Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Соколов


Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: Северо-Запад России оказался в ледяной блокаде. Тысячи людей пытаются обогреть свои квартиры. А как переносят холода люди, лишенные жилья, самая незащищенная группа населения - российские бездомные. Об этом и многом другом мы поговорим сегодня с президентом благотворительного фонда "Ночлежка" Валерием Соколовым. Валерий, сколько в Петербурге бездомных?

Валерий Соколов: Вопрос о бездомных - он всегда относится к разряду темных чисел, поэтому если говорить о тех, кто живет на улицах, то мы предполагаем, что в Петербурге зимой ежедневно на улицах, то есть, в неприспособленных для жилья помещения проживают порядка 10-12 тысяч человек.

Виктор Резунков: Какие-то программы осуществляются для того, чтобы им помочь перенести эти морозы?

Валерий Соколов: К сожалению, единственная программа, которую мы сегодня реализуем, это маленькая ночлежка на 70 мест, плюс то горячее питание, которое организует наша программа "Ночной автобус". Это все. Но опять-таки, давайте подчеркнем постулат - то, что мы - общественная организация, мы не государство, естественно, мы не можем оказать помощь всем нуждающимся, поэтому я с большим, скажем так, скептицизмом смотрю на то, что государственные органы власти не могут открыть, например, вокзалы, открыть станции метро, чтобы люди могли там провести ночь. Мне это достаточно непонятно.

Виктор Резунков: То есть, практически власти города ничего не предпринимают, чтобы помочь этим людям?

Валерий Соколов: В сегодняшней ситуации - да, конечно. Власти города не делают ничего для того, чтобы решить вопрос, связанный с тем, как люди, у которых нет крова, перенесут эти холода. Единственное, что я абсолютно точно знаю - что в рамках антитеррористической кампании, поскольку вся страна борется сейчас с терроризмом, в рамках этой кампании закрываются чердаки, подвалы и так далее, всевозможные укромные места, где бездомный мог бы уединиться, и поэтому, как мне кажется сегодня, это выглядит особо цинично.

Виктор Резунков: А вот, например, в Москве как обстоят дела? Есть такая информация, что почти каждую ночь там погибают несколько человек именно бездомных от мороза. Неужели у Лужкова тоже нет каких-то денег, чтобы создать какие-то ночлежные фонды и так далее?

Валерий Соколов: В Москве ситуация хотя и трагична, но немножко лучше, потому что наши партнеры в Москве -"Врачи без границ" - они сейчас организовали кампанию, и, насколько мне известно, некоторые московские городские ночлежки сегодня открыты для людей, у которых нет крова. Но то, что в Москве людей замерзает больше, чем в Петербурге, хотя это опять-таки цинично звучит, где больше, где меньше, потому что люди все-таки люди, и не важно, кто где замерз, тем не менее, в Москве все-таки бездомных больше, И они замерзают, конечно же, на улицах, потому что единственное традиционное средство согреться - это все-таки водка, а, как правило, это приводит потом к тому, что человек засыпает на улице, а всего лишь 30 минут достаточно пролежать на морозе в -25 градусов, чтобы потом тебя уже не откачали. И поэтому такая смертность.

Виктор Резунков: Валерий, в Петербурге каким же образом вообще бездомные спасаются от этих морозов в целом? Как это все выглядит?

Валерий Соколов: Я думаю, что спасаются традиционным способом. Под традиционностью я, конечно же, понимаю восприятие различных алкогольных напитков очень дешевых и так далее. Кто-то опять таки продолжает жить в местах, которые он уже обжил, кто-то продолжает контактировать, но опять-таки не надо забывать о том, что большое количество людей живет в парадных и на чердаках. Поэтому, если можно так использовать эфир, я хотел бы обратиться к петербуржцам, москвичам, да и вообще ко всем людям, которые нас сегодня слушают: если вы встретите в своем парадном бездомного - не пугайтесь его, не гоните его, не вызывайте милицию, в конце концов. Поймите, что человеку в такие морозы нужно просто обогреться где-то. Это очень важно, потому что если вы пройдете мимо человека или совершите в отношении него какие-то действия, которые повлекут ухудшение его ситуации или, может, даже его смерть - необходимо помнить о том, что это грех, и за него придется отвечать.

