Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вячеслав Апрелев


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Более 20 лет Россия живет по искусственному времени, переводя стрелки часов на летнее и зимнее время, и все это время не утихают споры о необходимости такого временного перемещения. Врачи говорят о негативном влиянии на организм человека, а государственные чиновники - об экономии электроэнергии и международных обязательствах России. Госдума прошлого созыва отклонила законопроект об отмене перехода в России на летнее время и отмене так называемого декретного часа, восстановленного в 1992-м году. Однако инициаторы рассмотрения этого законопроекта не оставляют надежды вернуться к этому рассмотрению. Сегодня гостем нашей программы будет председатель петербургского общественного комитета "За восстановление в России жизни по поясному времени" Вячеслав Апрелев.

Вячеслав Пантелеймонович, ваш комитет уже достаточно много лет выступает за отмену декретного часа, который был восстановлен в России в 1992-м году, и как раз вчера исполнилось 12 лет со дня подписания указа о восстановлении этого декретного часа, и вы выступаете за отмену перехода к летнему времени. Немногим более года назад, как раз накануне рассмотрения в Государственной Думе законопроекта об отмене перехода в России на летнее время, вы рассказывали о том, какое положительное влияние на здоровье россиян могла бы оказать жизнь по поясному времени, но Госдума решила иначе. Значит, ваши аргументы были не столь весомыми?



Вячеслав Апрелев: К нашим аргументам совсем не прислушались. Прислушались к аргументам тех "специалистов", которые, презрев нужды народа, нужды населения, пытаются не первый год доказать, что экономия электроэнергии очень велика, и что нынешняя система времени и в целом социальный ритм жизни абсолютно безвредны для населения. Эти лживые, я не просто эмоционально говорю, утверждения, просто несостоятельны, и вводят, по-моему, в заблуждение те лица в правительстве, которые способны принять правильное решение, и вводят в заблуждение часть депутатов Думы. Хотя часть депутатов Думы, как признал председатель комитета Госдумы по охране здоровья и спорту предыдущего созыва Николай Герасименко, часть депутатов просто лоббируется представителями энергетиков, и самое главное - представителями фармацевтического бизнеса. Я начну с последнего, разве яростное сопротивление этого бизнеса не является доказательством вредности для здоровья нынешнего социального ритма жизни? Я хочу напомнить вам, что социальный ритм жизни определяется не только системой счета времени, но определяется еще и принятым в стране постоянством времени начала работы, которое как показали расчеты, особенно для северо-западных районов страны, оказывает наиболее вредное влияние на здоровье и экономику. Не знаю, нужно ли говорить об экономике? Говорить?

Татьяна Валович: Я хочу предложить вам послушать материал нашего корреспондента Татьяны Вольтской. Поскольку основным оппонентом деятельности вашего комитета, насколько я поняла из средств информации, является управление метрологии Госстандарта России, наш корреспондент Татьяна Вольтская связалась с заместителем начальника этого управления Альбертом Демичевым и попросила прокомментировать вопрос перехода на летнее время.

Татьяна Вольтская: Альберт Демичев считает, что многим людям просто не нравится передвигать стрелки часов.

Альберт Демичев: Вопрос может решаться только совместно с европейскими странами. Если мы его отменим в России, возмущение народа будет больше, чем сейчас. Одно дело, когда у нас этот "железный занавес", и с Европой почти не было ни грузопотоков, ни сообщений, тогда этот вопрос был один. А сейчас - сколько людей будет страдать из-за этого, помимо экономических вещей, помимо того, что железная дорога в принципе не в состоянии справиться, постольку, поскольку в связи с этим надо будет двигать электрички, и так далее.

Татьяна Вольтская: Кстати, в прошлом году на летнее время перешла Литва, хотя в Советском Союзе она активно боролась против сезонного времени.

Альберт Демичев: Не только Литва, в свое время прибалты все боролись, и Западная Украина то же самое, а сейчас все применяют. Там, где нет движения железнодорожного, там еще можно жить самостоятельно и не делать этого, но уж если ты живешь в каком-то монастыре, то должен пользоваться его уставом.

