Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая операция "Табор" - милиция отлавливает нарушителей по национальному признаку


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют: доктор исторических наук, профессор Яков Этингер, вице-президент Международного союза цыган, доктор исторических наук Надежда Деметр, и корреспонденты Радио Свобода - Максим Ярошевский и Михаил Саленков.

Андрей Шароградский: В одной из наших программ в марте этого года мы подробно рассказывали о проведенной подмосковной милицией операции "Табор", целью которой было выявление так называемых неблагонадежных цыган. Сегодня мы возвращаемся к этой теме, потому что в Московской, Ленинградской и некоторых других российских областях начались подобные операции. Подробнее об этом - в материале Максима Ярошевского:

Максим Ярошевский: Со вторника сразу в нескольких областях Российской Федерации правоохранительные органы начали операцию "Табор". В ее задачу входит перепись цыганского населения, так называемая проверка документов и регистрации. Сроки проведения операции неизвестны, однако с самого ее начала свое негативное отношении к проверке высказали цыганские общины и центры. Операция "Табор" проходит в Московской области не в первый раз - последняя проводилась в марте того года. Цели и методы проведения были идентичны сегодняшним - весной она велась под грифом "Секретно". Представители правоохранительных органов отказывались отвечать на вопросы журналистов относительно операции, хотя не отрицали сам факт ее проведения. Похожая ситуация сложилась и сегодня. В пресс-службе Московской области корреспонденту Радио Свобода заявили, что в списках операций на месяц "Табор" не значится, но известно, в отношении кого и зачем она проводилась раньше. В марте в планах милиции было создать картотеку на всех цыган, когда-либо нарушавших закон; их собирались сфотографировать, взять отпечатки пальцев. По некоторым данным весной без регистрации были пойманы 140 цыган, еще 120 попались на различных правонарушениях, против 6 "цыганских баронов" были возбуждены уголовные дела. По другой информации из милицейских источников цыгане этом году начали усиленно осваивать новый вид незаконного бизнеса, а именно, торговлю наркотиками. По замыслу организаторов, операция должна пресечь наркоторговлю. Для выявления неблагонадежных цыган на всех московских вокзалах со вторника усилены наряды милиции; после проверки документов данные вносятся в специальную картотеку; цыгане без регистрации выдворяются за пределы области. Против проведения операции выступают представители Международного союза цыган. Они говорят, что таким образом целая национальность превращается в криминальный народ. Цыганские общины уже направили письма мэру Москвы Юрию Лужкову и президенту России Владимиру Путину. Если воззвание не подействует, цыгане намерены обратиться в международные правозащитные организации.

Андрей Шароградский: В связи с началом новой операции "Табор" наш корреспондент Михаил Саленков обратился за комментарием к вице-президенту Международного союза цыган, доктору исторических наук Надежде Деметр.

Михаил Саленков: Как часто проводятся операции, подобные нынешним "Табор" и "Табор-2"?

Надежда Деметр: Далеко не в первый раз они проводятся, хотя афишировали это впервые как раз в феврале 2002-го года, когда "Московский комсомолец" впервые опубликовал статью без подписи под рубрикой "В номер - срочно" под названием "Цыган ждет тесное общение с милицией", то есть, мы дожили до времен, когда борьба с преступностью открыто обозначена правоохранительными органами как борьба с цыганами. То есть, цыгане - это преступники, криминальная общность, социальная группа, как угодно это называйте, это опасно для общества, но это не народ, и это заявлено публично. Мы в свое время принимали все меры, наша организация федеральная, Национально-культурная автономия российских цыган, мы предпринимали все меры для того, чтобы выяснить, что за операции проводятся против целого народа, который совершенно не нуждается в милицейской травле, а нуждается в совсем другом. Это жалкие жертвы социальной и национальной политики стран СНГ и России, они нуждаются в помощи миграционных служб, целенаправленной политики правительства, а вовсе не в таких операциях. Мы говорили об этом, мы говорили об этом вслух; мы написали письмо на имя Лужкова с просьбой прокомментировать, что за операции проводятся, поскольку ему подчиняются УВД, и поскольку мы обращались в пресс-службу туда, и нам ни разу не могли вразумительно ответить, что за операция, и как она проводится. Мы получили письмо, подписанное заместителем начальника московского УВД Поповым, который пишет о том, что указанное мероприятие проводится ГУВД Москвы в связи с увеличением числа жалоб жителей столицы в правоохранительные органы на противоправные действия. Далее приводится статистика, что за два месяца ими совершено 30 преступлений; на самом деле это мизер - у нас в Москве за один день происходит гораздо больше преступлений. И говорить о преступлениях в связи с национальностью вообще очень смешно. Мало того, здесь указано в письме, что за время проведения указанного мероприятия каких-либо жалоб и заявлений от цыган по поводу нарушения их прав не поступало. Я бы очень удивилась, если бы цыгане пришли в УВД жаловаться на то, что попирают их гражданские права.

