Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роман Медведев

  • Роман Медведев

Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях руководитель петербургского Епархиального информационного центра по противодействию наркомании Роман Медведев. Роман Константинович, месяц примерно назад группа представителей творческой и научной интеллигенции России обратилась с открытым письмом к гражданам, в котором обращается внимание на то, что в настоящее время более, я цитирую, более 3 миллионов жителей России систематически употребляют наркотики, а, по данным ВОЗ, необратимые процессы деградации, распада всех социальных структур в государстве наступают, если доля наркоманов среди населения превышает 7 процентов. Как, по вашему мнению, действительно ли существует угроза государственности в России из-за распространения наркотиков?

Роман Медведев: На самом деле, пора бить тревогу, потому что если, скажем, три миллиона регулярно употребляют, то трудно встретить человека, который не пробовал наркотики. Что касается этого обращения, я с ним немножко знаком - все-таки у меня сложилось впечатление, что это пиар известных фамилий, очередное наивное выступление нашей интеллигенции.

Виктор Резунков: Роман Константинович, если говорить о ситуации с наркотиками в России – как, по вашему мнению, действует государство, какую оценку вы бы могли дать наркополитике государства?

Роман Медведев: Совершенно не секрет, это радует, что серьезный удар по наркотрафику был произведен, сократились поставки сильнодействующих наркотиков из Средней Азии, это известно. Еще можно сказать, что у нас достаточно взвешенная уголовно-правовая система. Но все равно в чудовищном вопиющем положении находятся наркологические структуры, как коммерческие, так и государственные, созданные еще в брежневские времена. А вот к чему призывают представители интеллигенции, общественных организаций - что необходимо призывать политиков, представителей науки, спорта заниматься профилактикой наркомании - это достаточно порочный подход. Профилактика наркомании, с точки зрения православного человека - духовное, нравственное воспитание личности, о наркомании вообще речи не надо вести. Если мы детей ведем в поход просто так - это хорошо, если против наркотиков - это пропаганда наркотиков. То же самое касается чего угодно. А сейчас детей заставляют сочинения по наркомании писать в школе, они бегают и ищут литературу по книжным магазинам. Достаточно наивное предложение. Говорят о необходимости обязательной наркологической диспансеризации граждан, чья работа сопряжена с обеспечением жизни и безопасности людей, с опасными производствами и так далее - это очень разумная мысль. Нужно вводить такое положение, потому что, думаю, подавляющее большинство аварий, катастроф может быть с этим связано. А насчет того, чтобы добровольную диспансеризацию вводить - это бессмысленно, нормальных людей это просто затруднит, а наркоманы итак, в общем, ничего не боятся и на оперативном учете находятся. Примерно такое впечатление от этого обращения у меня сложилось.

Виктор Резунков: Роман Константинович, недавно в вашем центре была составлена аналитическая записка, в которой отмечается очень широкомасштабное немедицинское потребление лекарств, содержащих наркотики, причем лекарств, которые отпускаются в аптеках без рецепта - неужели такие лекарства существуют?

Роман Медведев: Есть целый ряд таких средств. Во-первых, это служебный материал. В нем речь идет только об одном препарате от кашля, содержащем кодеин и еще два компонента, давайте исключим названия из беседы, чтобы не делать рекламу, и не будем указывать производителя, чтобы не было разговора о конкуренции каких-то компаний фармацевтических. А масштабы такой легальной наркомании, таблетомании, лекарственной токсикомании, можно назвать по-разному - приобретают очень опасный характер.

Виктор Резунков: Мы могли бы привести какие-то подтверждающие это факты или цифры?

Роман Медведев: Мы проводили целевой опрос наркоманов, которые обращаются в церковь - цифры, это, в первую очередь, гипертрофированные объемы продаж аптечных, ценообразование, и еще ряд параметров. Например, за один месяц прошлого года в Петербурге продается 50 тысяч упаковок только этого анонимного средства. Если посчитать в год - это сбыт почти 50 килограммов чистого кодеина. Об этом все знают – наркологи, производители, менеджеры аптечных компаний. Очень хорошо знают провизоры, они же видят, кому что продают, знают даже дворники, поскольку эти таблетки употребляют сразу после покупки, и после в мусоре упаковки валяются рядом с аптеками. Все это иллюстрирует ситуацию по стране. То есть, это легализованная форма наркомании. Пора говорить о ее масштабах.

Виктор Резунков: А возникновение и распространение немедицинского употребления лекарств, содержащих наркотики, вызвано успехами в борьбе с нарко-трафиком?

Роман Медведев: Конечно. Изменяется структура нелегального рынка. Перебои поставок, снижение качества уличного героина, рост цен, но ведь наркоманы никуда не делись, вот эти 300 тысяч, никто их не вылечил, никто не помог изменить мировоззрение, найти какую-то нравственную, духовную опору, просто происходит лекарственная субституция, люди впадают в таблетоманию, чтобы пережить, как-то облегчить ломку, пережить плохое время, безденежье, масса мотиваций. И сложился даже электорат хронических потребителей, это уже маргиналы, теряющие семью, личные связи, работу жилье. Вторая причина - недостаточная система наркологической помощи.

Виктор Резунков: Она у нас, насколько мне известно, сейчас очень слаборазвита?

