Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественная организация "Солдатские матери Петербурга" борется за права призывников


Программу ведет Татьяна Валович. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - правозащитница Элла Полякова.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях председатель общественной организации "Солдатские матери Петербурга" Элла Полякова. В России начался осенний призыв. В последние годы в каждый призыв выявляется низкая информированность призывников о своих правах и правовых актах, которыми регулируются призывные мероприятия, что ведет к нарушениям их прав в ходе призыва. Однако знание правовых актов порой не гарантируют призывникам соблюдения их прав. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: История Галины Костюковой и ее сыновей-близнецов Владимира и Александра типичная. Владимир явился по повестке в военкомат Выборгского района в марте, с полным набором медицинских документов, по которым выходило, что от призыва он должен быть освобожден, но медкомиссия на них даже не взглянула, сходу признав его годным к службе. Тогда мама послала документы сына по почте с уведомлением, пришел ответ: они рассмотрены, и сын снова признан годным. По почте были посланы и документы Александра, страдающего теми же болезнями, что и брат. 13 мая Галина Костюкова с сыновьями пришла в военкомат.

Галина Костюкова: К 9 часам мы приехали. Саша пошел первый, Вова со мной сидел в вестибюле. Он пошел туда, а оттуда уже не выпускают. И продержали их до 16:30, а потом выводят с заломленными руками, запихивают в машину. Я подбежала, успела прыгнуть на первое сиденье. Приходят из военкомата сотрудники и говорят: "Выходите". "Я не выйду. Куда вы забираете моих детей?" "Они поедут на призывной городской". Я говорю: "На каком основании? Дайте мне выписку решения призывной комиссии". Они выписку решения так и не дали. Призвали наряд милиции.

Татьяна Вольтская: В общем, обманом выманив мать из машины, Владимира и Александра увезли. По дороге Володе удалось выскочить, а Сашу направили в Лугу, в воинскую часть, оттуда - в госпиталь на обследование. В ожидании врача заставляли работать, ночами было не заснуть от холода. Юноша ускользнул домой с тяжелейшей ангиной и опущением почки.

В июне Владимира поймали во дворе собственного дома и отправили в воинскую часть в поселке Песочный. Галина Петровна написала 18 писем во все возможные инстанции. После невероятных мытарств сыновей все же признали ограниченно годными к службе и уволили из воинских частей, но на этом приключения не кончились. Александра напоследок успели избить и ограбить старослужащие, а у Владимира в военкомате отобрали военный билет и отказались брать заключение военно-врачебной комиссии. Галина Костюкова подала в суд на неправомерные действия призывной комиссии.

Галина Костюкова: Мы были как подследственные. Судья принимает позицию военкомата. Решение суда вынесли – отказать.

Татьяна Вольтская: До 31 декабря в армию должны быть призваны 170 тысяч юношей, из них 3 тысячи петербуржцев и 2 тысячи жителей Ленинградской области.

Татьяна Валович: Элла Михайловна, насколько типичен тот случай, который произошел с братьями Костюковыми для призывников нынешних?



Элла Полякова: К сожалению, типичный случай. Как раз он говорит о том, что отныне очень опасное с 1 октября время наступило для молодых людей с 18 и старше, не до 27 лет, а старше, потому что сейчас люди, молодые мужчины, получают странные повестки и на сборы тоже, на мобилизацию. Мы знаем шок, мы все испытали шок, когда в том месяце молодой человек, молодой мужчина, отец семейства с хорошей специальностью был призван на 10 дней на сборы в Каменке и был повешен. Версия как всегда - самоубийство. Это что же в первый день он специально поехал туда, чтобы покончить с собой? Это ненормальная ситуация.

Татьяна Валович: Принимает ли ваша организация участие в ходе расследования в подобных случаях?

Элла Полякова: Это самые страшные смертные случаи, самое страшное, когда уже тяжело что-то сделать, потому что уже все произошло внутри воинской части, там, где нет вообще прав человека, где жизнь человеческая обесценена. К сожалению, криминалисты туда не вхожи, а существует институт дознавателей, люди, которые подчинены военному ведомству, и они не заинтересованы в раскрытии преступлений.

