна Валович: А в чем вы видите главные причины того, что назвать сейчас Петербург морской столицей можно с натяжкой?

Юрий Шутый: У меня только одно соображение: что в Петербурге не пребывает главнокомандующий ВМФ адмирал Куроедов.

Татьяна Валович: То есть, для вас это основное условие того, чтобы Петербург назывался морской столицей, а другие аспекты?

Юрий Шутый: О других аспектах я не думал. Когда говорят "морская столица", я думаю именно о военно-морской столице.

Татьяна Валович: Я знаю, что вы достаточно давно занимаетесь, интересуетесь вопросами морского фасада города. Этот проект разрабатывается очень давно и уже разработан в строительном плане, но у вас, я знаю, есть свои какие-то предложения и к городской администрации, и к комитету по градостроительству и охране памятников, что это за проекты?

Юрий Шутый: Это, во-первых проект, 1990-го года о строительстве нового здания центрального Военно-морского музея на искусственном острове в центре реки Смоленки. Проект подводного варианта проведения западного скоростного диаметра, который увязывается с предложением о строительстве Военно-морского музея, и проект сохранения полосы вдоль побережья Финского залива по морской набережной от застройки различными зданиями, в том числе и банковскими, как то предлагал совсем недавно главный архитектор города. Я считаю, эти три момента надо поддерживать.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, но ведь морской фасад - это Васильевский остров, как в отношении того, что Петербург страдает от наводнений, все эти проекты сочетаются с защитой от наводнений этой территории?

Юрий Шутый: Эти проекты сами по себе - защиту города от наводнений должна решить дамба через Финский залив, которая рано или поздно будет достроена, а проекты – они, собственно, имеют градостроительное значение, и к защите города от наводнений, конечно, не имеют отношения.

Татьяна Валович: А почему вы против того, чтобы морской фасад, как этот проект называется в градостроительных планах города, чтобы туда не включались какие-то банковские здания? По-моему, наоборот развивать территорию для привлечения инвесторов.

Юрий Шутый: Первоначально по одному из последних генеральных планов развития Ленинграда прибрежная полоса вдоль Финского залива на западной оконечности Васильевского острова предназначалась именно как зеленая зона отдыха для петербуржцев, где должны были располагаться песчаные пляжи и красивый пейзажный парк.

Татьяна Валович: Вы коснулись вопроса о переносе Военно-морского музея, сейчас он находится у нас в достаточно плачевном состоянии, эта проблема как то заинтересовала Министерство обороны, поскольку музей относится к ним?

Юрий Шутый: Я дважды обращался в Министерство обороны, и к министру Павлу Грачеву, и к теперешнему министру Сергею Иванову, и оба раза получал положительные ответы на мои предложения построить новое здание Военно-морского музея в устье реки Смоленки.

Татьяна Валович: Во что все упирается - опять в финансы?

Юрий Шутый: Безусловно. Это очень затратный проект, и при одобрительном, в принципе, отношении к нему, как я понимаю, и нашей городской администрации, и Министерства обороны, но, как следует из официальных ответов, какая-то высшая власть должна решить эту проблему принципиально, тогда Министерство финансов внесет в очередной бюджет Министерства обороны соответствующую статью расходов для этого строительства.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, а у вас есть архитектурное образование?

Юрий Шутый: Нет. Я инженер-механик по образованию, и всю жизнь занимался техническими чертежами.

Татьяна Валович: Каким образом вот вы вышли на то чтобы предлагать, как я понимаю, архитектурные проекты для города? Вам не кажется, что это должно быть в ведении специалистов?

Юрий Шутый: Видите ли, различные положительные идеи могут родиться у кого угодно, не обязательно у человека, имеющего соответствующее профессиональное образование. Важна сама идея, а не то, какой человек ее родит. Это может быть и домохозяйка, и девочка-подросток, и мальчик, кто угодно. Важна сама идея. Идея сама по себе ценна.

Татьяна Валович: Но ваши идеи, которые вы предлагаете уже не один год администрации города, находят поддержку среди архитектурной общественности, другой общественности города?

