Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Создана Партия солдатских матерей


Программу «Темы недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие лидер Партии солдатских матерей Валентина Мельникова.

Дмитрий Волчек: 7 ноября в Москве завершился учредительный съезд Единой народной Партии солдатских матерей, лидером партии избрана Валентина Мельникова. Сегодня Валентина Дмитриевна - гость программы «Темы недели» Радио Свобода.

Добрый вечер. Комитеты солдатских матерей существуют давно, их деятельность хорошо известна. Почему вы решили создать партию? Почему именно сейчас?

Валентина Мельникова: Первый раз идея создания Партии солдатских матерей была выдвинута в 95 году. Потом постоянно на всех наших встречах, конференциях, съездах многие наши подруги, коллеги говорили: что же мы все время к кому-то обращаемся, нам нужна своя партия. Но каждый раз все отмахивались и говорили, что пока не до того, есть другие политики, мы и так нормально продвигаем наши интересы. Действительно, многое удалось за эти 15 лет сделать сообществу солдатских матерей именно как общественной организации. Но выборы в Думу в декабре 2003 года показали, что в этот момент не осталось никакой политической силы, никакой фракции в Госдуме, через которую можно было бы защищать и продвигать интересы населения России, интересы людей, которые приходят за помощью в комитеты солдатских матерей, интересы молодежи. И поэтому в январе мы провели заседание оргкомитета и решили, что партию надо делать. Пришли к съезду. Провели съезд, и партия создана.

Дмитрий Волчек: Я думаю, что российская Партия солдатских матерей уникальна. Вы никогда не интересовались, есть ли хоть в одной стране мира подобная партия?

Валентина Мельникова: Конечно, нет. Даже таких организаций как наша - Союз комитетов солдатских матерей - тоже нет. Потому что все-таки во всем мире, исключая, может быть, страны третьего мира, где специфическая обстановка, так, как в России, к солдатам, к молодежи, к семьям, откуда уходят на военную службу солдаты, ни в одной стране цивилизованной не относятся.

Дмитрий Волчек: Иностранец, наверное, решит, что ваша партия – партия феминисток. Собственно, я видел именно такие комментарии в западной прессе. Вряд ли это так. Но все же, вероятно, вы не рассчитываете принимать мужчин?

Валентина Мельникова: Совсем неверно, поскольку название, утвержденное съездом нашей партии – Единая народная Партия солдатских матерей. Хорошо известное словосочетание «солдатские матери», оно вошло в название потому, что это идея движения солдатских матерей. Это активисты из комитетов солдатских матерей. Но сама партия даже на съезде была представлена делегатами и мужчинами, и женщинами, активистами комитета солдатских матерей, и совершенно другими людьми, просто теми, кто решил, что это их партия, и они готовы в ней работать.

Дмитрий Волчек: Объявить о создании партии проще, чем ее зарегистрировать: существует ряд барьеров на пути регистрации. 10 ноября Дума одобрила в первом чтении законопроект, который предполагает увеличение минимальной численности партии до 50 тысяч человек. Неизвестно, примут ли закон в таком виде, - во всяком случае, Александр Вешняков выступил против него, - но столкнуться со сложностями вам, конечно, придется. Вы готовы преодолеть все эти барьеры?

Валентина Мельникова: Я прошу не забывать, что все-таки мы вышли из правозащитных организаций. Конечно, делать все по закону в России очень непросто. Но мы постарались съезд провести в точном соответствии с законом «О политических партиях» и дальше тоже будем стараться делать всю работу по созданию региональных отделений аккуратно и юридически точно. Хотя, конечно, это непросто. Легких путей никогда не искали.

Слушатель: Валентина Дмитриевна, я рад вас слышать. Скажите, пожалуйста, почему же все-таки вы не захотели стать именно общественным движением? Насколько мне известно, питерский филиал вашего движения решил не становиться в ряды партии. Если даже вы организовались как партия, то почему вы не являетесь партией, оппозиционной нынешнему режиму? Какова ваша перспектива? Вы верите в способность власти конструктивно с вами сотрудничать?

Дмитрий Волчек: Действительно, питерское отделение комитетов солдатских матерей не вступило в вашу партию или, по крайней мере, скептически отнеслось к ее созданию. Из-за чего возникли разногласия?