Кроме того, следующий круг. Преступника окружает и защищает круг - это Военная прокуратура. У нас прибегает, предположим, солдат, у которого мы видим побои, отправляем в судмедэкспертизу задокументировать это состояние, врачи говорят - вот, и он пишет. Мы говорим: "Пожалуйста, ты вышел из этой опасной ситуации, но кто тебя бил? Фамилия?" Он указывает фамилии. Дальше. У него потеря здоровья, его укладывают в госпиталь, представляют на военно-врачебную комиссию, потому что надо определить вообще субъект ли он воинский. Устанавливают категорию годности - ограниченно годен. Он возвращается лечиться в гражданскую жизнь.

Что пишет нам в ответ Военная прокуратура? Уголовное преследование не может быть против тех людей, которые там поименно перечислены. Сведения не подтверждаются.

Татьяна Валович: Круговая порука.

Элла Полякова: Круговая порука. И в ней участвуют и военные врачи, к великому нашему ужасу, это врачи военного госпиталя окружного. Поэтому жизнь молодого человека сейчас в очень большой опасности. Это, конечно, ответственность наша гражданская. Меня очень радуют семьи, которое это понимают, они очень любят Конституцию, а именно главу 2 "Права и свободы человека и гражданина". Мы ее постоянно пропагандируем. Мы говорим: "Отныне это наша гражданская ответственность за свою жизнь, за жизнь своих близких и разработать надо системы безопасности".

Молодые люди, те, кто меня слышит, пожалуйста, сегодня же примите меры личной безопасности. Сегодня же каждый молодой человек с 18 лет пойдите в нотариальную контору и оформите доверенность на своих близких, можно до трех человек, что у вас отныне есть ваши представители, которые будут защищать ваши интересы, потому что опасно идти молодому человеку в военкомат. Это просто опасно.

Татьяна Валович: А какие документы, может быть, надо носить с собой для того, чтобы...

Элла Полякова: Могут остановить. Обычно изымают почему-то личный паспорт. Паспорт - это тот личный документ, который никто из нас не имеет право из рук выпускать. Очень мы советуем каждому молодому человеку паспорт держать дома. Паспорт вам нужен для того, чтобы он женился. Никаких других проблем нет.

Татьяна Валович: Хорошо, останавливают, требуют паспорт и что?

Элла Полякова: Элементарно. Сделайте ксерокопию или нотариально заверенную выписку из паспорта. Это тоже вполне законно. Дальше. Мы призывников просим не уклоняться. Да, надо пройти призывную комиссию. Да, это серьезный барьер, опасный барьер, но его надо перейти. Надо быть гражданином, который знает свои права и умеет без насилия их защищать. Для этого надо разобраться с ключевым моментом.

Кто у нас должен служить в армии? Только годные к военной службе. Сегодня было сообщение. Генштаб говорит, что половина призывников не годны. Неправда. 100 процентов. Только в какой степени? Для этого надо разобраться в семье и лучшим врачам в стране. Раз у нас молодые люди такая же ценность, как и мы все, почему мы их обесценили? Почему у нас призывные комиссии - это военная тайна? Где они, какой состав, поименная ответственность призывной комиссии, график их работы? Это не найдешь.

Татьяна Валович: Вот как раз этот призыв, по-моему, будет последний, который работает по тому законодательству. С января 2005 года что-то меняется в правилах организации призывных комиссий?

Элла Полякова: Белорусский вариант.

Татьяна Валович: А что это значит?

Элла Полякова: Сейчас мы прожили какое-то время на уровне ценности человеческой жизни, то есть Конституция, Федеральный закон о воинской обязанности, который говорит: "За призыв отвечает гражданин, а перед ним гражданская власть". Военный комиссар только хранитель личного дела призывника и должен осуществлять решение призывной комиссии. В призывную комиссию нужна информация только о годности, никакой другой не надо; не надо носить никакие справки, где он учится, никаких отсрочек, они вредны семье и гражданину, потому что студент - это право на образование, а реализовать право служить или не служить - это другое право. Поэтому надо разобраться с ключевым моментом - а годен ли он к военной службе? Потому что в любом случае молодой человек пройдет через врачей.

Татьяна Валович: К нам дозвонился радиослушатель. Пожалуйста, представьтесь, вы в эфире.

Слушатель: Многие хотят профессиональную армию, и вы, надеюсь, стремитесь к этому. Тогда почему не идете кратчайшим путем - через отмену статьи за уклонение? Ее же можно отменить через Конституцию, которая не соответствует даже по букве, а не то, что по духу. Там написано "долг и обязанность", но они добровольные. Если есть сомнения, сделайте запрос в своей трактовке в суд. Суд подтвердит добровольность долга и обязанности и статью отменит.