Татьяна Вольтская: Врачи бьют тревогу: на следующий день после введения летнего времени случается в полтора раз больше инфарктов, чем обычно, на 66 процентов увеличивается число самоубийств, увеличивается число аварий на дорогах, обостряются хронические заболевания... Но Альберт Демичев этим исследованиям доверяет не слишком:

Альберт Демичев: Мировой опыт использования летнего времени показывает, что какие-либо вредные проявления в связи с этим отсутствуют. Позиция Российской Академии медицинских наук в настоящее время противоречит этим выводам. Если РАМ действительно располагает объективными, проверенными и корректными результатами исследований, доказывающими опасность или недопустимость введения летнего или декретного времени, то необходимо обратиться с этой информацией в установленном порядке в международную организацию здравоохранения. Рекомендации этой организации приведут к отмене летнего времени большинством государств, и тогда оно может быть отменено и Россией, без всякого экономического или иного ущерба. Отказ от применения летнего времени в одностороннем порядке приведет к экономическим потерям, необоснованно осложнит отношения с европейскими странами. На сегодня нет объективных оснований для отмены летнего времени.

Татьяна Вольтская: Вообще-то возможен компромисс. Например, можно так и жить целый год по декретному времени, на час-другой вперед. Другой вопрос - зачем, правильны ли опасения медиков насчет здоровья людей, и так ли велики экономические выгоды, вырезаемые из суток ножницами часовых стрелок?

Татьяна Валович: Вячеслав Пантелеймонович, как бы вы могли прокомментировать слова начальника управления метрологии Госстандарта Альберта Демичева? В первую очередь, наверное, по экономии, он говорит, что будет гораздо вреднее, если мы не будем переходить. Россия действительно интегрирована в мировое сообщество, и с Западной Европой, которая тоже переходит на летнее время, у нас большие связи.

Вячеслав Апрелев: Я с интересом выслушал оппонирование господина Демичева, потому что я с ним согласен, что нужно отменить летнее время во всех, извините, 67 из 205 стран мира, где это летний сдвиг стрелок есть. Почему? Он вреден и для здоровья, и для экономики, но вреден в значительно меньшей степени, чем в России? Почему в России он наиболее вреден? В ноябре в рамках программы ООН был представлен доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации, где нашу науку упрекали за то, что она не занимается проблемой сверхзаболеваемости и сверхсмертности. И было сказано, что недостаточно будет только улучшить питание и улучшить жизнь, что нужны и другие специальные меры. Что это за меры? Нужно отказаться от нынешнего противоестественного, противонародного социального ритма жизни, если он приводит к разрушению здоровья миллионов людей, к преждевременной смерти не менее 60-70 тысяч граждан ежегодно, что в два раза превышает число жертв ДТП.

Татьяна Валович: Вы оперируете этими данными, значит, исследования в этом плане какие-то проводились, потому что все апеллируют, что нет масштабных исследований о вредности?

Вячеслав Апрелев: Комплексные хронобиологические статистические исследования были проведены учеными РАМ, о чем не говорит Демичев, новосибирскими и томскими учеными, нашим комитетом и зарубежными учеными, работы которых давно опубликованы. В США имеется, например, 125 центров сомнологии, то есть науки, изучающей условия нормальной деятельности человека, в том числе у нас 7, но наши 7 все ангажированы на применение лечебных средств и только, но не на профилактику.

Татьяна Валович: Вячеслав Пантелеймонович, я чисто физически, как человек, когда происходит переход на летнее время, ощущаю негативные последствия на своем организме и организме своих детей. Но, может, я была бы готова потерпеть это, если бы мне показали, какая экономия, скажем, на электроэнергии, для семейного бюджета, но я лично ее не вижу. А в масштабах страны - ведь Россия находится в не очень выгодном экономическом положении, может надо поэкономить, экономический эффект от перехода на летнее время каков?

