Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Потерявшая сына жительница Екатеринбурга Лариса Васильева пытается добиться справедливости


Программу ведет Андрей Шароградский. Над темой работала корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Светлана Толмачева.

Андрей Шароградский: Одна из жительниц Екатеринбурга решила не задавать вопрос президенту Путину. Об этом репортаж моей коллеги корреспондента Радио Свобода в Екатеринбурге Светланы Толмачевой:

Светлана Толмачева: Жительница Екатеринбурга Лариса Васильева решила не задавать вопросов Владимиру Путину. Она считает, что президентская администрация и так достаточно помогла ей, откликнувшись на отчаянное письмо, которое Лариса Васильева написала в Кремль. Череда несчастий в ее жизни началась в прошлом году 1 мая. В этот день погиб трехлетний сын Ларисы. Он провалился в открытый колодец отстойника с горячей водой, когда гулял на улице около дома. Васильевы стали добиваться того, чтобы руководители предприятия, которому принадлежит колодец, были привлечены к ответственности. Однако в возбуждении уголовного дела родителям погибшего ребенка отказали. Лариса Васильева говорит, что письмо президенту было последней надеждой

Лариса Васильева: Сразу после гибели сына в 2002-м году я обратилась в суд, в суде у меня заявление не взяли, аргументируя тем, что нет хозяев колодца - отыщите сами. Мы обратились в администрацию Чкаловского района, хозяев не нашлось, потеряны были архивы одного, другого, третьего предприятия, и все это встало. Я обратилась к адвокату. Адвокат мне ответил: "Вы ничего не добьетесь, у вас ничего не получится, очень много случаев таких было. Если утеряна вся документация и архивы, то это бесполезно". Я обратилась к президенту, после чего там был ответ, в областную прокуратуру видно поступило какое-то письмо, и оттуда мне был дан ответ, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела преждевременное, и дело снова возобновили.

Светлана Толмачева: Трагедия Васильевых в Екатеринбурге не единственная. В ноябре 1998-го года при сходных обстоятельствах погиб мальчик в семье Марченко. Родители стояли на автобусной остановке, их трехлетний сын Вася играл в снежки с другими детьми, и вдруг исчез. Выяснилось, что ребенок наступил на непривинченную крышку канализационного люка, и она провалилась. Мальчик не успел даже крикнуть. Родители Васи Марченко тоже тщетно пытались найти виновных в смерти сына, пока к этому делу не подключились журналисты местной газеты "Подробности", а также известный в городе адвоката Николай Изюров. Судебное разбирательство шло более двух лет, в результате семья Марченко получила компенсацию от городской администрации - 100 тысяч рублей. Адвокат Николай Изюров считает, что в этом деле важно было не только выбить деньги, но и создать прецедент: если невозможно найти владельца открытого люка, то ответственность за него должны нести городские власти.

Николай Изюров: Я взялся за это дело потому, что в городе халатное до безобразия отношение к людям, прежде всего. Провалился ребенок в колодец, и кто-нибудь в городе сказал "извините" родителям, кто-нибудь сказал, "да, знаете, обязательно все исправим, чем вам помочь можно в этой ситуации"? Никто не пришел и не сказал. Прошел год, и вот тогда они находят меня, я иду в суд с иском, и еще больше года администрация города в суде билась насмерть, чтобы не выплачивать никакой компенсации. Администрация города на каждом заседании придумывала какие-то новые фокусы, придумывала какие-то обстоятельства, которые ставили суд в тупик. Администрация города говорила, что давайте будем искать настоящего ответчика, вот не мы за это отвечаем, а какое-то предприятие, и тут же не давала документов, подтверждающих это. Архивы же все в городе. Давайте найдем бумаги, акты, кому передали этот участок трассы, этот колодец десятилетия стоял, у него не было хозяина. Целый участок трассы, который никому не принадлежал. Трагедия могла произойти не в этот день совсем с другим человеком. Любой колодец должен быть оборудован двумя люками, один сверху, другой , на некотором расстоянии - снизу. Я вот как автомобилист езжу по этим дорогам, и я вижу, колодцев-то море незакрытых. Либо за ними не следят, либо они никому не принадлежат, этого никто не знает.