Элла Полякова: Великолепный ход. Честно говоря, мы об этом не думали. Но давайте, приходите к нам на Разъезжую, 9, давайте обдумаем вместе с адвокатами.

Татьяна Валович: Как может быть, если написано "обязанность", как она может быть добровольной?

Элла Полякова: Нет, обязанности такой нет. Это действительно, мы прекрасно понимаем, что у нас Конституция очерчивает фундаментальный круг прав человека и туда обязанность служить не входит. Другое дело, что тут есть недопонимание, то есть из прошлого советского переписана статья 59 Конституции Российской Федерации, но она юридически декларативная, она не имеет значения, то есть это влияние только на наше сознание отсталое. Но граждане у нас взвешенно относятся к этому вопросу. Поэтому если мы, действительно, уважаем российские законы и свои права человека, так давайте будьте любезны приоритеты.

Европейские конвенции по правам человека нам надо соблюдать и требовать их соблюдения, Конституцию Российской Федерации, российский закон о воинской обязанности военной службы, который как раз и говорит, что только годные к военной службе могут призываться в армию и они могут в ней оставаться. Другое дело, что не надо уклоняться.

Татьяна Валович: Элла Михайловна, очень часто комитеты солдатских матерей и вашу организацию «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» обвиняют в том, что вы пособничествуете в уклонении от прохождения службы россиян в армии. Во-первых, как вы относитесь к таким организациям, которые уже появились, которые за деньги предоставляют какие-то отсрочки от армии? Что вы делаете, если к вам приходит человек и говорит, что не хочет служить в армии?

Элла Полякова: Таких организаций, к сожалению, за последнее время появилось очень много. Это легально взяточные фирмы. Я откровенно об этом говорю. Очень стыдно, что у нас в городе они есть. Прокуратура куда смотрит? Реклама их буквально везде. И люди тариф знают - 3 тысячи долларов и получишь военный билет. Это что же такое?!

Зато наша организация стоит с самого начала, с 1991 года, на букве закона. Мы говорим - уклоняться невыгодно гражданину, гражданину выгодно узнать свое право, его заявить и получить. Да, это трудно. Да, это гражданский путь, но это путь выхода России из коллапса, из прошлого, когда обесценена гражданская жизнь, когда нет человеческого достоинства. Да, мы сейчас пошли в суды. Да, мы обжалуем в судах бездействие призывных комиссий, действия незаконные призывной комиссии, но чтобы прийти в суд нам всем, надо что-то принести - какое право я заявила, что я обжалую. Поэтому сейчас я очень прошу всех граждан, с 15 октября начнутся облавы, уже в обществе большое напряжение, подготовимся.

Если ваш сын пропал, пожалуйста, пишите сразу заявление. Первое - это сегодня же оформите нотариальную доверенность, сделайте копию паспорта. Сегодня же разберитесь, что такое негодность вашего ребенка. Заявите письменно это право - почта, заказное письмо с уведомлением. Дальше. Подготовьте заявление прокуратуре, если вы предусматриваете такую опасность облавы.

Татьяна Валович: Вообще-то, заявили, что облав в этот раз не будет.

Элла Полякова: Будут с 15 октября.

Татьяна Валович: Буквально накануне призыва Владимир Путин внес изменения в указ об отсрочках от призыва, в соответствии с которым вдвое увеличивается число сотрудников органов прокуратуры, имеющих право на отсрочку от призыва на военную службу. Так вот, если им дана отсрочка, значит, план-то нужно выполнять. Как это отразится на других?

Элла Полякова: План призыва у нас увеличен на 30 тысяч, хотя резкое падение здоровья молодых людей, это уже не скрыть ни от кого. Значит, отсрочка дается только годным к военной службе. Поэтому требовать вот этого полуправа - это вредить себе и России, обществу. Поэтому давайте все-таки разберемся, где ваше настоящее право.

Вы спросили - что делать, если к нам приходит молодой человек и говорит, что не хочет служить? Мы говорим, а давай разберемся в твоих правах, почему, чем вызвано это право. Когда мы разбираемся, мы выясняем, что, действительно, он чувствует это.

