Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Субботнее интервью. Диана Вишнева


Арслан Саидов: Гость субботнего эфира сегодня – солистка петербургского Мариинского театра балерина Диана Вишнева. Диана Вишнева родилась в Петербурге, ей 26 лет. Окончила петербургскую Академию русского балета имени Агриппины Вагановой. Последний год обучения совмещала с работой в Мариинском театре. В труппе театра с 95-го года, с 96-го – солистка театра. Лауреат международного конкурса артистов балета в Лазани, 94-й год, лауреат российских премий "Золотая маска", "Золотой софит", "Балтика", французского приза, американской премии "Божественная Айседора". В 2001-м году Диана Вишнева была удостоена государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в искусстве балета, а недавно в январе этого года журнал "Данс Европа" присудил ей премию "Танцовщица года" и назвал "лучшей европейской балериной Европы". С Дианой Вишневой беседует наш лондонский корреспондент Наталья Голицына.

Наталья Голицына: Расскажите, пожалуйста, как вы стали балериной, почему, как это случилось?

Диана Вишнева: По желанию мамы, это она меня отвела в этот тяжелый труд.

Наталья Голицына: Вы так говорите, значит, сожалеете об этом?

Диана Вишнева: Нет, я не могу сказать, что сожалею. Хотя мама меня всегда спрашивает, что всегда так говоришь печально, что мама тебя отдала в балет. Нет, не сожалению, конечно. Мама, когда это узнала, она тоже рассчитывала на красоту, на красивые платья, на прекрасные цветы, но когда она узнала, что это намного труднее, она сказала, что заберет: не хочу видеть твои слезы, я не хочу видеть твои переживания. Я сказала: нет, мама, уже поздно.

Наталья Голицына: Сколько вам лет тогда было?

Диана Вишнева: Наверное, лет 13-14, когда я сказала, что теперь я хочу добиться чего-то, у меня стало что-то получаться и я хочу идти дальше.

Наталья Голицына: Поначалу сколько лет вы занимались, ведь вы пошли туда, когда вам было семь лет?

Диана Вишнева: Нет, в школу принимают в 10 лет, я поступила в 11. А до этого я занималась в кружке хореографическом, была подготовка. Мама подходила к этому вопросу усердно, она даже нанимала мне педагогов, чтобы подтянуть, чтобы придти в школу подготовленной.

Наталья Голицына: А почему мама хотела, чтобы вы были балериной? Она имеет отношение какое-то к театру, к искусству?

Диана Вишнева: Потому что она всегда мечтала быть балериной, и ей родители это запретили. Они сказали – нет, мы знаем, что это такое, мы видим эти ноги, в кровь стертые, мы не хотим, чтобы это было у тебя, они ей запретили, хотя мама бредила балетом. И она эту мечту, видимо, воплотила во мне.

Наталья Голицына: Скажите, вы родились в Петербурге? А как вы попали в Мариинский театр?

Диана Вишнева: С детства я мечтала о таком театре, всегда стремилась. В театр я попала очень легко, потому что я получила в школе золотую медаль на конкурсе. Я еще на третьем курсе станцевала спектакль в театре "Дон Кихот". Это вообще невиданно, никогда такого не было, чтобы девочка на третьем курсе станцевала технический такой спектакль, выдержала. При этом я сдавала все экзамены, школьные общеобразовательные, по специальным предметам, хотя мне предлагали уйти в театр сразу, не закончив школу. Я сказала, нет, я хочу все до конца. Я очень люблю свой класс, у нас было единое целое, мы друг за друга держались. Я говорю: как же я брошу, нет, ни в коем случае. Я отучилась и в театр плавно перешла.

Наталья Голицына: То есть все это было предопределено вашими успехами. Скажите, пожалуйста, какие роли первые в театре, вы сразу стали солисткой театра?

Диана Вишнева: Ты не можешь сразу танцевать сольные спектакли, ты должен набрать какие-то такие промежуточные вариации, па-де-труа, трио, через это я все прошла, это обязательно должно быть. Это, во-первых, укрепление ног. Первый мой балет "Дон Кихот", потом "Ромео", потом "Спящая", до этого были па-де-труа в "Лебедином", трио в "Баядерке", подруги "Раймонда".

Наталья Голицына: Вы перечисляете разнохарактерные роли, а что вы сами предпочитаете – характерные роли или какие?

Диана Вишнева: Ну, конечно, для меня "Кармен" и "Дон Кихот", поэтому для меня это намного проще и мне менее интересно. Хотя я очень люблю танцевать Кармен, особенно в партнерстве с Фарухом Рузиматовым, но "Дон Кихот" для меня неинтересный спектакль, хотя это моя сущность, видимо. Но я люблю те роли, которые я нахожу, раскрываю в себе, что-то я ищу. Конечно, мне посчастливилось "Манон", "Жизель" – это бессмертный спектакль, каждый раз его танцевать, думаешь - ну надо же такой спектакль поставить было.

Наталья Голицына: Я поняла, что вы тяготеете больше к романтическим ролям. А, скажите, 10, 20, 50 раз танцевать "Жизель", "Лебединое озеро" - это все на технике или вам удается сопереживать, демонстрировать публике свои переживания?

Диана Вишнева: Это как каждый день человек меняется, у него что-то происходит, накапливается опыт, какие-то переживания. Так же и от спектакля к спектаклю разные ощущения. Да, может быть, техника становится чище, даже не то, что лучше, ты делаешь чище все движения. Это соврешенно другая грань. Такие спектакли, где именно важна роль, всегда все по-новому и с новым чутьем, с новым переживанием приходишь к спектаклю. Бывают очень большие перерывы, нет такого, что ты постоянно танцуешь спектакль, это тоже хорошо. Потому что когда заново начинаешь, это соврешенно новый спектакль.