Роман Медведев: Тут две беды. С одной стороны, это коммерческая наркология, это ассортимент опасных врачебных обманов. Плазмофирез, очистка крови, спинномозговой жидкости, даже пресловутые операции на мозге - чтобы деньги вытянуть. А с другой стороны диспансеры – учет, поражение прав, психиатрические лекарства - все эти "радости". Наркология превратилась, детское выражение есть - в систему ниппель - всех впускает, никого не выпускает. А наркоман - это ломка и боль, от врача, как минимум, требуется адекватное, я подчеркиваю, адекватное анестезирующее обеспечение, и этого нет. И авторитет наркологии очень низок сегодня, люди избегают обращения к врачам. Возникает иллюзия снижения заболеваемости, все это на руку наркомафии, а сегодня еще и фармацевтическим компаниям.

Виктор Резунков: Почему об этом нет никакой информации из управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, они ведь осуществляют мониторинг нарко-ситуации в стране?

Роман Медведев: Неофициально все все понимают. Но, видите, отсутствуют официальные какие-то механизмы, медико-юридические и уголовно-правовые дефиниции. Милиция занимается пресечением незаконного оборота. Контроль легального оборота - это у них медицинские отделы. Но разрешенные лекарства и их контролю не подлежат. А работы у них и так по горло, поэтому они руками разводят. Для мониторинга нужны оперативные данные, штатные единицы, анализ всех этих аномальных аптечных продаж, проще говоря, доступ к брокерским ресурсам в Интернете. То есть, нужны бюджетные деньги и волевое решение - этого нет.

Виктор Резунков: А пытались вы использовать ваш аналитический материал, чтобы прекратить безрецептную продажу таких лекарств?

Роман Медведев: Это уполномочен разрешать, или запрещать Госфармкомитет, а аналитическую записку мы делали для нашего Университета МВД. Церковное начальство сочло этот материал важным, его направили министру здравоохранению, и заместителю министра внутренних дел Нургалиеву, Минздрав не ответил, а силовики очень быстро ответили.

Виктор Резунков: У меня несколько провокационный вопрос: а что, если продажа таких лекарств допущена умышленно для снижения вреда - пусть наркоманы едят таблетки, меньше будет воровать, не заболеют СПИД-ом или гепатитом С?

Роман Медведев: Вы знаете – пока героин не подвернулся. Вы знаете, тут ближе к правде другое: бесконтрольную продажу таких лекарств лоббируют их производители, всеми правдами или неправдами, это огромные деньги. Но что лучше - биоробот с таблетками, или живая душа? Русская Православная Церковь рассматривает любую наркоманию и наркобизнес как предмет демонологии, а нам еще приходится констатировать, что этот предмет присутствует в государственной политике. Вот, будем работать дальше.

Виктор Резунков: Роман Константинович, в последнее время у меня лично складывается впечатление, что РПЦ все-таки не очень много предпринимает каких-то конкретных действий, чтобы помогать наркоманам выходить из той ситуации, в которой они оказались? Или это мне так кажется?

Роман Медведев: Дело в том, что деятельность церкви может быть и достаточно активной, но она имеет замкнутый характер, и уже поэтому недостаточно эффективна. Если говорить о фактах, то у нас существует всего один церковный реабилитационный центр и одна организация реабилитационная независимая, которая ориентируются на православную церковь. Все остальное в каком то зачаточном состоянии, проекты какие-то существуют... И на десятимиллионный город, там и сям принимают 15-20 человек в месяц, конечно, такого рода помощи, видимо, недостаточно. Но есть же институт все-таки исповеди, покаяния, священники очень много работают с наркозависимыми, очень много с этим сталкиваются, у них складывается определенная картина. Но, к сожалению, я повторяю, да, действительно, эта работа не так эффективна, как она могла быть.

Виктор Резунков: Роман Константинович, по вашему мнению, какие меры государство должно предпринять в первую очередь, чтобы ситуация в России кардинально изменилась, что бы вы предприняли, окажись у вас такая возможность?

Роман Медведев: Наверное, в первую очередь я бы потребовал какой-то реформы наркологических структур. Они должны быть доступны независимо от социального статуса наркозависимого; второе: я бы обратил особенное внимание на взаимодействие межведомственное, потому что оно носит формальный характер, дележка каких-то бюджетных пирогов, и какие-то очень формальные собрания, семинары и так далее, на самом деле, межведомственная изоляция - это инерция советского времени, когда вообще все было засекречено, и специалисты не знали, что делается за стенкой. И самое главное - я бы постарался обратить внимание на позицию церкви в этом отношении, потому что когда очень много говорят о профилактике наркомании, забывают, и мы уже об этом говорили в первом разговоре, что профилактика - это в первую очередь духовное, нравственное становление личности, а не разговоры о наркотиках, не раздача шприцов с презервативами. Когда в школах запрещается хотя бы факультативно проводить Закон Божий, и в то же время проводят какие-то достаточно зарубежные методики по профилактике наркомании - становится немножко больно. Третье - церковная работа требует внимательной организации, знания церковного права со стороны наших чиновников. И никакого встречного информационного обмена - всего этого нет. Люди просто не понимают, о чем идет речь.

XS
SM
MD
LG