Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский законопроект "О бродяжничестве" - критика правозащитников и положение в других странах


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Лиля Пальвелева, Семен Мирский, Алексей Дзиковицкий и Ян Рунов, депутат Государственной Думы России Юлий Рыбаков, американский эксперт Джон Келлинг.

Петр Вайль: Министерство труда и социального развития России подготовило законопроект "О бродяжничестве". Большинство статей этого законопроекта вызывают у правозащитников резкий протест. Слово Лиле Пальвелевой:

Лиля Пальвелева: Когда в сентябре этого года президент России поручил разработать закон, касающийся судьбы бездомных, хотелось надеяться: наконец-то государство проявит заботу о самом обездоленном слое населения. В Российской Академии Наук недавно провели исследование. Выяснилось, что 10 процентов городского населения или 10 с лишним миллионов человек находятся сегодня на социальном дне. Это 3,4 миллиона нищих, 3,3 миллиона бездомных, 2,8 миллиона беспризорных детей и 1,3 миллиона уличных проституток. Все они давно стали малопривлекательной, но непременной частью пейзажа любого российского города. Помогающие таким людям немногочисленные энтузиасты уже давно твердят: чтобы оздоровить общество, нужен целый комплекс мер по реабилитации тех, кто уже оказался или может оказаться на улице. Для бомжей надо строить ночлежки в достаточном количестве, надо давать беженцам и освободившимся из мест заключения кров и работу и так далее. В возглавляемом Александром Починком ведомстве решили пойти более простым и менее затратным путем. Известный правозащитник и депутат Государственной Думы Юлий Рыбаков проанализировал подготовленный в Минтруда законопроект "О бродяжничестве" и пришел к выводу: единственная цель документа - упрятать попрошаек и бродяг за решетку, "нет бомжа - нет проблемы":

Юлий Рыбаков: Первая же статья этого законопроекта говорит: "Милиция обязана оказывать содействие лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации, без определенного места жительства - в направлении их в комплексные социальные центры по оказанию помощи лицам без определенного места жительства и доставить их в указанные центры". Далее становится понятно, о каких центрах идет речь, потому что следующим пунктом прописано: "Слова о "приемнике-распределителе" заменить словами "комплексный социальный центр". То есть, тюрьму, место временного заключения - переименовать в социальный центр по оказанию помощи.

Лиля Пальвелева: Юлий Андреевич, но может, речь идет о ночлежках?

Юлий Рыбаков: Нет. Речь идет о приемниках-распределителях. Это прямо звучит по тексту законопроекта. Все, чем располагает этот законопроект - это репрессивные меры, а именно: "Дополнить Уголовный кодекс статьей 20/28 "Бродяжничество", то есть, ведение бродячего, скитальческого образа жизни, оскорбляющего человеческое достоинство и общественную нравственность, создающего угрозу здоровью, правам и иным законным интересам граждан влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от 3 до 5 минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до 15 суток". Сразу же возникает вопрос, оставим даже, допустим, задачу социальной реабилитации: а как можно с бродяги, не имеющего места жительства, получить штраф в размере от 3 до 5 МРОТ? Поскольку понятно, что этого не произойдет, по всей видимости, остается только одна мера - административный арест на срок до 15 суток. Причем количество таких арестов не ограничено. Человека можно выпустить и на пороге этого учреждения схватить и запихать туда снова. Это все, что предлагает нам Министерство труда и социального развития, чтобы справиться с той тяжелой, страшной, на самом деле, проблемой, которая поразила наше общество. Да, действительно, огромное количество бездомных, нищих, которые, в том числе, используют и детей.

Лиля Пальвелева: А, кстати. о детях идет речь в этом законопроекте?

Юлий Рыбаков: Да. О детях идет речь. Использование детей для нищенства тоже карается, и закон в данном случае не предусматривает необходимости разбора, о чем идет речь, о найме, допустим, брошенного или проданного родителями ребенка с использованием в корыстных целях жуликами, выдающими себя за бездомных, или о несчастных беженцах из Таджикистана, допустим, тех же русских людей, которые были вынуждены бросить там жилье, приехать сюда в надежде, что государство им поможет, а оказались на улице и вынуждены сидеть с протянутой рукой, держа на коленях ребенка. Они тоже подлежат административному аресту.

Лиля Пальвелева: Юлий Андреевич, подобного рода закон существовал в советские времена - когда и почему он был отменен?

