Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нина Леонтьева


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: О проблемах жилищно-коммунального хозяйства, равно как и о желании его реформировать, россияне слышат постоянно, но от разговоров теплее в домах не становится, только растут тарифы. Нынешняя зима показала несостоятельность всех ветвей российской власти решить проблемы жилищно-коммунального хозяйства. Как видится ситуация, сложившаяся в этой области, тем, кто непосредственно работает в этой сфере? Об этом мы поговорим с нашим сегодняшним гостем, председателем профсоюза работников жилищно-коммунального хозяйства Петербурга и Ленинградской области Ниной Леонтьевой. Нина Алексеевна, вот мы слышали, опять с 1 февраля повышаются тарифы. Скажите пожалуйста, от такого повышения тарифов непосредственно жилищно-коммунальная сфера что получает? Или все это идет монополистам?

Нина Леонтьева: Мне бы хотелось начать несколько с другого. О необходимости государственного регулирования тарифов на электроэнергию уже давно говорят губернаторы, мэры городов России, и давно выдвигает требования профсоюз. Если на государственном уровне такого регулирования не будет происходить, то регионы вынуждены будут поднимать тарифы для населения, для промышленности, постоянно, как только примет свое решение федеральная энергетическая комиссия на российском уровне, потому что это решение для нас обязательно.

Что происходит в регионах в связи с повышением цен? Да не имеют ничего работники жилищно-коммунальных служб от повышающейся тарифной составляющей, от повышения именно тарифов на электроэнергию. По одной простой причине: дело в том, что для нас это, как правило, инфляционная составляющая, и только, и не больше. Если где-то этот процент и превышает инфляционную составляющую, то это только потому, что на протяжении последних 15 лет никто не хотел заниматься жилищно-коммунальным комплексом вообще, и сегодня у нас износ основных фондов, труб, сетей составляет порядка 80 процентов, и зима показала, что проблемы, с которыми столкнулось население, возникли не потому, что работники жилищно-коммунального хозяйства так уж плохо работают, а потому, что трубы рвались там, где вообще коммунальщики не то, что не ожидали, а не могли предположить, то есть, варится в одном месте - рвется в другом. Поэтому все те средства, которые мы и получаем от повышения тарифов, идут на восстановление основных фондов, но это такой мизер, о котором вообще сегодня и несерьезно говорить. И это будет продолжаться до тех пор, пока государство не поймет, правительство Касьянова, возможно, вмешательство все-таки президента в этот вопрос необходимо, и будет принято решение о регулировании все-таки государственных цен.

Но что еще беспокоит: ведь сегодня рассматривается проект закона о реформировании РАО ЕЭС, аналогично рассматривается проблема реформирования и Ленэнерго на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Так вот, познакомившись с этим проектом и работая в комиссии по изучению этого проекта, я хочу высказать свою точку зрения, что если будет принят на государственном уровне этот закон, и в том числе у нас законодателями в Санкт-Петербурге, то там вообще ни о каком государственном регулировании речи не идет. И по проекту закона там вообще интересы населения не просматриваются, просматриваются интересы только энергетического комплекса. И давайте посмотрим последнее повышение, которое произойдет 1 февраля в Санкт-Петербурге. Ведь вы посмотрите, только что, за 2 месяца до повышения цен, Ленэнерго, его генеральный директор, провозгласила о предоставлении льгот населению, и это можно было бы приветствовать, и действительно это было бы, наверное, здорово, но буквально через два месяца мы говорим о повышении тарифов, значит, наш профсоюз вправе утверждать, что это повышение происходит только потому, что эти льготы заявлены, и в результате мы эти льготы получили за счет наших собственных средств, из нашего кармана.

Татьяна Валович: Нина Алексеевна, вы говорите, что реформирование ЖКХ, о котором говорится достаточно давно, но никто не занимается, но ведь сейчас же и в Москве на высшем уровне идет проработка этого, и, по-моему, чуть ли ни каждый губернатор говорит о том, что, да, реформировать надо. Почему же, в конце концов, в течение, наверное, последних 10 лет мы только слышим об этом, но ничего реально не происходит. Что, нет желания, нет понимания, умов нету для того, чтобы что-то сдвинуть с мертвой точки?

Нина Леонтьева: То, что реформировать систему жилищно-коммунального хозяйства необходимо, ни у кого не вызывает сомнений, в том числе и у наших работников наших специалистов. Вопрос стал как: вы посмотрите, когда провозгласили 10 лет тому назад концепцию реформирования ЖКХ, то ни Государственная Дума, ни практически в регионах никто не позаботился о сопровождении этой реформы нормативными актами. Нет ни одного закона сегодня о реформировании ЖКХ. Вы посмотрите, мы в реформе 10 лет, а закон о реформировании ЖКХ обсуждается только сегодня. Следовательно, возникает вопрос: почему же, когда была принята концепция, никому в России, ни одному губернатору, ни мэру, ни правительству не удалось реализовать концепцию реформирования ЖКХ. Что, так все губернаторы и мэры уж так глупы? Кстати, и мэру Москвы при всем при том не удалось выполнить концепцию ЖКХ, и отчасти вот по той причине, о которой мы говорили изначально, то есть, регулирование на государственном уровне тарифов на энергетику. Потому что это сразу накладывается на наши предприятия, и на повышение тарифов в том числе.

