Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Елена Лезик

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: В Петербурге проходят праздничные торжества по случаю 60-летия снятия блокады. Каждый день открываются выставки, проходят пресс-конференции, вручаются медали, на проведение праздничных мероприятий из бюджета города выделено 18 миллионов долларов. Как отмечает годовщину центральный музейный объект блокадного Ленинграда - монумент героическим защитникам Ленинграда - об этом сегодня мы поговорим с заведующей монументом Еленой Лезик.

Сначала давайте послушаем репортаж на тему, которую мы будем обсуждать в прямом эфире. В музее истории Санкт-Петербурга открылась выставка "История ленинградской семьи", рассказывающая о жизни ленинградцев в блокадном городе на примере семьи художника Юрия Белова. На выставке представлены подлинные документы и фотографии, письма с фронта, работы художника. На ней побывала Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: Выставка невелика: две витрины с документами и вещами, и два стенда с рисунками 12-летнего Юры Белова, чья семья прожила в Ленинграде всю блокаду. Но какие это документы, какие рисунки... Отец Юры, хирург, кочевал на фронте с полевыми госпиталями. Мать, участковый врач, работала в осажденном городе. Ее визиты к больным часто спасали их не только от болезни, но и от голодной смерти. Больничный лист был свидетельством того, что человек жив и имеет право на хлебные карточки. В витрине стетоскоп доктора Беловой, письма с фронта ее старшего сына Льва, погибшего под Нарвой в 1944-м. Среди похвальных грамот, школьных четвертных ведомостей, семейных фотографий – блокадный дневник Юры Белова. "Сегодня радио не говорит, все мы встали только в 9 часов, я умылся, налил кувшин воды и пошел домой - ждать маму и кипятить чай. Измучился, пока, наконец, не открыл задвижку от трубы. Она замерзла. Наконец, пришла мама, у нее руки очень замерзли. Ей сегодня холодно было дежурить в поликлинике. Мама начала готовить обед из одного блюда"... Говорит художник Юрий Белов, автор экспозиции:

Юрий Белов: Мои родители пережили очень сложную жизнь, гражданскую войну, голод, в Сибири были, и продукты не выбрасывались, никакие. У нас был буфет, дубовый такой стоял. Там внизу было то, чем не пользовались мы, чечевица какая-то, я не помню, чтобы мы чечевицу ели до войны, банка чечевицы, банка с пшеном, клей столярный, вот это то, что нас, конечно, поддержало.

Татьяна Вольтская: Поддержала довоенная привычка к голоду и невзгодам. Юра Белов жил обычной жизнью ленинградского школьника, дежурил на крышах, тушил зажигательные бомбы.

Юрий Белов: Она падала на крышу, прожигала крышу и падала на чердак. Нужно было сбросить ее, или засыпать песком, фосфорные были такие небольшие бомбы, как пенал. Делал необходимые приготовления, потом дежурил.

Татьяна Вольтская: Читать при свете коптилки было легче, чем рисовать - не нужно было шевелить окоченевшими руками. И все-таки Юра рисовал. Это отвлекало его от постоянного чувства голода и страха смерти. На стенах карандашные портреты, заостренные от голода лица школьных друзей, знакомых соседей, бытовые сцены - расчистка улиц от снега, тушение пожара. Два натюрморта - овощи и фрукты, голодный ребенок на грани смерти от дистрофии рисует арбузы, яблоки и дыни, прекрасные, как сама жизнь. Может быть, эти рисунки были для Юры не менее важны, чем блокадный хлеб.

Ольга Писпанен: Сегодня в памятном зале монумента тоже состоится открытие выставки, расскажите пожалуйста о ней.



Елена Лезик: Прежде чем я начну рассказ о выставке, мне бы очень хотелось поздравить всех ленинградцев, петербуржцев, слушателей Радио Свобода с наступившими праздниками – 60-й годовщиной прорыва блокады Ленинграда и наступающей грядущей датой, которую все ленинградцы и петербуржцы называют ленинградским Днем победы - днем полного снятия блокады Ленинграда. К этой дате монумент героическим защитникам Ленинграда подготовил выставку, очень интересную, очень полемичную, очень сложную, но, в то же время, побуждающую к размышлению и извлечению уроков из прошлого, которое не забудется еще очень долго людьми, живущими в нашем городе. Выставка представляет собой фотоэкспозицию, которую подготовили два немецких фотохудожника. Это молодые люди, 40-летние немцы Сузанна Шляйер и Михаэль Штефан. Они очень долго работали над этим проектом. Нам интересно то, что немецкие молодые фотографы заинтересовались отношениями между Германией и Россией, между Германией и СССР, и заинтересовались именно в аспекте отношений нас как бывших противоборствующих сторон. Это очень важно, потому что эту тему обычно не поднимают.

Ольга Писпанен: Конечно, очень странный выбор темы для экспозиции. Еще несколько лет назад такая тема выставки показалась бы кощунством, тем более в памятном зале монумента героическим защитникам Ленинграда.