Юлий Рыбаков: Да. Он носил еще более суровый характер, там речь шла и об уголовной ответственности. После того, как мы начали строительство демократического общества, законодателю показалось, что мы пойдем настолько быстрыми темпами, поэтому репрессивная мера была отменена, однако, отменять ее надо было параллельно и совокупно с другими мерами социальной защиты людей, которые теряют свое место в обществе в результате тех потрясений, которые на нас обрушились.

Лиля Пальвелева: Вы - депутат Государственной Думы, скажите, если этот текст придет в таком виде, в каком существует сейчас - каковы шансы на то, что такой законопроект будет принят?

Юлий Рыбаков: Правящие фракции, фракции, которые представляют сегодня пропрезидентские силы - они по команде мать родную продадут, а не то, что какого-то бомжа или бездомную старуху на улице. Но у нас еще есть время их поправить. Еще есть время объяснить парламенту, что будет не прав, если пропустит подобное.

Лиля Пальвелева: Скорее всего законопроект "О бродяжничестве ( скитальничестве)", который сейчас разослан по всем министерствам и ведомствам, претерпит незначительные изменения. Из него уберут очевидные нелепости, например, сделают какую-нибудь сноску, касающуюся народов, ведущий кочевой образ жизни, а то теперь всех оленеводов, перегоняющих стада по тундре, следует арестовывать на 15 суток. Но основная идея остается – тех, кто не имеет крыши над головой, то есть, уже несчастен, следует наказывать и делать еще более несчастными. Оптимизм внушает только одно: бомжей много, а желающих с ним и возиться милиционеров намного меньше. Старое высказывание: свирепость законов российских умеряется только их неукоснительным неисполнением - по-прежнему актуально.

Петр Вайль: В канун Рождества, праздника семейного, когда тепло родного очага, праздничный обильный ужин становится символом защищенности от лишений и холода, особую актуальность приобретает ситуация тех людей, у которых нет ни семьи, ни очага. Как встречают Рождество бродяги, западноевропейские бомжи, кто готов им помочь и кто их притесняет? Рассказывает наш корреспондент во Франции Семен Мирский:

Семен Мирский: Много лет назад, копаясь в книгах в лавке букиниста на берегу Сены, я нашел репринт королевского указа от 25 июля 1700-го года за подписью короля Людовика XIV, называвшейся "Декларацией о неимущих и нищих, не являющихся инвалидами, с целью вынудить их перебраться на работу в сельскую местность". Так что уже 300 лет назад власти в лице самого короля заботились о том, чтобы нищие, что называется, не мозолили глаза, не мешали горожанам, главным образом, парижанам, прогуливаться по садам Тюильри. Что же изменилось за 300 лет? И много, и мало. Во Франции существуют два свода законов, регламентирующих деятельность нищих и бездомных - законы государственные и законы муниципальные. Причем вторые отличаются, как правило, большей строгостью. Истинный фурор в стране вызвал муниципальный декрет, опубликованный в Ницце летом 1996-го года, в котором были перечислены конкретные запреты, распространяющиеся на людей, просящих милостыню. Вот выдержка: запрещено побираться сидя или лежа на тротуаре, если данная поза мешает свободному передвижению пешеходов. Запрещено потребление алкоголя нищими, просящими милостыню, во избежание драк, шума и нарушений общественного порядка...

Если же можно говорить о некоей равнодействующей между репрессивными законами, направленными против нищих, с одной стороны, и попытками помочь несчастным с другой, то следует сказать, что во Франции, как, кстати, и соседней Бельгии действует неисчислимое множество ассоциаций помощи бедным. Достаточно сказать, что самым популярным человеком во Франции уже много лет является знаменитый аббат Пьер, основатель христианской ассоциации Братьев Эммауса, деятельность которых целиком посвящена помощь обездоленным и отверженным. Ночь под Рождеством - это звездный час для Братьев Эммауса и тысяч других ассоциаций, находящих смысл праздника в том, чтобы накормить и найти крышу над головой для тех, кому живется совсем плохо.

