Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На какую компенсацию могут рассчитывать бывшие заложники в Театральном центре на Дубровке и родственники погибших?


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова и Максим Ярошевский.

Петр Вайль: В московских больницах остаются 15 человек из числа пострадавших во время операции в театральном центре на Дубровке. Четверо из них, по данным московского комитета здравоохранения - в тяжелом состоянии. Официально пострадавшими московская прокуратура признала 670 человек. Родственникам 128 погибших заложников, а также тем, кто пережил трагедию "Норд-Оста", выплачивается от 50 до 100 тысяч рублей. О том, на что еще вправе рассчитывать бывшие заложники, рассказывают Любовь Чижова и Максим Ярошевский.

Любовь Чижова: Бывшие заложники мюзикла "Норд-Ост" все еще получают свои вещи, которые остались в театральном центре во время штурма. Этому предшествовала подача заявлений в прокуратуру, описание своих вещей и так далее. Корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский побывал в театральном центре на Дубровке и понаблюдал за тем, как бывшие заложники получают свое имущество.

Максим Ярошевский: Снаружи и внутри здания театрального центра на Дубровке непрерывно идут ремонтные работы. Трудятся несколько бригад "Главмосстроя" и "Мосинжстроя". У главного входа на месте большого плаката "Норд-Ост" и рисунка бомбардировщика и по бокам здания установлены строительные леса. Вся площадь перед домом культуры серо-коричневого цвета от осевшей строительной пыли. Восстанавливается практически все и на это можно спокойно смотреть, никакого оцепления нет. Главный вход в театральный центр не охраняется. Любой рабочий подскажет, что и где находится, как пройти в зрительный зал или гардероб. На площади перед главным входом в дом культуры укладывают новую брусчатку, меняют лестничные плиты. Внутри здания на всех этажах красят стены, штукатурят потолки, заменяют окна и двери, укладывают паркет. На втором этаже в доме культуры находится спортивный зал, в котором расположился пункт выдачи утерянных при штурме террористов личных вещей пострадавших. Вдоль левой стены зала длинная вешалка с куртками, дубленками, плащами, вдоль правой вперемешку расставлена детская и взрослая обувь, посередине в обычных коробках рассортированы паспорта, удостоверения, кошельки, дамские сумочки, мобильные телефоны. Работу по выдаче вещей осуществляют молодые следователи различных прокуратур Москвы. Зал охраняют два вооруженных автоматами милиционера. О правилах, по которым выдаются вещи, и принципах работы пункта выдачи рассказывает следователь специального отдела прокуратуры района Баратеево Юлия Блудилина.

Юлия Блудилина: Основанием возврата вещей пострадавшему является у нас заявление, которые они пишут в прокуратуре по определенной форме. Эти все заявления приходят к нам, людей записывают по телефону "горячей линии" на определенный день, определенное время. Они в этот день приходят и получают свои вещи. Естественно, очень много людей идут без записи, кому нужно очень срочно улетать. Чаще всего это иностранцы. Они идут получать свои вещи, верхнюю одежду, сумки, документы, обувь, шарфы. Все здесь получают и, в конце концов, пишут расписку на вещь, которую они получили и указывают вещи, которые они не получили. Такое иногда случается. Сложновато работать, когда люди идут толпами, поэтому мы устроили запись, работать стало немного легче. В принципе сложностей практически никаких.

Максим Ярошевский: Скольким помогли, скажем так, вернуть свои вещи?

Юлия Блудилина: Более 150-ти человек.

Любовь Чижова: Московские власти оценили ущерб от теракта, нанесенный дому культуры и самому мюзиклу "Норд-Ост", в 80 миллионов рублей и пообещали, что безработные артисты мюзикла после ремонта театрального центра смогут продолжить там свои выступления. Однако среди тех, кто пострадал в результате штурма, не только заложники и артисты, но и арендаторы помещения в доме культуры. Это ночной клуб "Центральная станция", сильно пострадавший в результате теракта, и Институт самовосстановления человека. Говорит его президент Мирзикарим нарбеков.

Мирзикарим Нарбеков: Мне никакие компенсации не нужны, я не собираюсь даже думать об этом. Я собрал всех и сказал: ребята, если разбили голову, натягиваем шапку до ушей, но гордо поднимаем эту голову. Все убираем, приведем в порядок и дай Бог, чтобы таких случаев нигде в мире не было. После освобождения приводили в порядок где-то неделю, на данный момент проводим ремонт. Жизнь продолжается.

Любовь Чижова: Пока никто не собирается предъявлять судебные иски к федеральной власти за причиненный ущерб, но адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы бывших заложников, утверждает, что это возможно, правда, только после того, как уголовное дело по расследованию причин теракта в театральном центре на Дубровке будет закрыто.

Игорь Трунов: В принципе иск закинуть можно в суд в порядке гражданского судопроизводства, но этот иск не будет рассмотрен в виду того, что идет уголовное расследование и до тех пор, пока уголовное расследование не завершено, эти иски рассматриваться не будут. Вопрос на сегодняшний день пока повисает в воздухе.

Любовь Чижова: Получение компенсаций бывшими заложниками возможно после того, как прокуратура оценит правомерность применения оружия и спецсредств при штурме здания, так как законы "О милиции" и "Об органах федеральной службы безопасности" не предусматривают применение усыпляющего газа. Кроме того, эти законы возлагают на силовиков обязанности по предупреждению террористической деятельности, так что теоретически пострадавшие вправе требовать компенсацию за то, что спецслужбы вообще допустили захват заложников. Родственники погибших заложников имеют право на компенсацию в связи со смертью кормильца. Кроме того, подлежит возмещению имущественный вред от стоимости билетов на несостоявшееся представление до стоимости автомобилей, припаркованных у театрального центра и пострадавших в результате теракта. Подлежит возмещению в виде денежной компенсации и моральный вред за те нравственные и физические страдания, которые испытали потерпевшие в результате теракта. Кроме того, бывшие заложники имеют право на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью.

Игорь Трунов: К нам обратилась женщина, у нее в заложниках были двое – муж и дочь. У мужа со здоровьем все в порядке, а дочь до сих пор лежит в больнице и сейчас идет разговор о том, что она будет признана инвалидом. Для того, чтобы компенсировать эту инвалидность, либо получить какую-то пенсию по инвалидности, либо предъявить какой-то иск, она с этим вопросам обратилась к нам.

Любовь Чижова: Будут ли российские суды принимать иски от бывших заложников и других пострадавших в результате теракта в театральном центре на Дубровке, пока под вопросом. И даже то, что иск примут, еще не означает, что его рассмотрят и решат в пользу истца. Судя по всему, российская власть не намерена отступать от выбранной ранее позиции, согласно которой операция по освобождению заложников прошла блестяще, и российские спецслужбы сделали все возможное, чтобы спасти жизни находящихся в зале людей.

XS
SM
MD
LG