Татьяна Валович: Сейчас есть альтернативная служба, уже официально она существует с начала января 2004 года. Сейчас в публикации в "Вечернем Петербурге" было написано, что комитет по трудоустройству подготовил списки для прохождения альтернативной гражданской службы. В этой статье было подчеркнуто, что несколько раз подумайте, потому что это очень тяжелая работа, и проходить ее нужно гораздо дольше, поэтому лучше туда не идти.

Элла Полякова: Если посмотреть с точки зрения закона, значит, только годные к военной службе могут потребовать права на альтернативную службу. Но это наша уже общественная ответственность за жизнь и здоровье молодых людей. Мы должны их сохранить. Поэтому у нас и годных к альтернативной службе нет. Тем более, что это не решает никакие жизненные проблемы: первое - гражданина, второе - семьи, третье - общества и военного ведомства. Единственное, что мы можем сделать, это защитить право на здоровье молодых людей, благо оно ухудшается, сохранить их жизни и дать возможность молодым людям жить, учиться, создавать семьи и просто жить нормально.

Татьяна Валович: Элла Михайловна, анализируя весенний призыв, какие наиболее частые обращения, по поводу каких нарушений к вам обращаются люди, которые должны призываться?

Элла Полякова: Весенний призыв был очень жестоким. Были жестокие облавы. Молодых людей совершенно не мотивированно заковывали в наручники и как преступников сопровождали через весь город, нанимали маршрутные такси. У нас были свидетельства, есть письменные свидетельства, что милиция, которая получает премию, по-видимому, за содействие призыву, говорят: "Вон тело идет" и берут любого, каждого молодого человека определенного возраста. Это облавы в метро, облавы в студенческих общежитиях, совершенно наглая облава в общежитии кино и телевидения, студентов захватывали. При этом грубейшим образом нарушали их права.

Поэтому опыт весеннего призыва нам говорит, что теперь, если молодой человек заявил свое право или не заявил свое право, он может обжаловать решение призывной комиссии, если оно состоялась. Самое трудное сейчас - получить решение призывной комиссии, но это реально, это надо требовать, надо быть настойчивым.

А дальше? У каждого гражданина есть законное право обжаловать в суде незаконное решение. Поэтому если ваш сын попал на Загородную, 54 (это граждане Петербурга) или на Фонтанку, 90 (это граждане области), у вас есть право остановить незаконное решение. Как? - Подать заявление в суд.

Татьяна Валович: Но в судах очень часто бывает, что затягивается рассмотрение.

Элла Полякова: Подача заявления в суд приостанавливает решение призывной комиссии. Но для этого нужна доверенность.

Татьяна Валович: Иногда часто бывает так, что мать узнает, что ее сын в армии, потому что оттуда откуда-то уже из части он позвонил. Что делать в этой ситуации?

Элла Полякова: Что делать в этой ситуации? Надо реально защищать. Таких у нас более тысячи в год обращаются, уже из армии бегут. Но мы сейчас с вами говорим о профилактике. Давайте обезопасим армию от группы риска. Сделайте первые шаги и приходите к нам.

Теперь те, кто попали в армию. Если фундаментальные права человека нарушаются, значит, их надо умело защищать. Опыт такой у нас есть. Несколько тысяч молодых людей мы защитили. Но этот опыт тоже говорит, что надо разобраться с категорией годности. Если молодой человек избит, значит быстренько этого молодого человека надо в судмедэкспертизу гражданскую, составить акт его повреждений. Дальше. Обследовать у врачей и быстро заявить или командиру, или военному прокурору о нарушенном праве. И тогда уже выход следующий - госпитализация в окружной госпиталь на военно-врачебную комиссию, решение о военно-врачебной комиссии "ограничено годен". Молодой человек возвращается в нормальную жизнь и имеет право подать в суд за ту потерю здоровья, которую он получил в армии.

Татьяна Валович: А вот есть ли какие-то новшества этого призыва, которые сопряжены с какими-то другими отсрочками?

Элла Полякова: Если раньше призывники использовали право на обжалование, то есть состоялось решение районной городской комиссии, обжаловали решение в городской призывной комиссии, провели переговоры и разрешили по ситуации, то сейчас нет. Вот этот путь обжалования заблокирован приказом 400 министра обороны, в ноябре состоится судебное заседание, мы обжалуем это решение, это грубейшее нарушение конституционных прав молодых людей.

