Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Всемирный день защиты прав человека


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Татьяна Вольтская, Сергей Бабурин.

Кирилл Кобрин: Сегодня, 10 декабря, Всемирный день защиты прав человека. Он отмечается со времени принятия в 1948 году всеобщей Декларации прав человека. О первой демонстрации, посвященной защите прав человека, прошедшей в Ленинграде в 1979 году, рассказывает наш корреспондент в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Всеобщая декларация прав человека, провозглашающая равенство всех людей планеты перед законом, была принята ООН в 1948 году. Первая демонстрация, посвященная этому событию, состоялась в Ленинграде в 1979 году. В 6 вечера у Казанского собора собралось несколько десятков человек - художники, писатели, правозащитники, члены религиозно-философского семинара, среди них Юлия Вознесенская, Евгений Пазухин, Татьяна Горечева. Рассказывает один из участников историк, правозащитник, член "Мемориала", бывший политзаключенный Вячеслав Долинин.

Вячеслав Долинин: Нас окружала толпа сотрудников КГБ, дружинников, приехало высокое начальство на черных "волгах", рядом с Домом книги стоял "воронок", то есть власти подготовились. Мы по старой диссидентской традиции сняли шапку, в течение получаса стояли с непокрытыми головами. Сотрудники ГКБ пытались спровоцировать драку, но мы не поддавались на провокации. Тогда они стали использовать слезоточивый газ.

Татьяна Вольтская: Обычно Казанский собор хорошо подсвечен, но в тот вечер все прожекторы были погашены.

Вячеслав Долинин: Лиц, нападавших на нас сотрудников КГБ, разглядеть было почти невозможно. Я не могу утверждать, был ли, например, среди нападавших будущий президент России Владимир Владимирович Путин, проходивший тогда службу в ленинградском КГБ, но допускаю, что он там присутствовал. К сожалению, о его службе в Ленинградском управлении КГБ нам известно довольно мало. Хотелось бы знать, как он оценивает деятельность 5-го Главного управления КГБ по борьбе с идеологическими диверсиями. Именно это управление боролось с правозащитным движением. А в 1976-1977 годах и сам Путин служил в 5-м Главном управлении.

Татьяна Вольтская: Боролось с правозащитниками оно довольно успешно. На следующий год площадь была так оцеплена, что провести акцию не удалось. К тому же это был 1980-й год - год Олимпиады и олимпийских чисток. Многим правозащитникам пришлось эмигрировать. Внимание Запада к правам человека в СССР ослабло, переключившись на войну в Афганистане, которая началась в декабре 1979. КГБ воспользовался этим. Очень многих диссидентов тогда посадили. Следующая демонстрация состоялась только в 1987 году.

Кирилл Кобрин: Продолжим тему преследований защитников прав человека в Советском Союзе. В советские времена День прав человека политзаключеные в лагерях отмечали обязательной однодневной голодовкой. В конце восьмидесятых - начале девяностых на митинг 10 декабря у Соловецкого камня собирались тысячи людей. В сегодняшней России эта дата практически забыта, а Декларацию прав человека многие не только не читали, но даже и не слышали об этом документе.

Мой коллега Владимир Бабурин беседует с одним из старейших российских правозащитников, десять лет проведшим в лагерях, тюрьмах и ссылке, председателем российского правозащитного общества «Мемориал» Сергеем Ковалевым.

Владимир Бабурин: Все-таки в Советском Союзе было достаточное, как мне казалось, сочувствие к диссидентам и правозащитникам. Сейчас ровно наоборот. А почему люди не хотят быть свободными?

Сергей Ковалев: Почему люди не хотят быть свободными? Потому что, заявивши однажды о том, что они хотят быть свободными, они рассчитывали на быстрый и несомненный успех - и свободу слова, и хорошо оплачиваемую работу, и колбасу на полках дешевую. Весь этот странный конгломерат теснился, что называется, в каждой голове.

Владимир Бабурин: В итоге победила колбаса, а остальное вроде бы уже и не надо?

Сергей Ковалев: В общем-то, да, хотя дешевой колбасы не стало так уж много, хотя колбаса сопряжена с трудностями, но, тем не менее, боязнь, что устремление к свободе опять помешает стабильной колбасе, этот фактор тоже работает. Люди наелись обещаний, увидели, что эти обещания исходят от тех, кто не чужд интересам о колбасе для себя, отказались им верить (и правильно отказались верить) и сочли, что все разговоры о свободе всегда имеют одну и ту же природу - к свободе призывают те, кто потом начнет строить себе дачу. Эта уверенность людей, увы, поддержана многими политиками, которые в этих настроениях улицы ловят себе ресурсы.

Владимир Бабурин: Я прав буду, если скажу, что 10 декабря - День прав человека, а документ, в честь которого этот день установлен Декларацией прав человека, в России сегодня вещь абсолютно не нужная и не востребованная?

Сергей Ковалев: Да, но мы не даром говорили, например, о 12-ти годах Германии. Там тоже были не востребованы идеи демократии. Почему? Потому что в веймерские времена люди увидели, что с этими идеями не получается нормальной человеческой жизни и сочли, что беда в идеях. Попробуйте-ка убедить человека в том, что идеи, не приведшие к благополучию, не виноваты в этом? Увы, мы не умели убедительно сказать нашим соотечественникам горькую правду. Мы вместо этого слишком склонны были скандировать "Ельцин!", "Ельцин!" в многотысячных шествиях. А объяснить людям, что демократия это вовсе не громкий крик, неважно какой - "Ельцин", или "За Родину, за Сталина", или еще что-нибудь в этаком роде, а демократия это нечто другое. Так вот этого не сумели рассказать. Поэтому очень успешны и легки манипуляции, при помощи которых эти слова становятся ругательными, демократия - это синоним в лучшем случае пустого мечтательства, а в худшем случаем спрятанной корысти. Это почва для того, чтобы мерзавцам было легко устраиваться. Вот и все. Я думаю, что это не новая вещь в истории таких пертурбаций.

XS
SM
MD
LG