Елена Лезик: Нет, она абсолютно некощунственна, потому что снимки сделаны с большим чувством уважения к нашему народу, с большим чувством уважения к тому, что мы пережили, и с большим чувством вины, если хотите, со стороны немецких молодых людей, которых представляют Сузанна Шляйер и Михаэль Штефан, вины за то, что было сделано немецкой нацистской Германией в нашей стране. Этого никто не собирается отрицать. Тем не менее, тема даже по прошествии 60 лет очень сложная. Побуждающим мотивом для создания выставки стало открытие немецкого воинского кладбища в деревне Сологубовка в 70 километрах от Санкт-Петербурга под Омгой. В этих местах шли жесточайшие бои. Там находились массовые захоронения, как наших солдат, так и немецких. В деревне Сологубовка открыто кладбище, это крупнейшее кладбище немецких воинов в Европе, и символично то, что Россия, именно Россия, страна, которая претерпела наибольший ущерб от Второй мировой войны, пошла на открытие такого кладбища. Это шаг, который могла сделать страна, обладающая особой душевной широтой, люди, которые обладают особой душевной широтой. Не могу сказать, что открытие этого кладбища было однозначно воспринято всеми, конечно нет. И так же не будет однозначно воспринята выставка, которая развернута в памятном зале монумента героическим защитникам Ленинграда. Но все эти шаги составляют задуматься о том, что же ждет будущие поколения. Я имею в виду людей, живущих в Германии и России, и, соответственно, людей живущих в Европе и во всем мире.

Ольга Писпанен: Сегодня перед открытием выставки пройдет еще и пресс-конференция, кто будет участвовать?

Елена Лезик: Мы пригласили представителей прессы Санкт-Петербурга, которые заинтересованы в освещении этой темы. Мы не пошли, как вы видите, традиционным путем, не стали готовить выставку, которая бы рассказывала только о жизни блокадного Ленинграда. Мы об этом рассказываем каждый день в своей экспозиции, в экскурсиях, которые мы проводим регулярно. Мы постоянно поднимаем эту тему в наших мероприятиях, ибо памятный комплекс - это центр общественной жизни ветеранов и молодежи. У нас проходит в течение года масса мероприятий мемориального свойства. Все наши памятные даты, 8 сентября - день начала блокады, 22 июня, 9 мая, 23 февраля, 27 января – мы все дни не оставляем без внимания. Обязательно проводим мероприятия к этим дням. Но к дню 60-летия полного снятия блокады мы хотим попросить и тех, кто пережил блокаду, и тех, кто, к счастью, родился после войны и не видел войны, мы хотим попросить совсем молодых ленинградцев и петербуржцев прийти посмотреть на эти снимки, посмотреть и подумать. Это выставка-размышление, прежде всего говорящие фотографии. Я, когда принимала решение о том, что выставка пройдет в памятном зале монумента героическим защитникам Ленинграда, и консультировалась со многими людьми, я тоже останавливалась на многих этапах на пути к принятию этого решения.

Ольга Писпанен: Кто предложил тему этой выставки? Это предложение немецкой стороны?

Елена Лезик: Немецкая сторона обрисовала свой интерес в этом смысле. Мне стало понятно, что нам нужен сегодня этот диалог о примирении.

Ольга Писпанен: Наконец-то.

Елена Лезик: Наконец-то. Этот диалог сложен. Этот диалог будет, безусловно, вызывать самые разные реплики. Он будет иметь в своем развитии самые разные реплики. Но этот диалог сегодня нужен.

Ольга Писпанен: Елена, монумент был открыт в 1975-м году. Это сложнейшее инженерно-техническое сооружение, которое требует постоянно некой реконструкции, хотя бы мелкого срочного ремонта. В каком сейчас состоянии этот монумент?

Елена Лезик: К сожалению, за почти 30 лет существования памятного комплекса он ни разу не подвергался капитальному ремонту. Это связано со многими причинами, в первую очередь, с недофинансированием, хроническим недофинансированием, этого, как вы совершенно правильно сказали, инженерного комплекса. Этот памятник задумывался как масштабное сооружение, и, в соответствии с проектом, он имеет до 90 процентов заглубленных помещений. То есть все наши помещения, будь-то рабочие кабинеты, технические коридоры или экспозиционный памятный зал, все они находятся на отметках минус 3 и минус 6 метров под землей. Это говорит о том, что должна быть продумана очень серьезная система гидроизоляции всех помещений. Если с гидроизоляцией, которая защищает нас от грунтовых вод, более или менее строители справились, то на сегодняшний день мы имеем очень серьезную проблему с гидроизоляцией нашей кровли. Все, что видят ленинградцы, петербуржцы, гости, которые прибывают в наш город мимо площади Победы, объезжая памятник, все, что они видят на наземной части, это наша кровля – так будет, наверное, понятнее. И вся эта кровля должна иметь гидроизолирующий слой, который защищает помещение памятного зала и наши кабинеты, и технические коридоры, где располагаются наши системы жизнеобеспечения, от проникновения воды.

Ольга Писпанен: Сейчас, насколько я понимаю, эта кровля не защищает. Даже происходит постепенная утеря экспонатов.