Юрий Шутый: Наши средства массовой информации дружно молчат по поводу проблемы Военно-морского музея. Единственная газета - "Невское время", с большим трудом напечатала мое письмо губернатору, под видом письма в редакцию, и то, только через 4 месяца после моих просьб и уговоров, в 1998, или 1999-м году.

Татьяна Валович: То есть, действительно гражданам, которые имеют какие-то свои инициативы, отстаивают свою гражданскую позицию, пробиться через эту пелену достаточно сложно?

Юрий Шутый: Я вообще считаю, что у нас нет свободы слова, в Петербурге.

Татьяна Валович: С чем вы это связываете, с боязнью испортить отношения с федеральными, городскими чиновниками?

Юрий Шутый: Я считаю, что это пренебрежительное отношение профессиональных журналистов к мнениям, которые высказывают жители города.

Татьяна Валович: Мы наблюдаем иногда очень часто, что, чтобы отстоять свою точку зрения, люди объединяются в какие-то союзы, в том числе союзы по отстаиванию каких-то архитектурных памятников. Очень долго бились за восстановление ограды решетки Александринского столпа, вы не пытались организовать какую-то общественную организацию, чтобы отстаивать свою точку зрения?

Юрий Шутый: Единственное, в моей борьбе за восстановление первого храма города я собирал подписи в количестве 10 тысяч, и, тем не менее, это не побудило городскую администрацию заняться этой проблемой, по формальным основаниям. В остальном все мои инициативы носят индивидуальной характер, и они опираются на аргументы, на доводы, дело не в организации, а дело в убедительности аргументации, которая приводится в поддержку того или иного решения.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, вы ведете достаточно активный образ жизни, отстаиваете свою позицию - где силы берете? Спортом занимаетесь?

Юрий Шутый: Нет, конечно.

Татьяна Валович: Почему?

Юрий Шутый: Не потому, что возраст ,а просто забыл про это.

Татьяна Валович: И на коньках не катаетесь?

Юрий Шутый: 30 лет назад.

Татьяна Валович: А раньше катались?

Юрий Шутый: Изредка.

Татьяна Валович: А на ваш взгляд, в архитектурном плане Петербурга учитываются интересы горожан, отведение территорий на места отдыха, катки, какие-то другие места?

Юрий Шутый: Я согласен с тем, что дело организации районных катков - дело городских и муниципальных властей, они должны позаботиться, я думаю, что просто чиновники забыли об этой потребности, о поддержании здорового образа жизни среди населения. Нужно об этом думать. Тем более, у нас сегодня такая хорошая русская зима, такая морозная, и грех не воспользоваться такой морозной погодой. Мои пожелания все властям нашего города - чтобы они вспомнили то, что существовало в советские годы, и организовали, вплоть даже до дворовых катков, которые должны заливаться и поддерживаться дворниками. Это должны позаботиться депутаты муниципальных советов.

Татьяна Валович: Вернемся к тем проектам, которые достаточно интересны, и вы продолжаете их отстаивать, несмотря на все сопротивление петербургских чиновников. Я знаю, что очень большой интерес у вас вызывает и проводящаяся реконструкция Михайловского замка, как мы знаем, к юбилею 2003-му году там решено восстановить исторический облик, правда, не все успеют, решено даже восстанавливать каналы, которые раньше окружали замок, хотя достаточно спорный вопрос - в каком виде восстанавливать исторический облик? Ведь именно этот замок подвергался очень большим изменениям в ходе истории. Как вы считаете, где та грань, когда нужно тот или иной облик архитектурного сооружения отстаивать, кто должен этим заниматься?

