Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Слушания по делу обвиняемого в шпионаже физика Валентина Данилова


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева, лауреат Нобелевской премии академик Виталий Гинзбург, председатель Московской Хельсинской Группы Людмила Алексеева, член Комитета в защиту ученых Эрнст Черный.

Андрей Шарый: В Красноярском суде состоялись очередные слушания по делу физика Валентина Данилова, обвиняемого в шпионаже в пользу Китая. В поддержку Данилова выступают авторитетные российские ученые, которые настаивают на полной невиновности своего коллеги. Рассказывает Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева: Процесс по делу Валентина Данилова подходит к концу. На этой неделе, вероятно, будет принято окончательное решение. 24 декабря выступили сам обвиняемый и его адвокат, которые потребовали, чтобы размытые и двусмысленные формулировки вопросов, предлагаемых присяжным поверенным, были изменены и не подталкивали суд к негативному решению. Начало делу Валентина Данилова было положено в мае 2000-го года, когда сотрудники Красноярского ФСБ впервые предъявили ему обвинение. Поскольку ученый занимается таким сложным делом, как физика космической плазмы, и, согласно контракту, подписанному Красноярским технологическим институтом и Институтом физики Китайской аэрокосмической корпорации, должен был работать над изготовлением стенда, моделирующего электризацию поверхности твердых тел в вакууме, давать экспертное заключение о том, сообщил физик что-то лишнее другой державе, или нет, могут только специалисты сопоставимого с ним уровня. Они готовы были это сделать, но не тут-то было. Слово председателю Московской Хельсинской Группы Людмиле Алексеевой:

Людмила Алексеева: Не был выслушан ни один эксперт из очень известных и компетентных ученых, которые предлагали свои услуги и придерживались мнения, что Данилов не разглашал государственных секретов, и самое главное - показания этих людей и сам факт наличия таких экспертиз известных ученых держатся в тайне от присяжных. Судья запрещает этим экспертам иметь какое-либо дело с присяжными.

Лиля Пальвелева: С подробностями этой скандальной истории - член Комитета в защиту ученых Эрнст Черный:

Эрнст Черный: Вообще суд взялся разрешать проблему, которую он в принципе не только не должен разрешать, но и не может по определению. Он пытается решать научные проблемы. В судебном процессе судья пытается разрешить научную проблему. Что происходит: Новосибирское отделение Академии наук выделило специалистов по этой узкой проблеме. Это проблема, связанная с электризацией спутников в космосе. Специалистов такого рода немного. Приехали эти люди в Красноярск, судья устроил самый настоящий экзамен. Академик Кругляков, это институт ядерной физики Сибирского отделения Академии наук, лауреат он государственной премии, и так далее, судья попытался экзаменовать специалиста в этой узкой области, и закончилось это тем, что он сказал: "Вы нам не подходите, вы не специалист". Значит, те мальчики из ФСБ которые выступали в качестве экспертов, они - специалисты, и они рассказали все присяжным, как нехорошо поступал Данилов, почему это все секретно, и так далее. На самом деле, никаких секретов в этой работе Данилова не существует. И вообще, что произошло на самом деле- что, Данилов заключал контракты? Да ничего подобного. Контракт с китайцами заключал его университет. Это была сделана попытка торговли высокоинтеллектуальный продукцией, то есть, высокотехнологичной продукцией, это то, к чему нам призывает уважаемый президент. Сделана попытка, найден козел отпущения и посажен в тюрьму за попытку продажи того, что уже для нас не имеет никакого значения.

Лиля Пальвелева: Лауреат Нобелевской премии академик Виталий Гинзбург сравнивает дело Данилова с репрессиями 30-х годов, когда наука понесла катастрофические потери?

Виталий Гинзбург: Этими потерями объясняются, я лично думаю, основные трудности, которые были у нас, когда пал коммунистический строй. Был огромный дефицит специалистов. И мы я думаю, что мои коллеги такого же мнения, мы все обеспокоены в первую очередь тем, что то, что сейчас происходит, может оказаться каким-то сигналом перехода опять к таким репрессиям и таким временам. Это огромнейшая угроза. Это хуже, чем преступление, это ошибка. Так вот, я считаю, что то, что сейчас делает ФСБ наша, это, прежде всего, ошибка, преступление тоже, не отрицаю, но это ошибка. Мне трудно поверить, что наши власти, включая Путина - я с ним лично не знаком, но если там есть разумные люди, они не могут этого не понимать. Это же вреднейшая вещь, то, что делается. К чему это приведет? Вы подумайте: у нас недостатки нашей науки состоят в том, в частности, что у нас огромная утечка мозгов. Люди уезжают. Почему – главным образом из-за экономических соображений. Но если еще ученых будут без всяких оснований сажать - это вообще крышка. У меня, как и у многих других есть соображения, как прекратить утечку мозгов, чтобы наша наука воспрянула...

Мы хотим честного нормального суда. Почему он должен быть закрытым, когда специалисты пишут, тут есть всякие бумаги, что ничего секретного там нет.

Лиля Пальвелева: Валентин Данилов - немолодой и очень больной человек, а самое главное, ни в чем не повинный, недопустимо, чтобы этот ученый вновь оказался в заключении – утверждает лауреат Нобелевской премии Виталий Гинзбург.

XS
SM
MD
LG