Елена Лезик: Да. Дошло до того, что в памятный зал непосредственно проникает вода, поскольку течь в гидроизолирующем слое и балках перекрытия образовалась прямо над одной из экспозиционных витрин, и, по иронии судьбы, если хотите, в этой витрине, которую мы не можем ни передвинуть, ни отодвинуть, ни трансформировать каким-то образом, потому что она стационарная и сделана из гранита, в этой витрине находится блокадный хлеб, ломтик весом в 125 граммов, который приходят посмотреть ленинградцы, те, кто приходит в наш памятный зал вспомнить о пережитом. И зачастую, когда бывает таяние снега или обильные дожди, мы вынуждены закрывать эту витрину, защищать стекло витринное, потому что оно негерметично, приходится ставить, извините, прямо на витрину ведра, которые собирают воду, проникающую в памятный зал.

Ольга Писпанен: В 2002-м году рассматривался вопрос о выделении денег на реконструкцию монумента. Это как-то повлияло на вашу судьбу?

Елена Лезик: Действительно, бюджет грядущего года верстается в предыдущий год, и мы рассчитывали, что к юбилею города, к 300-летию Санкт-Петербурга, памятному комплексу на площади Победы, который оформляет парадно въезд в город с его южной стороны, будет выделено финансирование на хотя бы ликвидацию проблем. Но на капитальный ремонт монумента героическим защитникам Ленинграда в 2003-м году не было выделено ни одной копейки.

Ольга Писпанен: Хотя было известно, что в 2004-м году будет такая дата, как юбилей снятия блокады.

Елена Лезик: Совершенно верно. Текущий ремонт, тот самый мелкий ремонт, о котором вы упомянули в начале беседы, мы проводили. Но у монумента столько болевых точек, что даже тех средств, которые были выделены на текущий ремонт, не хватало. А это, к сожалению, две разные расходные статьи - текущий ремонт и капитальный ремонт.

Ольга Писпанен: Тем не менее, на проведение этих торжеств - сейчас неделя юбилейных торжеств - было выделено из бюджета 18 миллионов долларов, которые в основном все ушли на "перетяжки", украшения города так называемые.

Елена Лезик: Украшать город нужно, люди, конечно, должны чувствовать, что в городе происходит событие, которое не должно оставить никого равнодушным. Город, конечно, должен отпраздновать эту дату - ленинградский День победы. Безусловно, это нужное и важное дело. Но мне кажется, нужна система, которая должна обеспечить должный уход за мемориальными комплексами, мемориальными досками, памятниками, которые находятся на территории нашего города и также окружают наш город и размещаются по линии фронта, линии блокады – так называемый "Зеленый пояс славы", доминантой, одним из ведущих звеньев которого, предполагалось сделать монумент. Мне кажется, должна быть продумана система капитального ремонта, поэтапного, очень сложного, очень дорогостоящего, но это должно быть постоянно в памяти и мыслях тех людей, которые формируют бюджет.

Ольга Писпанен: Ежегодно я видела где-то статистику: монумент посещает более миллиона человек. Вы работаете при монументе уже давно - 15 лет - как-то растет, либо, наоборот, уменьшается количество посещений с каждым годом - есть ли какой-то график посещений?

Елена Лезик: По прошествии лет, конечно, молодое поколение не такое пристальное внимание обращает на историю Второй мировой войны и Великой Отечественной войны, и Ленинградской блокады как одного из ее этапов, поэтому нашей задачей сегодня является выработка более современного языка повествования об истории войны и блокады. Поэтому я предпринимаю попытки реализовывать на территории монумента, экспозиции, которая всегда считалась стационарной, устойчивой и нетрансфморируемой никоим образом, в которую нельзя внедряться, на этой площадке я пытаюсь реализовывать проекты, которые могли бы именно молодежи рассказать о войне понятным ей языком. Фотоэкспозиция, которая сегодня откроется, нацелена именно на это.

Ольга Писпанен: Раньше, в мою бытность школьницей, были обязательные ежегодные походы в музей города, всем классом, всей школой, естественно, был обязательный ежегодный поход в музей героических защитников Ленинграда – сейчас существуют такие "обязаловки"?

Елена Лезик: Я думаю, что существуют программы для школ, для учащихся средних профессионально-технических учебных заведений, высших учебных заведений, военных учебных заведений, куда обязательно включается посещение таких мест, как монумент героическим защитникам или Пискаревское мемориальное кладбище, потому что все-таки образовательные программы должны формировать профессионалы. Ребятам, которые еще не сформировались, может быть, ментально, сознательно, им нужно предлагать посещать такие места. И думаю, что существование такой "обязаловки" оправдано. Потому что в мое время тоже была такая обязаловка, но я не могу пожаловаться, что на меня это повлияло негативно. Я считаю, что надо предлагать ребятам посещать такие места, а уже от нас - сотрудников мемориальных музеев, комплексов, мемориальных кладбищ, каких-то галерей, выставочных залов, требуется одно: чтобы люди ушли неравнодушными, чтобы люди ушли заинтересованными, чтобы люди ушли, оставив в памяти нечто особенное для самих себя.

XS
SM
MD
LG