Валентина Мельникова: Я хочу подчеркнуть, что партии в России создаются гражданами, отдельными физическими лицами. Ни одна из организаций Союза комитетов солдатских матерей никаким образом ни в какую партию не вступала, это дело каждого гражданина и гражданки. Те, кто хочет, те, кто поддерживает, те и становятся членами партии. Я должна пояснить, что никто ни во что не преобразовывается, организации солдатских матерей как правозащитные сохраняются, работают, продолжают работать так же, как они работали. Никто ничего не закрывает, никто никуда не вступает, все продолжается. Партия, по решению членов оргкомитета - это наш необходимый дополнительный политический инструмент. Ведь до сих пор именно организации солдатских матерей были вынуждены вести каким-то образом политическую работу. Сейчас мы имеем возможность разделить эти две разные работы. Если есть в каких-то организациях сторонники партии – это хорошо, если нет – это тоже их право. Вполне возможно, что они поддерживают в Питере «Единую Россию» или какую-то другую партию, может быть, «Яблоко», СПС – это их собственный выбор. Но сама по себе организация не может быть членом партии. Будет ли власть с нами сотрудничать? Вы знаете, люди, которые приехали на съезд, имеют многолетний опыт работы совместный и с властями, и с другими общественными организациями, и с отдельными людьми. Я думаю, что мы всегда найдем какие-то темы для предложения совместной работы. Уже дело власти, готова она сотрудничать или нет.

Дмитрий Волчек: Что касается сотрудничества с властью. В день вашего учредительного съезда (это, конечно, совпадение) в «Комсомольской правде», газете, близкой администрации президента, появилась статья бывшего вице-спикера Госдумы Михаила Юрьева «Внутренний враг и национальная идея». Статья вызывала резонанс, потому что многие сочли ее установочной, своего рода попыткой сформулировать новую идеологию Кремля. Давайте послушаем самый яркий пассаж.

«Те, кто призывает к переговорам, кроме как об условиях капитуляции, с Масхадовым и иными или кто говорит, что не надо было штурмовать Дубровку или Беслан, - враг. Те, кто предлагает повторить Хасавюрт, кто на своих митингах слушает песни ичкерийских бойцов – враг. Те, кто предлагает практически ликвидировать армию, потому что «великий Запад» поддерживает мир на планете – враг. Те, кто предлагает строить экономику и политику так и только так, как нас учат западные страны и всяческие МВФы – враг. Те, кто утверждает, что не вправе вводить в школах православный Закон Божий (не путать с теми, кто считает, что церковь пока к этому не готова) – враг. Те, кто жалеет о гусинском НТВ и кричит, что теперь диктатура, потому что ни по одному каналу нельзя посмотреть наезды и оскорбления России –враг. Те, кто говорит, что не надо сажать рвущихся к политической власти миллиардеров, потому что это плохо для инвестиционного климата – враг. И те, кто говорит, что главное в жизни – деньги и удовольствие, а все остальное - смешные выдумки православной цивилизации, из-за которых отсталые русские и плетутся позади Запада или Востока – враг».

Дмитрий Волчек: Так Михаил Юрьев определяет образ внутреннего врага. Все это проиллюстрировано фотографией Бориса Березовского. Можно усмотреть и намек на последние инициативы Комитета солдатских матерей. Что вы скажете об этой классификации врагов, Валентина Дмитриевна?

Валентина Мельникова: Проиллюстрировано также портретами Шамиля Басаева и нашего уважаемого президента Путина в кимоно. Вы знаете, ощущение очень странное. Человек решил, что только он вправе понимать, кто любит родину, а кто нет, кто имеет право как представитель народа иметь свое мнение, а кто не имеет. Кроме того, некоторые пассажи мне напоминают забытого сейчас министра обороны, который тоже искал врага внутреннего и внешнего, и который на этом поприще ничего хорошего для родины и для народа не сделал, кроме как потерял в чеченской войне десять тысяч солдат и офицеров. Очень легко изображать из себя такого крестоносца, который только один знает, во что нужно верить, и огнем и мечом выживает всех иноверцев. Мне кажется, что если бы автор статьи мог бы словесно свою позицию дополнительно изложить – это было бы интересно. С другой стороны, мои коллеги-правозащитники, с которыми мы обсуждали эту статью, опытные люди, понимающие, что происходит, говорят, что пахнуло 37 годом. Я, может быть, оптимист политический, я думаю, что это не очень ловкая попытка повилять хвостиком и показать свою преданность непонятно кому. Я не думаю, что президенту или даже администрации кремлевской нужны такие авторы и такие статьи.

