Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Презентация в Екатеринбурге книги журналиста и правозащитника Анатолия Мостового "Верни гражданство"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец, которая беседует с журналистом и правозащитником Анатолием Мостовым и президентом Уральской Ассоциации переселенческих организаций Людмилой Лукашовой.

Андрей Шароградский: В Екатеринбурге поступила в продажу книга журналиста и правозащитника Анатолия Мостового "Верни гражданство", подзаголовок книги - "Практическое руководство для 27 миллионов соотечественников". Накануне по инициативе уральской ассоциации переселенческих организаций прошла презентация этой книги в Екатеринбурге. Инициаторы акции и сам Анатолий Мостовой побывали в нашей студии в Екатеринбурге, с ними беседовала Евгения Назарец:

Евгения Назарец: Сегодня в екатеринбургской студии Радио Свобода журналист, автор книги-пособия для 27 миллионов соотечественников "Верни гражданство" Анатолий Мостовой и президент Уральской Ассоциации переселенческих организаций Людмила Лукашова. Эта книга называется "Пособие для 27 миллионов соотечественников". Откуда эта цифра? Кто эти люди по статусу, по возрасту, по значению для России, в конце концов?

Анатолий Мостовой: Эта цифра - число, которое я взял из последней переписи населения СССР 1989-го года. Это количество людей, которые родились на территории Российской Федерации, а также их потомков, и которые по тем или иным причинам, одни на целину, другие строить Нурекскую ГЭС, третьи в Прибалтику служить в армии, покинули пределы России, повинуясь своему общественному, гражданскому долгу. И в период распада СССР они оказались там. Эти люди грамотные, я туда ездил, общался - они русский язык знают лучше, чем я, потому что они слушали русский язык по "Маяку". Они грамотнее технически уже хотя бы потому, что им там приходилось в условиях конкуренции выживать. Они грамотнее даже генетически, не побоюсь этого слова, потому что туда грузчиками работать не посылали. Туда посылали молодых специалистов, туда посылали командиров производств, и их потомки, естественно, они все граждане России.

Людмила Лукашова: Это люди, которые и после выхода на пенсию все равно экономически активные, но которые беззаветно верят власти и поэтому становятся жертвами произвола. Они на полном серьезе берут бумажки, которые им дают в паспортно-визовой службе, и, несмотря на практическую невыполнимость этих требований, пытаются преодолеть все, как это они привыкли по жизни, и получить эти бумажки. И в этом весь ужас их положения. Потому что, когда со стороны смотришь - это дико. Люди действительно проходят круги ада ни за что.

Евгения Назарец: Анатолий Александрович начинает свои беседы с аудиторией о гражданстве обычно с того, что гражданство у этих людей есть, и происходит подмена в трактовке этого вопроса. В чем это заключается? Вы говорите, что во многом виноваты и СМИ, подавая ту самую неправильную трактовку.

Анатолий Мостовой: Подмена понятий такая: все считают, что гражданство возникает вследствие появления бумажки - паспорт, свидетельство о рождении еще что-то. А на самом деле, и Конституционный суд это подтвердил, и в Законе о гражданстве это сказано, гражданство возникает с момента рождения, по факту рождения граждан России. Гражданство существует непрерывно до тех пор, пока гражданин сам от него не отказался. Если такого нет, гражданство с человеком идет всю жизнь и, кстати, остается после смерти, со смертью гражданство не утрачивается. Уже три Думы, второй президент пытаются из иностранца снова сделать гражданина. Но как только мы спрашиваем - а действительно, он иностранец или гражданин? Мы убеждаемся, что он гражданин, ему не нужно указом президента, как это было недавно в прямом эфире, помните - герой России, ему указом президента вторично дали гражданство. Нужно было дать по голове тем чиновникам, снять всю эту вертикаль, которая занимается этим вопросом, и сказать: "Господа, он гражданин по рождению".

Евгения Назарец: Манипуляции с понятием гражданства начались после распада Советского Союза. И все эти годы, которые прошли с того момента, показывают, что государственная система неохотно борется с этой неразберихой. Значит это кому-то выгодно. Есть ответ на этот вопрос, кому это выгодно, и почему эти ошибки возникли?

Анатолий Мостовой: Я думаю, это и возникло сначала как ошибка. То есть те, кто должен был исполнять закон, неправильно прочитали то, что там написано. Например, в законе сказано: "Лица, проживающие на территории Российской Федерации на момент вступления в силу настоящего закона, признаются гражданами Российской Федерации, если в течение одного года, начиная с этого дня, не заявят о своем нежелании состоять в российском гражданстве". То есть, они признаются через год. Их те люди, которые занимались вопросами гражданства тогда, априори стали считать гражданами, а они год еще не были гражданами. То есть их весь 1992-й год считали гражданами. Сначала это была, видимо, ошибка. Потом приблизились выборы президента, а Ельцину внушили, что проживающих в Литве, Латвии, Эстонии, Казахстане русских - их не нужно к урнам подпускать, а то они проголосуют за Зюганова. Тогда те, кто вел его кампанию, дали отмашку: этих людей к урнам не подпускать, и все. 11 с половиной лет государство обманывало миллионы своих граждан, считая их иностранцами. Такая вот ситуация на сегодняшний день. Как вы думаете, сколько стоит внести человека в указ президента? Я просто могу процитировать газету "Московский комсомолец", есть куча писем о том, что людям приходится платить тысячи долларов за то, чтобы обрести документы российского гражданина.

Евгения Назарец: Людмила Семеновна, в Свердловской области цена вопроса так же велика?

Людмила Мурашова: Чем дальше от Москвы, и чем дальше от зарубежных консульств, тем цены скромнее, но они тоже для местных жителей просто неподъемные. В Верхисецком районе паспортно-визовая служба, у них там все стены увешаны в милиции изготовленными объявлениями: "Центр регистрации граждан СНГ". Адрес, телефон. Звоню. Называют цену, говорят, что да, мы вас пропишем без права проживания. Я спрашиваю: "А за что деньги берут, и почему ваше объявление висит в милиции?" - "А у нас начальник раньше там работал, у него связи в милиции". Я об этом говорю открытым текстом три месяца, и до сих пор этот центр существует. Я понимаю, что государственная система не срабатывает, корпорация замкнулась, она работает против меня.

XS
SM
MD
LG