Виктор Резунков: Валерий, скажите, а что, правительство России предпринимает хоть какие-то шаги в последнее время для того, чтобы решать ситуацию с бездомными в стране?

Валерий Соколов: Насколько мне стало известно, господин Починок, который сегодня возглавляет Министерство труда и социального развития, недавно выступил с инициативой возобновить административное и уголовное преследование бездомных, которые находятся на территории Российской Федерации. Причем под бездомностью они понимают перемещение гражданина по территории Российской Федерации в поисках средств к существованию. Такая фраза прозвучала из моих уст, которую я тоже до конца не понимаю. Но, вероятно, в Министерстве труда и социальной защиты знают, и они предлагают Государственной Думе принять закон, который бы имел под собой административную ответственность за бездомность такого рода - лишение свободы сроком на 15 суток. При этом получается половинчатость. Ну, 15 суток человек отсидит, а дальше что? Вот он выйдет, потом он останется тоже бездомным. Он не решит свои проблемы за те 15 суток, которые он будет находиться в спецприемнике-распределителе. Следовательно, не совсем доработан законопроект. Хотя, в Государственной Думе находится наш законопроект, который называется "Об основах федеральной политики в области бездомности".

Виктор Резунков: Валерий, что в этом законопроекте предлагается предпринять государству?

Валерий Соколов: В первую очередь, в этом законопроекте государству предлагается принять слова "бездомный" и "бездомность" как юридический термины. Потому что, когда мы сегодня говорим с чиновниками – вот, человек бездомный. "А что такое "бездомный"? - спрашивает наш чиновник, и на этом разговор заканчивается, потому что юридически ничего не определено. Кроме этого, в законопроекте предложен ряд идей, которые существенно реформирует социальную систему нашего государства. В первую очередь это, конечно же, конкретизация социальной ответственности государственной системы, где государство, которое сегодня принимает, или, может, декларирует, что принимает на себя обязательства о компенсациях за жилье, если у человека недостаточно средств и так далее, то в этом законе это прописано достаточно четко - что если какой-то собственник предоставит бездомному возможность жить в его жилье, то государство должно платить собственнику какие-то деньги. Это одна из тех норм, которые прописаны в этом законе. Там прописана вся жизнь человека, которую человек ведет на улице. Но опять-таки я еще раз подчеркну, что самое главное в этом законопроекте - то, что мы вводим в юридическое поле понимание того, что такое бездомность, и как с этим термином можно будет уже дальше работать, потому что сегодня ни один юрист в нашей стране не может сказать, что есть бездомность на самом деле.

Виктор Резунков: Валерий, насколько высок шанс того, что этот закон может быть принят?

Валерий Соколов: Даже если первые две страницы этого законопроекта будут приняты Государственной Думой, я думаю, что это будет большой успех для нас. Потому что в первых двух страницах как раз таки самое главное. Мы вводим понятие "бездомность" и "бездомный". Все остальное - это государственная поддержка и так далее, это уже следующий этап, если можно так сказать, диалога. Но для нас важнее всего все-таки конкретизация проблемы. Потому что вот уже 12 лет оказывается, что мы боремся с какими-то фантомами. Все воспринимают, да. Есть бездомные, давайте что-то говорить, есть бездомные дети, в конце концов, в словосочетании "бездомные дети" есть два слова – "бездомные" и "дети". Поэтому можно конкретизироваться на детях. Когда мы говорим о взрослых людях, мы говорим "бездомные" или "бомжи", это неправильное слово, но опять-таки, слово - "бомж" тоже никак не закреплено в юридической практике. Поэтому основная наша задача - добиться того, чтобы государство превратило слово "бездомный" из лингвистического определения в юридическое.

Виктор Резунков: Пока неизвестно, когда в Госдуме будут обсуждать этот законопроект?