Татьяна Валович: Нина Алексеевна, перефразируя тот вопрос, который задавали сегодня нашим слушателям, я спрошу вас, престижно ли работать в жилищно-коммунальной сфере? Престижно ли быть на первом фронте?

Нина Леонтьева: Вы знаете, нет. К сожалению, нет. Отрасль жилищно-коммунального хозяйства и до этого никому не нужна была, и сейчас не нужна. Все ветви власти сказали, что это не ее задача, начиная с федерального уровня и заканчивая региональным, и оставили ЖКХ головной болью только муниципальных образований, которые сегодня не могут справиться с тем объемом, который на них упал. Кроме того, 80 процентов муниципальных образований дотационные. Если они дотационные, то какая же это тогда самодостаточная власть? Она же ничего не может. И поэтому наши предприятия находятся в бедственном положении, мало того, что в финансовом плане, но и в политическом. Посмотрите любую выборную кампанию: каждый кандидат в депутаты хорошо знает, что надо сделать и необходимо, в первую очередь, в жилищно-коммунальном хозяйстве, и строит на этом программу. Не будучи специалистом в этой области и имея представление о ней только с точки зрения потребителя, но, тем не менее, приложив все усилия, дискредитировав отрасль, и благодаря этой отрасли становится депутатом Государственной Думы, Законодательного собрания, а потом мы и получаем такой закон Государственной Думы, как о местном самоуправлении, и по этому закону единственный, кто отвечает за работу жилищно-коммунального хозяйства, в основном - муниципальные образования, и сами предприятия ЖКХ, и поэтому перед населением отвечаем только мы.

Вот, скажите пожалуйста, губернатор, допустим, может на правительство России, Касьянова, за неисполнение федерального бюджета в суд никогда не подаст. А глава муниципального образования на губернатора за то, что он не выполнил свои обязательства - тоже. Директор наш предприятия жилищно-коммунального хозяйства может, но не успеет, снимут раньше, чем он дойдет с исковым до арбитражного суда. Кроме того, у наших руководителей жесткий контракт с муниципальным образованием. Я хочу подчеркнуть, что все ветви власти для нас являются собственниками, и они вместе с нами должны отвечать за все то, что происходит в жилищно-коммунальном хозяйстве перед населением. Тем не менее, власть отошла в сторону, потому что никому не хочется отвечать за это и рассказала населению, как правильно писать исковые заявления по отношению к предприятиям жилищно-коммунального хозяйства. Да мы-то согласны отвечать и ответим, но дело в том, что это не решит проблему для населения. Разовые суды – ну, снимут с нам какие-то определенные деньги, но это не поправит положение дел в жилищно-коммунальном хозяйстве. Поэтому она, наша работа, не будет престижной до тех пор, пока вся власть не повернется лицом к нам, в том числе и законодательная, вернее, не столько к нам, сколько к населению, и вспомнит, что это их население. Кроме того, вы знаете, вот убирать за кем-то - это всегда сложно. Я могу сказать как мать, что не все же ценят труд матери, жены дома, когда она за всех убирает. Поэтому не ценят и труд нашего дворника. Представьте себе, что не дворник эту грязь, строительный, бытовой мусор выбросил на лестницу и не донес, не удосужился даже до места сбора вообще этих отходов, не директор районного жилищного агентства это все выкидывает. То есть, и населению надо немножко подумать о том, как облегчить задачу сегодня дворника. У нас по Петербургу дворников сегодня в три раза меньше, и если спросить сегодня население, а такой опрос уже был, то часть населения сказала: нам стыдно работать дворниками.

Татьяна Валович: Потому что дворников хотя бы видят на улице, все высказывают им.

Нина Леонтьева: Совершенно верно. Мы крайние, мы первые перед населением, власть последняя, выходит, в данных вопросах власть последняя. Мы - первые.

Татьяна Валович: Нина Алексеевна, а вот, скажем, в отношении уголовных дел, которые заведены, на Северо-западе, по-моему, около 20, и одно из них касается Ленинградской области, Тихвина, где произошла огромная авария по размораживанию домов. Как вы считаете, это уголовное дело будет доведено до конца, или опять найдут какого-нибудь кочегара, который будет в этом виноват?