Михаил Саленков: По вашим данным, чем заканчиваются такие операции?

Надежда Деметр: Все равны, независимо от расы, пола, вероисповедания; все хорошо знают эту статью Конституции. Вероятно, ее не знает только наше ГУВД города Москвы, которое постоянно проводит эти операции. Берут дактилоскопию, как указано в письме господина Попова, кстати, что только у людей, задержанных за совершение преступлений. На самом деле это не так - просто забирают цыган на улице. Мне это очень напоминает ту фашистскую теорию, по которой преступность цыган была их унаследованной наклонностью; это мне очень напоминает средние века в Европе.

Михаил Саленков: Пробовали ли вы оспаривать их проведение в суде. И имеет ли это смысл?

Надежда Деметр: Я вам скажу, никакого смысла это не имеет, сколько бы законов наша Дума ни принимала по этому поводу, по поводу борьбы с экстремизмом, как угодно. Вот статьи УК Российской Федерации, которые наказывают за разжигание межнациональной розни или за публичное оскорбление, они практически не работают. Это мнение очень высокопрофессионального адвоката господина Резника. Вот к нему я обратилась за помощью после публикации очередной лживой статьи о цыганах. И господин Резник, прекрасно понимая нашу проблему, сказал, что мы не выиграем процесс, пока нас не оскорбят в какой-то статье - нас конкретно или нашу организацию, а до тех пор, пока поливают грязью целый народ, нам процесс не выиграть. А уж тем более с милицией выиграть процесс... Происходят страшные вещи - беспредел милиции полный по отношению к цыганам, в прошлом году убили цыгана по национальности прямо в отделении города Химки. Уже шесть раз откладывали суд по этому поводу, хотя все доказательства убийства налицо. Они делают все, чтобы этот процесс не состоялся. Заместитель начальника УВД Московской области мне говорит в глаза: "Все цыгане одним миром мазаны, не украл сегодня - украдет завтра. И я ни одного цыгана отсюда не выпущу". Это было в ответ сказано на то, что я говорила ему, что эти люди, - вы прекрасно это знаете, - они этого конкретного преступления не совершили. Он сказал: "Ну и что, совершили другие. Пусть сидят, мне не важно, вы все одним миром мазаны".

Михаил Саленков: А вы не пробовали обращаться в международные организации?

Надежда Деметр: Вы знаете, для того, чтобы попасть в Страсбургский суд, нужно пройти все инстанции нашего суда. В случае с городом Химки, если они так и будут постоянно отказывать, есть закон, по которому, если какое-то количество раз отказано в суде, то можно уже обращаться в Страсбургский суд. Такого прецедента пока не было - цыгане очень неграмотны вообще, как народ. Кроме того, они очень неграмотны в правовом отношении. Представители правоохранительных органов прекрасно об этом знают; они знают, что цыгане предпочитают заплатить, дать взятку, откупиться, нежели связываться с органами милииции. Все это прекрасно известно нашим правоохранительным органам, часто они даже вымогают эти взятки, и получается заколдованный круг. Конечно, прецедента не было, потому что очень часто цыгане боятся вообще связываться с милицией, стараются быть подальше от этого.

Андрей Шароградский: Если несколько отвлечься от проблемы преследования цыган по национальному признаку и взглянуть на проблему распространения ксенофобии в России несколько шире, то будет отчетливо видно, что не последнюю роль в распространении ксенофобии играют средства массовой информации, причем акцент на национальности и расе делается иногда даже при попытке соблюсти так называемую политкорректность. На моей памяти в сообщении одного очень уважаемого информационного агентства упоминалось об осуждении "афро-русского". Автор этого сообщения, который искренне пытался избежать таких имеющих явно негативный оттенок слов, как, например, негр, затруднился ответить на мой вопрос, зачем вообще нужно было говорить о расовой принадлежности осужденного. О том, какую роль играют средства массовой информации в распространении ксенофобии, я беседовал с доктором исторических наук, специалистом по проблемам межнациональных отношении, профессором Яковом Этингером.