Вячеслав Апрелев: Президент в ответах гражданам страны 18 декабря обратил внимание на экономические трудности страны. Одновременно он отметил, что одной из основных задач является обеспечения здоровья детей. О здоровье я уже говорил - что следование нынешнему социальному ритму жизни приводит, например, к тому, что в Питере люди, а, значит, и дети встают, например, в середине зимы за три часа до восхода солнца и естественного времени начала дневной деятельности, а чьи родители начинают работу в семь утра - аж за пять часов. О каком здоровье можно говорить? Об экономии. Экономия - да, может быть, теоретически она есть, и практически может быть за счет летнего перевода стрелок, но эта экономия в десятки раз меньше экономического ущерба. Подсчитаем. Возьмем самое простое: в Америке умеют считать деньги, связанные с потерей жизни граждан. Смерть преждевременная одного человека оценивается минимум в 40-50 тысяч долларов. У нас погибает не менее 60 тысяч - из-за социального ритма жизни. Значит, ущерб - 72 миллиарда рублей. Делим на 30, сколько получаем - грубо говоря, 2,5 миллиарда долларов. А вся экономия в 4,5 миллиарда киловатт-часов обходится в 4,5 миллиарда рублей, то есть, 145 миллионов долларов. Выходит ущерб для экономики в несколько раз больше, чем мифический выигрыш. А есть концепция перехода России к устойчивому развитию, утвержденная еще в 1996-м году президентом. Она говорит: никакая хозяйственная деятельность не может быть оправдана, если выгода от нее не превышает ущерба. О какой же разумной хозяйственной деятельности можно в этом случае говорить? Теперь вернемся к тому, как нам трудно будет переводить, мы будем жить так, а вся Европа не так. Во-первых, что для страны важнее, здоровье и экономика своей страны, или мнение, причем мнение не жителей Западной Европы, а Совета ЕС, который ровно 7 лет назад отказал Франции в отмене летнего времени, но сослался не на мнение министров здравоохранения и образования, которые не были приглашены на этот совет, а только на мнение министров транспорта, а на самом деле, это был результат лоббирования решения фармацевтическим и туристическим бизнесом, и у нас то же самое.

Татьяна Валович: Вячеслав Пантелеймонович, вот все эти расчеты вы пытались донести и до депутатов Госдумы, до правительства?

Вячеслав Апрелев: Мы писали во все инстанции, и везде, как и положено российскому чиновнику, спускают вниз. По телефону говорят - "давай такой-то ответ". Более того, скажу, что нам, например, в последний раз дали две минуты, на парламентских слушаниях почти 4 года назад. Две минуты, хотя по 15-20 минут говорили о занятости наших депутатов, более того, нам не дают ни телевидения, ни радио, чтобы донести до народа боль, которую мы испытываем, видя ущерб для здоровья не только своего, но и детского.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель. Слушатель: Добрый день, моя фамилия Овчинников, Санкт-Петербург. Я бы хотел задать уважаемому гостю вопрос: неужели это самая важная проблема, которая у нас есть, по поводу нашего здоровья? Взять хотя бы отложения в Братском водохранилище, 800 тонн ртути, это что, менее вредно, чем перевод времени? Второе: у нас же очень много народу ездит за границу, переводит часы на несколько дней. И ничего, слава Богу, возвращаются все живые, здоровые.

Вячеслав Апрелев: Наш комитет во всех письменных докладах и устных сообщениях никогда не говорил, что причиной всех бед России является несоответствие времени природным ритмам. Мы, наоборот, говорим, что влияние, будем говорить, примерно 10-процентное, потому что ничто так не разрушает человека, как сознание выключенности из жизни, отсутствия будущего, которое когда-то руководило каждым нашим шагом. Чья это цитата – Ганса Селье, еще 45 лет назад он это утверждал. Поэтому мы говорим, что социально-экономические условия должны улучшаться, но можно сейчас, не трогая экономику, уже улучшить здоровье детей и взрослых, и получить определенный экономический выигрыш, который будет в десятки раз больше мифических потерь, и деньги отправить на здоровье и образование.

Татьяна Валович: А вот второй вопрос. Вот Англия действительно уже более 100 лет переходит туда сюда.

Вячеслав Апрелев: Англия никогда не вводила у себя декретного времени. Те 6 стран Западной Европы, где имеется аналогичный декретный час, просто были переведены Гитлером на берлинское время. Но у них уровень жизни совсем другой, и они южнее России, поэтому там влияние вот нашего социального ритма, или аналогичного, куда меньше.

Татьяна Валович: Я не могу не спросить, по декларации ЕС до 2007-го года Россия обязана переводить стрелки часов. Что же до этого времени так и не будет рассматриваться этот вопрос?

Вячеслав Апрелев: Во-первых, это не декларация, это решение Комитета по транспорту Совета ЕС, и согласие о переводе стрелок было сделано еще господином Черномырдиным, опять-таки с подачи, простите, Демичевых и Ко.

Татьяна Валович: Вы будете как-то пытаться донести свою позицию, чтобы изменить положение?

Вячеслав Апрелев: Мы будем продолжать работу по просвещению руководителей правительства, а копии посылать в Думу. Только копии, потому что я смотрю на расклад нынешнего комитета по охране здоровья, он фактически тот же, что был старый, и будет придерживаться старых позиций. Но там, где он был прав, мы будем приглашать его в союзники.

XS
SM
MD
LG