Нина Леонтьева: Найдут кочегара. Потому что если смотреть сегодня четко законодательство, которое мы имеем, а я уже в самом начале сказала, что практически его нет, то по закону о местному самоуправлении власти не ответят за то, что там происходит. Вот вы посмотрите высказывания губернатора Ленинградской области Сердюкова, он сказал: "Я не могу привлечь к ответственности главу муниципального образования - это функции населения". Совершенно верно, по закону это функции населения, то есть они могут предъявить требования главе муниципального образования и потребовать освобождения его от занимаемой должности. Скажите пожалуйста, население готово к этому? Абсолютно нет. Оно готово спросить с нас, но не готово спросить с власти. Поэтому найдут крайнего. Найдут какого-нибудь действительно, как вы сказали, кочегара, который виновен. Но посмотрите репортажи, все репортажи, которые мы с вами видели, говорят о том, что сети ветхие не потому, что оператор котельной установил не тот режим, и котельная не стала поэтому работать, а именно потому, что износ сетей, и идет прорыв, гнилые трубы.

Татьяна Валович: Нина Алексеевна, вот постоянно мы слышим одну и ту же фразу: нет денег для того, чтобы ремонтировать теплосети, выстраивать новую жилищно-коммунальную реформу. Скажите пожалуйста, действительно ли настолько сейчас не хватает денег у государства, или тут дело в том, что нет какого-то нормального распределения, контроля, учета средств, которые должны поступать на нужды ЖКХ?

Нина Леонтьева: Вы знаете, за государство, есть ли у него средства, или нет, я ответить не смогу. Скажу только, что действительно, в отношении контроля, если говорить по Санкт-Петербургу - он очень жесткий. Я сразу хочу сказать, что наши предприятия от квартирной платы, того, что платит население, напрямую не получают ни рубля. Все идет сейчас в казначейство и там жесткий контроль за теми средствами, которые мы расходуем и мы получаем. Туда через казначейство проходят как бюджетные средства, так и квартплата, и те мизерные доходы, которые получают наши предприятия дополнительно. Все контролируется до рубля. Поэтому населению не надо думать, что наше предприятие бесконтрольно расходует их деньги. Мы не имеем права без подписи финансового комитета расходовать ничего. Наше предприятие сегодня - учреждение чисто бюджетное, и поэтому контроль здесь довольно-таки жесткий.

Татьяна Валович: А вот если бы деньги, скажем, поступали конкретно в тот ЖЕК, вот я живу там-то, перечисляю ему деньги, потом приду и спрошу: а как вы расходуете мои деньги?

Нина Леонтьева: Больше пользы бы было, и заинтересованность наших организаций была бы в конкретной работе. Понимаете, они сейчас не заинтересованы найти какую-то прибыль, какой-то доход. Если у государства, у региона не хватает средств, так, наверное, не надо держать наше предприятие на чисто бюджетном финансировании, как учителей, врачей. Это же неправильно. Наше предприятие эксплутационное, это значит, ему надо дать возможность заработать в соответствии с теми выполняемыми функциями, которые оно несут для населения. Дополнительно какие-то коробки детские строить, какие-то грибочки, я не знаю, двери, окна, но главное, чтобы эти средства от предпринимательской деятельности, в соответствии с законом об унитарных и муниципальных предприятиях, оставались у них, а вот бюджетные средства четко контролировались казначейством и проверялись. Проверяться могут и от предпринимательской деятельности средства, и должны проверяться, поскольку мы - унитарные предприятия, собственник - мы не возражаем, но главное, чтобы у предприятия появился интерес зарабатывать деньги собственными руками, а не ждать какие-то подачки.

Татьяна Валович: Сейчас этого интереса нет?

Нина Леонтьева: Нет. Они бесправны сейчас. Абсолютно бесправны. Они выполняют все то, что скажет город.

Татьяна Валович: Нина Алексеевна, а как вам видится, как-то можно все-таки сдвинуть проблему с мертвой точки - что нужно?

Нина Леонтьева: Вы знаете, вот мы полагаем, что, прежде всего, надо решить вопрос НДС, и это должны решить законодатели Государственной Думы. Представьте себе, 20 процентов, которые мы перечисляем - это ровно та дотация, которую мы получаем. Второе: сверхнормативное жилье. Ведь у нас уже есть граждане, которые имеют по 5, 10 и более квартир, но они точно так же получают дотацию на эти квартиры, как и бабушка на метры в коммунальной квартире.

Татьяна Валович: То есть, ввести прогрессивный налог?

Нина Леонтьева: Абсолютно. И это просто необходимо сделать. Кроме того, уже мы не раз говорили: все, что в доме, должно работать на дом. Доход, какой идет с дома, должен работать на дом. Встроенные магазины, аренда - значит и использовать эту аренду именно на жилой фонд, и ни на какие другие цели, это тоже даст определенные средства сегодня предприятиям жилищно-коммунального хозяйства.

XS
SM
MD
LG