Светлана Толмачева: Вопросом, кто отвечает за каждый люк на тротуарах и дорогах Екатеринбурга задавался не адвокат Изюров. Пока горожане по газетам следили за ходом дела семьи Марченко, у директора информационный службы "Справочная 19" Михаила Бабина появилась идея, как навести порядок, с которой он отправился в администрацию Екатеринбурга:

Михаил Бабин: Предложение было следующее: что необходимо проинвентаризировать люки на территории и возле каждого люка установить некий знак. То есть, если это на асфальте, это может быть кнопка такая вбитая в асфальт рядом с люком, потому что на крышке нельзя, если на других территориях, то какой-то другой стационарно устанавливаемый опознавательный знак, по которому можно сразу определить владельца люка. Но это только часть вопроса. Потому что после того, как определен владелец люка, следует еще как-то повлиять на то, чтобы люк был закрыт. Возникает вторая часть вопроса – как это сделать? Я считаю, что на сегодняшний день в той ситуации, в которой мы находимся, это практически невозможно. Потому что мы долгое время решали свои вопросы через райком партии, там все это делалось достаточно быстро, и всем понятно было, куда идти, а на сегодняшний день официальной структурой для решения таких вопросов является суд, а суд с тех пор ни по объему не изменился, то есть, каким он был в том виде, когда он обрабатывал грабежи и разводы, он таким же и остался. Он даже теоретически не может выполнить ту функцию, которую должен был бы выполнять. С точки зрения стандартной ситуация безвыходная.

Светлана Толмачева: Власти города навстречу Михаилу Бабину не пошли. Инвентаризации люков не было. Есть ли вина властей в том, что после смерти Васи Марченко в 1998-м году последовала гибель Никиты Васильева в 2002-м? Отвечать на этот вопрос городским чиновникам сейчас очень неудобно. 21 декабря в Екатеринбурге выборы мэра. Любое нелицеприятное высказывание журналистов объявляется черным пиаром или происками конкурентов действующего мэра. Тем не менее, на эту тему высказался председатель комитета по защите прав потребителей Андрей Артемьев:

Андрей Артемьев: Тут в чистом виде закон о защите прав потребителей, скорее всего, применить невозможно. Но что касается ситуации с открытым люком и вреда, который в результате получают граждане, это вопрос понятный, здесь напрямую администрация города вряд ли что-то может сделать. Есть хозяйствующий субъект, который должен нести всю полноту ответственности, в том числе и за это дело. Поэтому тут все просто. А что касается права требовать компенсации - тут даже и вопросов нет, право это стопроцентно существует, и, в принципе, в таких ситуациях всегда, на территории любой страны, ответчиком является государство.

Светлана Толмачева: Лариса Васильева решила воспользоваться своим законным правом на возмещение морального ущерба. Она хочет получить в качестве компенсации за гибель сына один миллион рублей.

Лариса Васильева: Мы вообще хотели требовать три миллиона, но, конечно, даже и этого мало. Это несравнимо с тем, что ребенка нет. Адвокат мне сказал, что моральный ущерб нам выплатят по законодательству от 20 до 80 тысяч, хотя он рассказывал случаи, когда делается ремонт квартиры, материальный и моральный ущерб выплачивается истцу - 40-50 тысяч. А здесь ребенок погибает, и такие суммы - просто нелепо. Так как я уже немолодого возраста, и мы хотели бы с мужем иметь общих детей, на те деньги, которых мы бы добились, я бы, конечно, вылечилась, родила бы еще детей и поставила бы памятник сыну. Один памятник, насколько мы узнавали, стоит 20 тысяч рублей, скромный, и мне не хватает на этот памятник.

Светлана Толмачева: С тех пор, как в апреле в прокуратуру Свердловской области из администрации президента была переправлена жалоба Ларисы Васильевой и было заведено уголовное дело, расследование почти не сдвинулось с мертвой точки, если не считать создания трех комиссий, каждая из которых вела безрезультатные поиски хозяина колодца. Будет ли выплачена какая-то компенсация, и сколько раз еще придется писать по этому поводу в Кремль - Лариса Васильева не загадывает. Она точно знает одно: просто так это дело оставлять нельзя.

XS
SM
MD
LG