Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Екатерина Изотова

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Никто не будет забыт - обещают городские власти накануне празднования 60-летия освобождения города от блокады. Правительства Петербурга и области утвердили план праздничных мероприятий. Пройдут благотворительные концерты, выставки, встречи блокадников, на которых им будут вручаться памятные медали. Как сами блокадники готовятся к этому дню? Помнят ли о них в другие дни года? Об этом мы сегодня поговорим с нашей гостьей Изотовой Екатериной Абрамовной, жительницей блокадного Ленинграда и председательницей свободного профсоюза "За справедливость". Екатерина Абрамовна, с чем встречают столь волнительную и главную для петербуржцев дату - день снятия блокады - сами блокадники, люди, которые пережили этот ужас?



Екатерина Изотова: Добрый день, ленинградцы, я хотела бы сказать, что 60-летие снятия блокады далеко не все блокадники встречают с радостным настроением. Основная масса этих людей осталась за чертой бедности, в связи с тем, что наш минимальный прожиточный уровень не дает нам жить достойно. Причем, учитывая то, что 60-летие - круглая дата, а до 70-летия уже, наверное, никто из нас не доживет, радоваться особенно нечему. Может, я не права, может кто-то меня поправит. Но вопросом о жителях блокадного Ленинграда, которые, к сожалению, были достаточно малы, или взрослых, которые не смогли по каким-то причинам получить медаль "За оборону Ленинграда" - этим вопросом я занимаюсь уже год. Год назад я обратилась с открытым письмом к президенту.

Ольга Писпанен: Я поясню для слушателей, что в городе существует разделение, расскажите пожалуйста о нем.

Екатерина Изотова: Разделение существует. Люди, которые имеют счастье получить медаль "За оборону Ленинграда", их положение тоже не думаю, что очень хорошее, но гораздо лучшее, чем у нас. У них есть возможность получать лекарства, и им дана вторая пенсия, которая позволяет те лекарства, которые они все-таки не могут получать, хотя бы получать в аптечной сети. Нам, людям, которые не могли участвовать в военных действиях, потому что были маленькие, досталась судьба поднимать страну после войны из руин. Большинство из нас получили медали "Ветеран труда", и к 50-летию снятия блокады, и 250, и 300 лет городу, но наши медали почему-то не в цене. Фактически есть федеральный закон о ветеранах и участниках войны, и в пункте 18-м этого закона от 16-го декабря 1994-го года, подписанного Ельциным, там в пункте 18-м прописана масса наших льгот, в частности, бесплатное обеспечение лекарствами и один МРОТ дополнительно к нашей пенсии. Один МРОТ, насколько мне удалось узнать в районном отделе пенсионного обеспечения у господина Гербаленского, установлен на уровне 173 рублей, вместо 600, а насчет бесплатных лекарств дела обстоят совершенно безобразно. Поскольку новая уже глава исполнительной власти, губернатор, госпожа Матвиенко, когда вносила бюджет в Законодательное собрание - на бесплатные лекарства там заложено всего 20 процентов от тех норм, которые нужны, чтобы мы не бедствовали. Соответственно, я перед выборами Матвиенко обратилась к ней, посчитала своим гражданским долгом обратиться к ней с этим вопросом. Мне ответил ее помощник Макаров, что она будет стараться помогать нам, цитата: "По мнению полномочного представителя, предоставление дополнительных льгот жителям блокадного Ленинграда оправданно и уместно, тем более, что в 2004-м году отмечается 60-летие полного снятия блокады Ленинграда. Со стороны аппарата полномочного представителя могу вас заверить в политической поддержке подробного законопроекта". Мало того, Валентина Ивановна в предвыборной листовке пишет: "Я сделаю все от меня зависящее, чтобы добиться этого. Не может быть благополучным город, пока самые заслуженные люди, отдавшие ему свою жизнь, свои силы и здоровье, не чувствуют себя комфортно, спокойно и уверенно". Но поскольку здесь мне было предложено заняться разработкой законопроекта отдельно по блокадникам, хотя есть федеральный закон, я сочла своим долгом обратиться к президенту России Владимиру Путину, к спикеру Совета Федерации Геннадию Селезневу, к председателю Совета Федерации Сергею Миронову и к председателю нашего законодательного собрания Вадиму Тюльпанову.

Ольга Писпанен: По поводу отсутствия льгот на лекарственные препараты?

Екатерина Изотова: Отсутствия льгот на лекарства, МРОТа так называемого, и наплевательского отношения к жителям блокадного Ленинграда.