Наталья Голицына: Хотелось кому-то подражать, каким-то балеринам, у вас были какие-то кумиры?

Диана Вишнева: Вы знаете, такого не было, чтобы я смотрела и оторваться не могла, у меня были любимые балерины, сейчас они есть. Конечно, я не отрывалась от кассет, которые удавалось доставать из-за границы или какие-то переписанные спектакли.

Наталья Голицына: А из русских балерин?

Диана Вишнева: Конечно, Макарова. Очень любила я Мезенцеву, Саймуратову, она мне очень помогла. Мне посчастливилось "В ночи" станцевать в первый год, когда я пришла в театр, и мне сказали подготовь, и мы тебе дадим "В ночи" один из дуэтов. Когда она показала, Боже, это такое счастье было для меня, что мне удалось это станцевать. Три дуэта там, я танцевала первый дуэт.

Наталья Голицына: У вас есть какая-то одна, может быть, две самые любимые роли, которые вы танцуете, хоть ночью разбуди?

Диана Вишнева: Нет, такого нет, каждый спектакль по-своему любим. Тем более, когда последние роли готовишь, они более близки, кажется, больше сил отдаешь, потом появляются новые роли, с другим уже настроением. Наверное, "Манон" я люблю, "Кармен", "Жизель".

Наталья Голицына: Например, вам предлагают роль, у вас не лежит душа к ней, вы можете отказаться ли сказать – нет, я хочу другую, по какой-то причине, соврешенно обоснованной или это не принято?

Диана Вишнева: У меня так судьба сложилась с моими ролями, что у меня не было гонки, у меня все было постепенно. Мне говорили: что это ты так все можешь? Набирай репертуар, ты это еще не танцевала. У меня нет такого, чтобы набрать количество репертуара. У меня каждая роль абсолютно приходит тогда, когда я к ней созреваю. У меня не было "Жизель" в первый год, хотя девочки танцуют, я знаю, что я смогла бы станцевать эту роль. Я на второй год тоже не было "Жизели", не получалось. Я могла пойти попросить, но я чувствовала, что рановато. Потом, когда мне предложили, я стала готовить, у меня должна была премьера быть, и опять отменилось. Значит, я думаю, что я еще не готова к этой роли. Потом второй раз готовила спектакль, и опять отложилось. Но в третий раз я должна быть готова. И с каждым разом я понимала эту роль по-другому, и я действительно до нее дозревала. И так было практически со всеми спектаклями, что они не были случайными. До сих пор у меня нет в репертуаре тех спектаклей, которые я очень хочу станцевать, но я знаю, что они еще в процессе. Я хочу станцевать "Лебединое" и "Легенду о любви".

Наталья Голицына: Вам еще не приходилось их станцевать?

Диана Вишнева: Нет. Я могу придти и попросить, конечно, дадут, но я знаю, что надо дойти до этого.

Наталья Голицына: Диана, скажите, с вашей точки зрения, вы уже опытная балерина, хотя и очень молодая женщина, что нужно, чтобы стать хорошей балериной – только талант, только усердие или что-то другое?

Диана Вишнева: Талант, конечно. Если говорить именно о звезде или просто о балерине: звезда - это, конечно, талант, а если просто танцовщица - то это все равно труд, усердие. Разные есть ступеньки у каждого. Я бы своего ребенка никогда не отдала в это искусство, пройдя сама через это. Может быть, если бы он был очень способный я бы отдала. Потом думаю – да нет, и способным трудно. Для меня кажется, что надо обладать каким-то очень сильным характером, терпеньем, стойкостью, не останавливаться, каждый день нужно приложение труда, не то, что потрудился, потом отдохнул, это надо каждый день. Это такая выдержка, такое упорство. Если у человека с детства закладывается, то он по этому пути нормально идет, а если с детства не заложено, потом такая ломка и очень много людей потом ломается. Потому что вроде бы человек способный, даже талантливый, выпускается из школы, а через год через два его не слышно, потому что это очень трудный путь, бесконечный, очень много терний.

Наталья Голицына: А вам никогда не хотелось уехать?

Диана Вишнева: Я не могу сидеть все время в России, в Петербурге, хотя очень люблю и свой город, и Россию. Но так сложилось, что мы все время передвигаемся и поэтому очень трудно сидеть на одном месте. И, конечно, я всегда, если меня позовут, я уеду на какой-то период, но насовсем... Пока не сложилось в судьбе, такого желания нет.

Наталья Голицына: Вы так говорите, как будто вы немного жалеете, что стали балериной. А если бы не стали балериной, кем бы вы хотели стать?

Диана Вишнева: Я всегда мечтала о фигурном катании, о спорте, но, я не думаю, что там легче. У меня более математический склад ума, я не знаю, как бы сложилось. Но я знаю, что если есть результат и когда приходит люди, которые говорят такие слова, что пришли на спектакль, и мы хотим жить, такую силу дает, такую энергию, заряд, когда такие слова слышишь, думаешь: Боже мой, как здорово дать, даже через тот труд огромный, людям отдушину, чтобы они приходили в театр, который я называю всегда храмом. Конечно, это прекрасно, и я всегда только рада дарить и отдавать.

Наталья Голицына: Вы счастливый человек. Не очень многие могут так сказать, я бы сказала так, что далеко немногие могут так сказать.

Диана Вишнева: Я могу только о своих родителях, то, что они меня вложили, то, наверное, с гордостью получают в достатке. Когда я получаю какие-то премии или какие-то награды, у меня спрашивают – ты ощутила радость, ты отметила? Я нет, я ощутила гордость своих родителей, это для меня самое большое счастье и радость.

XS
SM
MD
LG