Татьяна Валович: А в чем состоит этот приказ?

Элла Полякова: Приказ 400 говорит о том, что военно-врачебная комиссия, которую поселили на Загородном, 54, подменила действия городской призывной комиссии, то есть военное ведомство вошло в гражданскую призывную комиссию и блокирует все решения.

Что сейчас происходит? Городская комиссия признает молодого человека ограниченно годным, личное дело привозит старший врач на Загородную, 54, а там без всякого обследования просто этот диагноз рубят и ставится категория не В, а Б, а это значит - годен. Если молодой человек просто туда попадает, не защищенный, не подготовленный, то выход только тюремный. Загоняется внутрь автобус, родители бьются, а доступа к ребенку уже нет, записочки как в "Крестах" передают. Автобус выгоняют на вокзал или в Чечню, или подальше от дома. Это обычная практика. Люди там ночами стоят.

Но в то же время туда вхожи вот эти взяточные фирмочки и выкупают оттуда за денежку. На наших глазах это уже много лет происходит. Мы устраивали совещания в Смольном. Спрашивали у представителя президента - что это такое? Это грубейшая коррупционная система, которая сложилась.

Татьяна Валович: Как-то можно противостоять этой коррупции?

Элла Полякова: Можно. Гражданину знать свои права и уметь их защищать. Тактику защиты, конечно, надо менять сегодня. Сейчас надо уже заранее подготовиться к судебному процессу по обжалованию беззаконного действия призывной комиссии.

Татьяна Валович: А вот буквально недели три назад промелькнуло такое сообщение, что планируется реорганизация системы военкоматов, что будут оставлены только городские, районные ликвидируются, областные и, видимо, какое-то еще. Это к чему может привести?

Элла Полякова: Возврат к системе комплектования армии советской, когда за призыв отвечали военные комиссариаты, это к увеличению коррупционной системы приведет. Будут страдать самые слабые, что сейчас и происходит.

Татьяна Валович: Очень многие говорят, что армия - это хорошая школа. Особенно, это говорят те, кто служил, может быть, 25 лет назад, и говорят о том, что молодое поколение инфантильно, что без прохождения каких-то таких институтов общественных нельзя закалить ни свой характер, ни мужественность получить. Вы согласны с такими заявлениями?

Элла Полякова: Конечно, нет. Далеко армия не школа мужества, а школа унижения. Это школа, когда растаптывается человеческое достоинство. Ненормально, когда в армии бьют табуретом по голове, когда интеллект отбивают, когда совершенно безумные условия жизни у молодых людей, когда нет ни сна, ни пищи нормальной. Это конфликт по большому счету между другим уже народившимся гражданским обществом, которое имеет ценность человеческой жизни, человеческого достоинства, и выставляет свои требования к военному ведомству, которое этих ценностей не имеет. Люди говорят, что надо армию менять, да, и военные об этом говорят.

А что мы вносим в понятие "профессиональная армия"? Для меня профессиональная армия, профессионал - это тот человек, который обеспечивает безопасность человеческой жизни и человеческого достоинства, без убийства, без насилия.

Татьяна Валович: Несет ответственность за жизнь своих солдат.

Элла Полякова: Да.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.

Слушатель: По-моему, посыл, который несколько раз доводился, он не совсем правильный. Что было сказано? Дать молодому человеку право жить, учиться и создавать семью. Во-первых, нет посыла работать. Во-вторых, если все такие больные, то зачем создавать семьи, чтобы плодить больных детей?

Элла Полякова: Это тоже интересный ход мысли. Наш неправильный образ жизни, наша экология, наш нездоровый образ жизни, алкоголизм привели к катастрофе гуманитарной. У нас резкое падение здоровья не только молодых людей, но и всех нас. Но эти молодые люди уже имеют ценности, они хотят работать, самое смешное, что они хотят взять ответственность на себя, они хотят жить, получать образование. Почему мы им мешаем, в чем дело? Почему мы так не любим молодых людей?

Татьяна Валович: А что касается здоровья нации и здоровья поколения, о котором говорил слушатель, то если еще на гражданской службе будешь наблюдать за своим здоровьем, то, как показывает практика, после военной службы часть просто садится на наркотики или уходит в запои, а часть имеет очень большие психологические проблемы.

XS
SM
MD
LG