Петр Вайль: В Польше отношение к людям, лишенным крова и опеки, милосердное. О них проявляют заботу не только благотворительные организации и добросердечные граждане, но и власти. Из Варшавы - Алексей Дзиковицкий:

Алексей Дзиковицкий: Как и в любой стране, где зимы достаточно холодные, в Польше главные проблемы для бездомных начинаются именно с наступлением этой поры года. Сотни людей без крыши над головой скапливаются на вокзалах. К примеру, в это время на Центральном железнодорожном вокзале в Варшаве постоянно находятся до нескольких сотен бездомных. Теоретически они все могут рассчитывать на душ, пищу и ночлег в приютах для бездомных. Проблема в том, что в большинстве ночлежек не принимают лиц в состоянии опьянения, а значительная часть бездомных, как правило, злоупотребляет алкоголем. Если бездомный по каким-либо причинам не в состоянии добраться до приюта или больницы, ему обязана помочь полиция, сотрудники которой в случае просьбы не имеют право пройти мимо. Польское законодательство также обязывает местные власти обеспечивать бездомному, по крайней мере, один горячий обед в день.

Однако, из-за сложной экономической ситуации в стране государство, несмотря на все усилия, не может ассигновать значительных средств на социальные программы, поэтому наибольшую роль в помощи бездомным в Польше играют негосударственные и религиозные организации. Круглый год нуждающиеся могут подкрепиться в многочисленных церковных приходах и монастырях. Польский Красный Крест и другие общественные организации постоянно проводят сборы денежных и материальных средств для бездомных. Особенно масштабными благотворительные акции становятся в канун Рождества. В эти дни можно купить праздничные открытки, рождественские просфоры, свечи или даже за символическую плату проехать на довоенном варшавском трамвае - все полученные средства пойдут на помощь нуждающимся. В крупных торговых центрах от покупок для своего праздничного стола в специальные контейнеры можно отложить часть продуктов, которые затем раздаются бездомным. Стоит отметить, что, согласно данным опубликованного сегодня опроса общественного мнения, в нынешнем году каждый пятый поляк пригласит на традиционную рождественскую трапезу бедного или одинокого человека.

Петр Вайль: Наказуемо ли бродяжничество в США, и если наказуемо, то как? Об этом с американским экспертом беседует наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов:

Ян Рунов: В основном, бродяжничество ассоциируется с людьми бездомными и безработными, хотя быть бездомным и безработным в США не считается преступлением. Однако, попрошайничество, или ночлег в парке, проституция или пьянство в публичном месте во многих штатах запрещены законом. Профессор Радгерского университета, специалист по американскому законодательству Джон Келлинг, рассказал, что на федеральном уровне закон, запрещающий бродяжничество. был фактически давно отменен:

Джон Келлинг: Но в различных вариантах его продолжают применять на местном уровне. Раньше действительно бродяжничество было уголовно наказуемо. Но закон оказался, прежде всего, орудием дискриминации меньшинств, особенно афро-американцев, и поэтому Верховный суд США и верховные суды отдельных штатов отказались от применения этого закона в его чистом виде. Вместо этого закон преследует, скажем, бродяжничество с целью проституции, или бродяжничество с целью попрошайничества, бродяжничество с целью торговли наркотиками. Другими словами, человек больше не может быть арестован только за то, что оказался на улице, что грязный, плохо одет. В американском Уголовном кодексе нет статьи, требующей наказания за это. Наказание бродяги может последовать за нарушением им других законов - о проституции, о пьянстве в публичных местах, об агрессивном попрошайничестве, за это нарушитель может быть приговорен к денежному штрафу в 75-100 долларов, краткосрочному заключению - на 30 дней или меньше, к принудительному труду на благо района или города. Аресту бродяга может подвергнуться за ночлег в городском парке, который на ночь закрывается, за загрязнение парка, улицы или другого общественного места. Например, в Лос-Анджелесе, где даже зимой тепло, полицейские, прежде, чем согнать бездомного или задержать его, обязаны узнать, есть ли свободные койки в ночлежных домах. По закону Лос-Анджелеса, нельзя лежать на тротуаре, нельзя бесцельно возить за собой повозки со своим скарбом. Но задержать бродягу за это и отправить в приют можно только при условии, что в ночлежном доме есть свободные места. В Нью-Йорке в 1991-1992-м годах я помогал разрабатывать политику борьбы с бродяжничеством. Тогда бездомные в огромном количестве жили в нью-йоркском сабвее, как на станциях, так и в поездах. Но существовали правила, запрещающие лежать на станциях на полу, лежать на сиденьях в поездах, просить милостыню в сабвее. Эти правила обязаны были соблюдать все пассажиры, в том числе и бродяги. Но если человек не нарушал правил, он мог пользоваться сабвеем без всякой дискриминации. Короче, суть в том, что любой человек в нашей стране, в том числе и бродяга. обязан соблюдать законы.

XS
SM
MD
LG