Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Злоключения московских чеченцев – случай семьи Гелагаевых


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Татьяна Ткачук и Максим Ярошевский.

Петр Вайль: Сегодня утром неизвестные в масках ворвались в квартиру семьи чеченцев Гелагаевых в московском микрорайоне Ростокино. Марам Гелагаева успела прозвонить в московское бюро Радио Свобода и, по совету нашего сотрудника, в районное отделении милиции. Несмотря на приехавший наряд, ее мужа, избив, увезли в неизвестном направлении. С подробностями - наши корреспонденты Татьяна Ткачук и Максим Ярошевский:

Татьяна Ткачук: Семья Гелагаеавых ничем не отличается от десятков подобных, живущих в столице. Глава семи Алихан занимается средним бизнесом и в Москве бывает наездами. Марам, мать пятерых детей, не работает. Старший сын учится в университете в другом городе, дочки живут в Ингушетии у бабушки. В Москве в квартире, принадлежащей семье, вместе с мамой живет только двухлетний Муслим. Гелагаевы живут тихо. С соседями отношения вполне приличные, никогда неприязни на национальной почве не чувствовали. Мы разыскали Марам спустя несколько часов после случившегося и подробнее расспросили ее, как именно произошел захват ее мужа.

Марам Гелагаева: Был сперва телефонный звонок, попросили Алихана, я передала трубку, раздался щелчок, я говорю, кто там был, чего-то сорвалось, говорит. И буквально через две минуты звонили уже с подъезда, звонили в дверь. Он мне сказал отойти от двери, мало ли что, говорит, зайди в комнату, говорит, посиди. Он спросил, кто вы. Они на этот вопрос ответили "открывай дверь" и мат. Дверь железная. Я говорю, я позвоню в милицию, позвонила в милицию, они говорят, дверь не открывайте, ждите, пока приедет наряд милиции, номер на всякий случай я записала, 187 27 02. Дело в том, что после того, как их они увидели, милиционеры не захотели со мной разговаривать. Я была в комнате, меня муж не выпускал, видимо, боялся, что со мной что-то будет, не знаю почему, но он открыл эту дверь, тогда они заскочили, на пол, мат, пистолет к голове, на меня пистолет. Они меня не трогали, единственное, меня оскорбляли – "заткнись, такая-то, кто тебя сюда звал, вы почему, ублюдки, - это самое мягкое, - сюда приезжали"... И когда появилась милиция, я осмелела, я вырвалась оттуда, я так думаю, что один из них был участковый, может, ошибаюсь, но мне так показалось, еще один милиционер в милицейской форме. Милиции говорю – зайдите, это я вас вызывала; пройдите, покажите мне документы, говорит, объясните, что здесь происходит. "Ты выйди сюда, - говорит", - они завели его, милиционера одного, по-моему, в лифт, ни слова я не слышала, в это время муж лежит на полу, к голове приставлен пистолет, двое над ним стоят, милиция не подошла. Потом муж, уже одели на него наручники, они убрали после это пистолеты, говорят, давайте его паспорт, я дала паспорт, а что я должна была? Я ведь не знала. Их было трое, когда звонили, а когда уже дверь открыл, их человек 8-9 было. Они были на двух машинах. Номер одной машины я запомнила, черная "Волга" была 917, то ли ММХ, то ли ММА. После того, как они вышли, следом стала идти милиция, я говорю. вы мне хотя бы скажите, что происходит, объясните мне. Они мне тоже, как будто меня нет, даже не посмотрели в мою сторону. Вот, у нас отделение милиции, я сказала заявление и сказала, что после этого поеду в прокуратуру. Я знаю, что вчера в гостинице "Салют" забирали людей и держали их 5-6 часов.

Татьяна Ткачук: Телефон, по которому Марам вызывала милицию, принадлежит Ростокинскому районному отделению. Мой коллега Максим Ярошевский побывал в этом отделении.

Максим Ярошевский: Оперативный дежурный Петр Герлин подтвердил, что незадолго до моего приезда к ним приходила чеченка и написала заявление. Участковый уполномоченный Анатолий Полихун отказался признавать не только факт задержания на своем участке Алихана Гелагаева, но и вызов в его квартиру. Сразу после нашей беседы в отделении началось совещание. Оперативники удивлялись, почему так неожиданно созвали все высшие чины отдела. После беседы с начальством участковый Полихун добавил, что чеченцы с его территории всего лишь однофамильцы тех, с кем что-то могло случиться. Начальник отделения милиции Ростокино заявил, что в его районе никого не задерживали.

Татьяна Ткачук: На последующие наши расспросы сотрудники милиции отвечали так:

Сотрудник милиции: Я вам ничего пояснить не могу, до свидания.

Сотрудник милиции: Я, во всяком случае, не принимал такого вызова.

Татьяна Ткачук: Она вызывала по телефону.

Сотрудник милиции: По телефону, по этому?

Татьяна Ткачук: Да.

Сотрудник милиции: Если приезжал наряд, значит, был, естественно, вызов.

Татьяна Ткачук: Но почему-то участковый отрицает, и в отделении милиции у вас отрицают, что выезжали на вызов и видели, как ее мужа задержали.

Сотрудник милиции: Вы меня извините. Не могу давать никакой информации.

Татьяна Ткачук: Случившееся в пятницу утром для Марам Гелагаева и маленького Муслима - трагедия, по масштабам сравнимая с захватом заложником на Дубровке, потому что их муж и папа стал, по крайней мере, так это воспринимает семья, еще одним заложником этой страшной и непредсказуемой ситуации. Сегодня же "Интерфакс" сообщил, что Владимир Путин выразил озабоченность информацией МВД об увеличении числа угроз в адрес чеченцев, особенно в местах их компактного проживания. За час до выхода программы в эфир мы узнали, что Алихан Гелагаев освобожден, и нам удалось связаться с ним по телефону:

Алихан Гелагаев: Увезли в наручниках... На Петровку привезли. Начали допрашивать, они попросили, если так можно выразиться, чтобы я подписал, что я оказывал интеллектуальную и финансовую поддержку террористических актов, такая формулировка была.

Татьяна Ткачук: Алихан, а они вам объясняли, какие основания у них были для таких обвинений?

Алихан Гелагаев: Я знаю, где я живу, не стал выяснять, потому что все это бесполезно, система, которую мы сами создали десятилетиями, мы - я имею в виду наш народ.

Татьяна Ткачук: Как вы полагаете, почему вас отпустили?

Алихан Гелагаев: Не знаю. Может, вы вмешались, может, "Известия" газета тоже вмешалась, не знаю. В прошлый раз, когда были в Москве такие действия, они же просто человек 700 где-то в концлагере собрали, держали как животных...

Татьяна Ткачук: Алихан, что вы собираетесь делать, какие у вас планы ближайшие?

Алихан Гелагаев: Я сегодня опоздал на самолет. У меня был билет, я хотел вылететь во Владикавказ, в 14.30 у меня был билет.

Татьяна Ткачук: Вы не будете жить в Москве?

Алихан Гелагаев: Да нет, зачем это, унижения оскорбления, зачем...

XS
SM
MD
LG