Ольга Писпанен: На что в ответ вы получили, практически перед выборами в Думу, которые прошли в декабре, предвыборную брошюрку "Российской партии жизни – партии возрождения России", в которой выражается озабоченность тем, что самое дорогое, что существует - человеческая жизнь, что существует закон о медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения лекарственными средствами, там перечисляются группы населения, которые должны иметь эту поддержку, и говорится, что если вы не получаете ее, то нужно просто подавать в суд.

Екатерина Изотова: Самое смешное, что эту брошюрку написали товарищи, или господа, Селезнев и Миронов. Но предлагают они подавать в суд не на них, дорогих, а на врачей, в крайнем случае, на Комитет по здравоохранению, который фактически никаких прав распоряжаться бюджетом не имеет. Они вынуждены распределять крохи, которые им предоставили. Комитет по здравоохранению мне ответил, что в условиях существующего бюджетного финансирования он вынужден соблюдать приоритетность обеспечения лекарственными средствами больных бронхиальной астмой, гемофилией, сахарным диабетом, туберкулезом, онкологическими и психическими заболеваниям. На первом месте у нас стоит смертность по инсультам и инфарктам - о них вообще ничего не сказано, и лекарств на них не закладывается, та же самая ситуация с желудочно-кишечными заболеваниями, с болезнями опорно-двигательного аппарата. То есть как раз с теми заболеваниями, которыми болеют жители блокадного Ленинграда в связи с этим нашим кошмарным детством.

Ответил мне еще господин председатель Комитета по ветеранам, правда, он себя называет маршал Советского Союза Куликов, но я, честно говоря, такого маршала не знаю, но он мне пишет, что нам ничего не положено, и таковы его слова - что ветераны войны категорически против того, чтобы нас, жителей блокадного Ленинграда, приравняли к ним. Я ветеранов, кого знаю, опросила, таких людей не нашла. Зато они мне передали грамоту, которую прислал Ленинграду Франклин Делано Рузвельт, от имени народов США он вручил эту грамоту для Ленинграда Иосифу Виссарионовичу Сталину, и там он пишет: "В память о его доблестных воинах, верных мужчинах и женщинах, и детях, которые, будучи изолированными от остальной части своего народа, несмотря на постоянные бомбардировки, несказанные страдания от холода, голода и болезней успешно защитили свой город и символизировали этим неустрашимый дух народов СССР и всех народов мира, сопротивляющихся силам агрессии". Мало того, я хотела бы еще сказать, что, учитывая наше бедственное положение, мне в Совете ветеранов напомнили, что в 1953-м году мы отказались от контрибуций, которые нам были положены после Нюрнбергского процесса, чтобы легче построить в ГДР социализм. Но сейчас они уже все построили, и, может быть, учитывая наше бедственное положение, они начнут помогать нам так, как они помогают узникам малолетним, которые у них находились во время войны. Учитывая, что наше положение, мягко говоря, ничуть не лучше, а наше детство еще более страшное.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Алексей: Здравствуйте, это Алексей из Санкт-Петербурга. Уважаемая Екатерина Абрамовна, у меня вопрос: конкретная ситуация у знакомой семьи, пожилой человек, она блокадница, вообще с пожилыми так бывает, когда от нее пытаются избавиться, сейчас пытаются ее в психоневрологический интернат поместить, и я знаю, что это не единичный случай. Известно ли вам об этой проблеме, и хотели бы вы что-то сделать? В принципе, для этого не нужно никакого бюджета, чтобы защитить пожилых людей от таких "разборок"?

Екатерина Изотова: Мне это действительно известно, кстати, известно даже и из передач Радио Свобода. Нужно, как я понимаю, обращаться в суд и отстаивать ее права. Надо иметь в виду, что так называемые психоневрологические больные по нынешнему закону должны дать согласие на то, чтобы их куда-то помещали. Так что, думаю, что это должно вам помочь. К сожалению, я вчера столкнулась с совершенно другой проблемой. У меня за стенкой живут люди, которые попали в совершенно критическую ситуацию. Там больной, он инсультник, у него рак предстательной железы, и сейчас у него что-то вроде гангрены, но она пока не мокнет. Я вчера целый день провела в переговорах с Комитетом по здравоохранению, с ним живут чужие люди, они просто взяли его, чтобы ему помочь, и не хотят с ним расставаться. А сейчас хозяйка еще сломала правую руку. И вот такого больного, к сожалению, мы не смогли положить в больницу. Причем я позвонила в 26-ю больницу, говорила с зав хирургического отделения, он сказал, - "привозите", но нам выписали только плановую госпитализацию. Такие вещи тоже бывают. Так что, у нас очень странная медицина.

Ольга Писпанен: Получается, что надеяться на помощь можно только от близких или сочувствующих, но ни в коем случае не от тех, кто должен помогать, не только ветеранам и жителям блокадного Ленинграда, но и обычным людям.

XS
SM
MD
LG