Юрий Шутый: Сейчас проблема не в восстановлении собственно Михайловского замка как здания, а сейчас осуществляется проект архитектора Олега Романова, восстановления так называемой площади Петра Великого перед Южным фасадом Михайловского замка. Этот проект хотя официально одобрен, и Министерство культуры пустило на его реализацию десятки миллионов рублей, но он является весьма спорным, и нет его единодушной поддержки среди архитектурной общественности города. Однако, оппозиционная точка зрения всячески подавляется и замалчивается средствами массовой информации. Я, в частности, являюсь одним из оппонентов, хотя я не профессиональный архитектор, одним из решительных оппонентов проекта Романова, и считаю, что центр тяжести проекта реконструкции территории вокруг Михайловского замка должен быть перенесен на территорию непосредственно вокруг самого здания, а не только его южную часть.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, надо немножко нашим слушателям объяснить, что же такое проект реконструкции Романова, потому что не все, наверное, знают, что хочет сделать Романов как архитектор? Я знаю что, между прочим, его проект даже получил первую премию на всероссийском конкурсе и был одобрен архитектурной российской общественностью.

Юрий Шутый: Романов предлагает восстановить систему каналов перед южным фасадом Михайловского замка, но в сухом виде, как рвы с травяным покрытием. Эти каналы отходили от концов замка и расходились в разные стороны, и на определенном расстоянии резко поворачивали под острым углом друг к другу, и сходились перед памятником Петру Первому. Таким образом, между каналами была образована расширяющаяся парадная площадь, на которой при Павле должна была происходить солдатская муштра. Это было сделано, безусловно, по желанию Павла, он любил, как известно, и военные парады, и муштру, и мог наблюдать эти учения из окон своего дворца. Но эта ситуация с каналами существовала очень недолгое время, до начала 20-х годов XIX века, когда наш великий архитектор градостроитель Карл Иванович Росси перепланировал всю эту территорию бывшей императорской резиденции, провел садовые улицы от Невского проспекта до Марсова поля, и сделал проезд вдоль набережной Фонтанки, что резко ограничило территорию, примыкающую к Михайловскому замку. С тех пор замок был обсажен деревьями, и вся ситуация изменилась. В разные годы были засыпаны и церковный канал, и воскресенский канал, и каналы, образующие площадь перед Южным фасадом. Сейчас весьма проблематично восстановление этой площади перед Южным фасадом, потому что оно потребует уничтожения градостроительной ситуации, которая была создана после войны, то есть кленовой аллеи и двух скверов.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, почему вы находите что этот проект несколько некорректен?

Юрий Шутый: Потому что в проекте Романова упор делается на реконструкцию территории только к югу от Михайловского замка, то есть воссоздание, этой площади путем уничтожения существующего зеленого массива - кленовой аллеи и двух скверов по ее сторонам. А и скверы, и кленовая аллея являются памятниками зеленого строительства Ленинграда 40-х годов, рекреационной зоной для жителей Центрального района, и в этом их основная польза. Там имеются скамейки, на которых можно отдохнуть, там, если вы обратите внимание, постоянно находятся люди, молодые мамаши с детскими колясками...

Татьяна Валович: Тем более, что зона эта находится в таком месте в центре города, где сплошной камень.

Юрий Шутый: Да. Михайловский сад - это очень ценное место, и жертвовать им ради надуманного, эстетского проекта Романова, я считаю, просто непозволительно. Поэтому я предлагаю компромиссное решение. Действительно, эта зона имеет тот недостаток, что она закрывает вид, далекий обзорный вид на парадный южный фасад Михайловского замка. Поэтому для того, чтобы все-таки иметь возможность обозревать этот фасад, для оценки его архитектурных достоинств я предлагаю условную точку сразу за памятником Петру, чтобы именно из этой точки весь фасад был виден, слева направо. И поэтому нужно убрать только те деревья, которые попадают в угол обзора, и больше в этом месте ничего не трогать, сохранить и сквер, и кленовую аллею. Это компромиссное предложение.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, а как вы считаете, нужно ли вообще восстанавливать то, что утрачено? Ведь сейчас горожане живут настоящим, привыкли к тому виду который есть, и, может, просто стоило бы различные проекты этого памятника выставить на обозрение, как это, кстати, уже сделано?

Юрий Шутый: Надо к этому вопросу подходить диалектически, конкретно в каждом случае. Надо, я считаю, как член общества, восстановить, безусловно, Путевой дворец Елизаветы Петровны в Среднерогатском парке и, безусловно, надо восстановить Павловский музыкальный вокзал. Это два основных моих требования.

XS
SM
MD
LG