Валерий Соколов: Мы надеемся, что в ближайшем будущем. В этом году, в 2003-м этот законопроект будет хотя бы вынесен на первое чтение в Государственную Думу. Но, к сожалению, Государственная Дума постепенно превращается в такой же забюрократизированный аппарат, как и федеральное правительство. Поэтому рассчитывать на энтузиазм депутатов в этом году достаточно тяжело.

Виктор Резунков: Валерий, я помню, несколько лет назад вы презентовали книгу, в которой были собраны рассказы бездомных о том, как они стали бездомными, и что с ними происходило. Вот я хотел спросить, как-то изменились, скажем так, формы возникновения бездомности в России за последние годы, или осталось все по-прежнему? В основном, насколько я помню, это было вызвано какими-то действиями чиновников или действиями людей, которые претендовали на эту жилплощадь, и так далее.

Валерий Соколов: К сожалению, жизнь устроена так, что не может быть счастливого конца у несчастливой истории. Это все бывает только в сказках. Все равно у каждой Золушки в полночь тыква в карету превращается, или наоборот. Россия - не исключение. Россия по-прежнему страдает этой болезнью социального исключения людей из своих собственных семей. И приходится признать, хотя я не несу ответственность за государство, поскольку я не государственный чиновник, приходится признать, что проблемы остаются теми же самыми, люди попадают в капкан собственного юридического неведения и поэтому оказываются на улице.

Виктор Резунков: Валерий, я смотрю, у вас тоже, видимо, как это свойственно русским людям, достаточно философское отношение к происходящему в эти дни в стране. Я имею в виду морозы и последствия, которые они вызывают. Заметьте, что в Петербурге, например, несмотря на то, что от теплоснабжения отключено большое количество домов, никто не вышел на улицы и не протестовал против полного равнодушия властей и абсолютно такого бездействия коммунальных служб. Как, по вашему мнению, это такое свойство русского человека, или какая-то ненормальность?

Валерий Соколов: Все нормально, как мне кажется. Единственное, что мне бы хотелось в этой связи отметить в отношении бездомных - как мне кажется, все эти морозы, они же повторяются с достаточно завидной регулярностью., через каждые 40-50 лет и так далее. Поколение проходит, люди забывают о том, что было когда-то, и поэтому сегодня эти морозы можно воспринимать как напоминание о том, что погода - она безжалостна, и она не воспринимает в отношениях с человеком... Человеку можно сказать: "Ну, не бей меня, мне уже больно". Человек перестает бить, если он понимает. Погода этого не понимает. Ей все равно абсолютно, потому что она воспринимает нас, как микроб на теле планеты Земля. В этой ситуации, право, хочется напомнить Писание, когда Христос говорил, что нет для Бога ни иудея, ни эллина. Все люди абсолютно для Бога важны, и в этой ситуации тем, кто еще вчера чувствовал себя защищенными, тем, кто вчера ночевал спокойно в своей теплой постели, сегодня планета Земля напоминает о том, что "ребята, вы здесь, собственно говоря, никто". В данном случае, как мне кажется, это может послужить неким стимулом, чтобы люди поняли, в конце концов, что человек, его субстанция физическая - это самое главное творение Бога на этой земле. И если это творение мы не будем беречь, обоюдно, конечно же, обоюдно, то тогда мы все в итоге все равно умрем, и совершенно не важно, кто потом куда попадет, попадает каждый по делам своим. И, как мне кажется, эти морозы, которые сегодня, простите за каламбур, заморозили огромное количество людей, несколько десятков тысяч, эти морозы для этих людей должны стать напоминанием того, что не надо ночью в холодную погоду выгонять из своего парадного, из своего подъезда бездомного на улицу. Поймите пожалуйста, что у каждого человека должен быть кров, в конце концов. Ведь сегодня те, у кого батареи лопаются в квартирах, ищут этого же самого крова у своих родственников, друзей, я не знаю, в деревнях, где топится печка, в конце концов, простым и живым огнем.

XS
SM
MD
LG