Дмитрий Волчек: Поскольку Юрьев упоминает желание вести переговоры с Масхадовым как чуть ли не первый признак врага, давайте поговорим об этом. На ноябрь была запланирована встреча представительниц комитетов солдатских матерей в одной из европейских стран с Ахмедом Закаевым. Вы хотели обсудить возможности урегулирования чеченского конфликта с представителем Масхадова, и сам Масхадов одобрил эту инициативу. Состоится ли эта встреча, и с какими предложениями вы намерены выступить?

Валентина Мельникова: Я хочу уточнить, что обращались мы ко всем командирам чеченских вооруженных формирований, и мы бы хотели, подчеркиваю, выяснить мнения и предложения командиров, которые воюют отдельно по той или иной причине. Насколько я знаю, насколько мне говорил господин Закаев, не только Масхадов, но и те командиры, которые воюют под его началом, дали свои полномочия ему. Я думаю, что встреча может состояться, поскольку со мной по телефону связывался депутат Европейского парламента, и мне было сказано, что ряд фракций Европейского парламента готовы пригласить представителей Союза комитетов солдатских матерей в Европу и поддержать нашу мирную инициативу. Я пока не очень знаю, как это будет, поскольку не мы организаторы: думаю, что принимающая сторона, депутаты Европейского парламента скажут. Но пока это планируется на ноябрь месяц.

Слушатель: Добрый вечер. В каких вопросах проходит граница между вами и властью? И готовы ли вы ее нарушить? Если - да, то в чем и почему? Или нет этих границ?

Валентина Мельникова: Сложный вопрос. Я, во-первых, не очень понимаю, какая может быть граница между нами и властью. Власть у нас выборная, у власти есть свои функции. Но так же, как общественная организация 15 лет работала над тем, чтобы власть думала о том, чтобы законные права граждан соблюдались, так и в партии мы ставим своей целью, чтобы государство было ответственно перед гражданами. Мы готовы сами идти во власть, и готовы требовать это от исполнительной власти.

Слушательница: Я очень хорошо отношусь к солдатским матерям и считаю, что их дело очень важное, нужное, полезное. Но дело в том, что мне кажется, что их деятельность происходит и будет происходить в русле оппозиционных сил. И если они когда-нибудь дойдут до выборов, окрепнут настолько, что будут себя представлять на выборах в парламент, то, мне кажется, что мало что из этого хорошего выйдет, как на нынешних выборах. Они оттянут голоса, и у нас опять не будет оппозиционного монолита, и не будет оппозиционных сил представлено во власти.

Дмитрий Волчек: Действительно, может быть сейчас стоит не создавать новые движения, а разумнее примкнуть к одной из уже существующих либеральных партий?

Валентина Мельникова: Может быть, как раз наша партия, Единая народная партия солдатских матерей сможет быть тем кристаллом, вокруг которого будет создаваться какая-то коалиция, центристская по-настоящему, которая поддерживает свободу предпринимательства и которая думает о защите слабых групп населения. Я думаю, что как раз появление нашей партии сможет помочь какой-то взаимной координации, всяко может быть.

Слушательница: Добрый вечер. Я хотела отозваться на ту статью, которую только что зачитывали. Так вот, мне кажется, автор этой статьи – это «верный Руслан» Владимова.

Дмитрий Волчек: Кстати, статья Юрьева - не первый сигнал недовольства властей. Незадолго до этого Виктор Алкснис объявил, что 15 миллионов долларов в год вы, Валентина Дмитриевна, получаете из-за границы, просто Ротшильд может позавидовать. Вы собирались подавать на Алксниса в суд, не так ли?

Валентина Мельникова: Думаю, что нам придется. Сейчас наши юристы, которые с нами сотрудничают, готовят исковое заявление. Мне-то на самом деле смешны были эти обвинения. Потому что я считаю, что депутат Государственной Думы, человек, который знает о сообществе солдатских матерей еще с советских времен, мог бы придти в любой комитет, в Москве в приемную или в любом регионе, познакомиться, поговорить. Наверное, ему это не нужно, ему выгодно было выставить себя таким защитником вооруженных сил. На самом деле я помню все слова, которые он говорил на пресс-конференциях и передаче «К барьеру», мне кажется, что он сам очернил и унизил вооруженные силы теми словами, которые он говорил, и той историей про своего сына. Это безответственный, на мой взгляд, политик. Потому что он много раз был в Государственной Думе, имеет большой опыт политической работы. Но что же ты не смог добиться того, чтобы законы российские поддерживали вооруженные силы вместо того, чтобы разрушать то хорошее, что там есть?