Господин Этингер, несколько месяцев назад, обсуждая очередную операцию "Табор", вы затронули очень важную тему. Вы говорили о том, что многие средства массовой информации в России, в том числе и самые либеральные, своими публикациями способствуют распространению ксенофобии в обществе. Что вы имели в виду?

Яков Этингер: К сожалению, тенденция, о которой я говорил в прошлый раз, она продолжается и даже, я бы сказал, усиливается по сей день. Если в каком-то городе или в каком-то месте происходит какое-то правонарушение, сразу же подчеркивается, что это дело рук чеченцев, азербайджанцев, лиц "кавказской национальности"; или утверждается, что пока не просматривается "чеченский след"; и так далее, и тому подобное. Вчера, например, "НТВ" сделало потрясающее открытие - появился термин "люди восточной национальности". Что это такое - это на совести редакторов и дикторов "НТВ"? Никаких людей восточной национальности, а также как людей западной, южной или северной национальности, очевидно, нет. Может, имелись в виду казахи; может, киргизы; а может, китайцы или корейцы. И все эти статьи и подобные ремарки в печати, безусловно, способствуют нарастанию и усилению ксенофобских, расистских, шовинистических настроений. Другой пример: рассматривая события на Ближнем Востоке, нередко отдельные органы печати, вспоминаю газету "Коммерсантъ", дают заголовки, где вместо слова "израильтяне" употребляется термин "евреи". Например, "Евреи начали наступление", и так далее. Между термином "евреи" и "израильтяне" есть существенное различие: израильтяне - это жители государства Израиль, а евреи живут во всех странах мира, в том числе и в России. То есть, я думаю, что в разжигание таких определенных расистских, ксенофобских, антикавказских, антисемитских настроений вносят свой вклад и многие органы российской печати, претендующие на роль демократических газет и журналов.

Андрей Шароградский: Яков Яковлевич, отвечая на мой вопрос, вы упомянули о либеральных средствах массовой информации, которые в своих публикациях чаще всего пытаются защитить права человека или каких-либо национальных меньшинств в той или иной ситуации. Многие газеты сегодня посвятили свои публикации операции "Табор", и они выступали далеко не за проведение подобной операции. На ваш взгляд, постоянное упоминание национальности преступников или их расовой принадлежности, это, если позволите, болезнь роста российских средств массовой информации, или мы имеем дело с целенаправленными действиями?

Яков Этингер: Конечно, однозначно ответить на этот вопрос трудно. Но я не исключаю возможности того, что речь идет и о целенаправленной политике определенных изданий, определенных сил, стоящих за этими изданиями. Может быть, так и обстоит дело, потому что постоянное фиксирование на национально-этническом характере того или иного события, подчеркивание - это, конечно, вызывает опасения и тревогу. И это, безусловно, способствует росту подобных настроений в стране. А Россия - страна многонациональная, многоконфессиональная, и все это чрезвычайно опасно и чревато самыми серьезными и трагическим последствиями для единства и сплоченности российского государства. Поэтому с такими явлениями, даже если определенные журналисты делают это не по злому умыслу, а так уже вошло в привычку, конечно, хорошо, если бы было чувство ответственности, может быть, самоцензура в хорошем смысле этого слова, когда публикуются подобные вещи.

Андрей Шароградский: Если разговор идет о преступнике, который, скажем, выходец с Кавказа, кто-то, кто пишет статью, может возразить вам - ведь это тенденция.

Яков Этингер: Я думаю, все-таки, не совсем корректно считать, что основная масса преступлений совершается выходцами с Кавказа, это далеко не так. И когда появляется эта тема, может быть, стоит просто привести фамилии, скажем, не русские, в чисто информационном порядке. Но когда подчеркивается, что это чеченец или азербайджанец, или кто-то еще, то, конечно, рядовой читатель, а это, будем говорить, иногда обыватель, он все внимание фиксирует на этих обозначениях и делает из этого соответствующие выводы.

Андрей Шароградский: Ситуация, о которой мы с вами говорили, на ваш взгляд, изменится в обозримом будущем?

Яков Этингер: У меня умеренный пессимизм: я не вижу серьезных признаков, что ситуация может измениться в лучшую сторону. Наоборот, последние события и в Красноармейске, где было устроено столкновение между армянами и основной массой населения, некоторые другие явления, "плакатная война" на дорогах России, все это, конечно, свидетельствует о том, что расистские, ксенофобские настроения имеют тенденцию к усилению. И, конечно, печать, она как-то подспудно, желая или не желая, отражает эти тенденции.

XS
SM
MD
LG