Слушатель: Я искренне верю в движение солдатских матерей. Они действительно пытаются помочь сегодняшним призывникам в той нелегкой судьбе, которая им уготовлена этим режимом нашим демократическим. Вспомните советское время. Ведь тогда матери были глубоко озабочены тем, что ребенка не брали в армию, они были огорчены этим. А сейчас они все делают наоборот. Это говорит о том, что армия не защищает интересы народа, и они, конечно, защищают интересы этих дорвавшихся уродов во власти. Я понимаю ваше стремление. И те, кто пытается вас опорочить, я считаю, что это уроды из власти.

Дмитрий Волчек: Сергей Иванов обещал, что срок службы будет сокращен до одного года, - правда, только в 2008 году. Вы в свое время, Валентина Дмитриевна, говорили, что переход армии на контрактную основу неизбежен, что чиновники будут вынуждены принять такое решение, причем довольно скоро. Вы сохраняете эту убежденность?

Валентина Мельникова: Очень легко давать обещания на тот период, когда скорее всего этого чиновника уже не будет, и от него никакие сроки службы не будут зависеть. Легкие такие обещания. Вы знаете, весь ход развития военного дела в мире свидетельствует о том, что сейчас необходимо, чтобы и солдаты, так же, как и офицеры, тоже были людьми профессиональными. Разговор о том, что нет денег, что профессиональная армия дороже – это обман, который легко раскрывают военные эксперты. Кроме того, я хотела бы, чтобы все понимали нашу позицию, позицию нашей партии, организации солдатских матерей. Мы хотим, чтобы в стране был мир, не было войн внутри России, и чтобы не было необходимости воевать с нашими соседями. Вот это может обеспечить только профессиональный, ответственный подход к делу и власти, и военных. А пока такого подхода нет. Пока легче отправлять в казарму ребят, которые по закону не могут быть призваны, легче не платить офицерам, не давать им жилье и кричать, что они много требуют. Легче повышать зарплату аппарату центральному, министерству обороны, чем задуматься о том, о чем мы спрашивали с 90 года - какая армия нам нужна? И не только демагогически рассуждать на эту тему, но и сделать план и четко выполнять его для того, чтобы вооруженные силы были достойны новой России, совсем другого государства, не такого как Советский Союз.

Дмитрий Волчек: Давайте поговорим о конкретных делах, которыми сейчас занимается Комитет солдатских матерей. На этой неделе многие СМИ сообщили об ужасном случае в одной из частей в Челябинской области, где офицер насиловал солдат. Комитеты солдатских матерей предали это дело огласке. Как вы думаете, удастся довести его до суда?

Валентина Мельникова: Эти истории очень тяжелые. Такие случаи бывают в разных городах, разных воинских частях. И чрезвычайно сложно довести до суда, потому что корпоративная выручка, к сожалению, очень сильна. Солдат начинают подкупать, родителям что-то обещают или угрожают. И парням приходится часто забирать свои заявления. Иногда были истории, когда солдат обвиняли в том, что они клевещут на своего офицера. Тяжелые истории. В Москве тоже есть такая часть - бригада охраны министерства обороны, где такие случаи бывают. Такие же случаи были на Дальнем Востоке. Иногда удается доводить до суда. Но скрытность таких преступлений велика.

Слушательница: Я хочу поддержать эту партию, но она должна внедрять свои отделы, чтобы как можно было гласности. Нельзя допускать такую безграничную власть президента. У меня до сих пор перед глазами жертвы Беслана, дети, погибшие по прихоти нашего президента, когда танки ударили по этой школе. Это безобразие. Единственная организация немножко чирикнула и тут же замолчала. Меня страшит, что когда я вступлю в эту партию, мы мало что сможем сделать только потому, что Европа склонила голову перед Путиным.

Дмитрий Волчек: Вы готовы вступить в партию солдатских матерей, я вас правильно понял?

Слушательница: Обязательно.

Дмитрий Волчек: Вот видите, Валентина Дмитриевна, за время этой передачи появился новый член вашей партии.

XS
SM
MD
LG