Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России Всемирный день беженца отметили Всероссийским чрезвычайным съездом в защиту мигрантов


Программу ведет Петр Вайль. Над темой работали корреспонденты Радио Свобода Кристина Горелик, Любовь Чижова, Лиля Пальвелева и Юрий Багров.

Петр Вайль: В Москве сегодня открылся Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту мигрантов - так в стране отмечен Всемирный день беженца. Участники съезда резко критикуют государственную миграционную политику. Согласно данным Института стран СНГ, после некоторого спада в конце 90-х в России наблюдается рост миграционного потока - несколько миллионов человек готовы приехать в Россию, но недавно принятый закон о гражданстве делает эту процедуру фактически невозможной. На съезде побывала корреспондент Радио Свобода Кристина Горелик:

Кристина Горелик: Инициатива созыва российского чрезвычайного съезда в защиту мигрантов принадлежит форуму переселенческих организаций. Идею поддержали Московская Хельсинская группа, правозащитный центр "Мемориал", комитет "Гражданское содействие". Они пригласили лидеров переселенческих организаций из российских регионов, а также представителей власти, в первую очередь, сотрудников Федеральной миграционной службы Министерства внутренних дел России. Почему съезд назван чрезвычайным? Вот пояснение председателя Московской Хельсинской группы Людмилы Алексеевой:

Людмила Алексеева: И закон о миграции, и безобразное расистское выступление губернатора Краснодарского края Ткачева, никем не одернутое, ни президентом, ни Генеральным прокурором, ни Думой - это указывает на то, о чем мы знаем по слухам, к сожалению, только по слухам, - о том, что президентской администрацией готовится новая концепция миграции, прямо противоположная той, которая была до сих пор. До сих пор считалось, что мигрант - не обуза, а благо для России; нынешняя концепция, по-видимому, исходит из того, что чем меньше мигрантов, тем лучше, несмотря на катастрофическое демографическое положение России. Если меняется концепция в тайне от общества, если закон о гражданстве Российской Федерации, вопреки рекомендациям президента на недавнем гражданском форуме принят без консультации с заинтересованными гражданами, то есть, переселенцами, правозащитниками, и так далее, то значит, что положение чрезвычайное; значит, мы должны как прежде защищаться от власти. Вот чрезвычайный съезд - это первый шаг в этом направлении.

Кристина Горелик: В каком положении оказываются мигранты, приехав в Россию, рассказывает руководитель переселенческой организации "Свет" Московской области, переселенка из Таджикистана Лидия Макарова:

Лидия Макарова: Это труженики нелегкого сельскохозяйственного труда, обманутые работодателями. Они не имеют регистрации и гражданства по много лет. Поселенные в бывшей бане, скотобойне, платят за проживание почти как за элитную квартиру в Москве. Ездят переселенцы по всей области, где бы зарегистрироваться. Платят огромные суммы за сбор непонятных справок. В течение 2001-го года 700 с лишним человек мы освободили из самого настоящего рабства - документы, которые находились на руках у наших соотечественников, которые приехали на постоянное место жительства, были отобраны работодателями, а кто эти работодатели? - директора колхозов, совхозов.

Кристина Горелик: Начальник Федеральной миграционной службы МВД России Андрей Черненко заявил, что его ведомство не виновато в проблемах, с которыми сталкиваются мигранты:

Андрей Черненко: Министерству внутренних дел приходилось работать со следствием той невнятной, неясной миграционной политики, которая существовала на протяжении последних не десяти даже, а пятнадцати лет. Мы, я имею в виду правовую систему, как раз находимся под прессингом результатов и следствий этой аморфной, абсолютно неконституциированной миграционной политики, поэтому мы заинтересованы в том, чтобы она была максимально адекватна тем процессам, включая и криминальные. Нужна миграционная пошлина - хоть на лоб ее наклей, но чтобы видно было издалека тому, который привык к поборам, криминальному промыслу на мигранте. Нужно изменять порядок регистрации.

Кристина Горелик: Недавно принятый закон о гражданстве Андрей Черненко прокомментировал так:

Андрей Черненко: Я считаю, что это самый либеральный закон из существующих и действующих сегодня в Европе. Почему-то тут не говорится о том, что для получения гражданства в ряде стран Европы нужно прожить от семи до четырнадцати лет, о том, что беженец должен приносить клятву на верность государству, которое его принимает.

Кристина Горелик: Участники съезда выступили с резкой критикой закона о гражданстве, который, по их мнению, грубо нарушает права соотечественников из бывшего Советского Союза. Конкретный пример приводит председатель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина:

Светлана Ганнушкина: Наши бывшие соотечественники, вынужденные переселенцы - это люди, которые получают российское гражданство и которые должны приниматься Россией. Закон о вынужденных переселенцах можно будет зачеркнуть: они не получат гражданства, потому что для гражданства - пять лет пребывания с видом на жительство на территории России, а для тех, кто был гражданином СССР - год. Это не много, как будто бы, но подать документы на статус вынужденного переселенца можно не позже, чем через год после прибытия на территорию России. То есть, эти два срока не пересекаются, и в результате подать документы не сможет никто.

Кристина Горелик: Начальник Федеральной миграционной службы МВД России Андрей Черненко так отреагировал на требование участников съезда срочно легализовать законопослушных мигрантов:

Андрей Черненко: Я полагаю, что постановка вопроса - легализовать всех присутствующих мигрантов на территории России - имеет под собой большой смысл, но каждого легализовать - не значит всех признать либо гражданами, либо беженцами. Каждый должен получить тот статус, на который он может рассчитывать, исходя из всех объективных условий. Если у нас есть полтора миллиона иностранных граждан на территории России, то они не все обязательно беженцы, но право на проживание, по всей видимости, они имеют право получить, если мы не считаем их нежелательными лицами.

Кристина Горелик: Чтобы усилить гражданский контроль за миграционными процессами, сейчас создается межправительственная комиссия по вопросам миграции. Помимо представителей власти в комиссию войдут общественные деятели, в том числе директор Института этнологии и антропологии Российской Академии наук Валерий Тишков, правозащитники Лидия Графова и Светлана Ганнушкина. Председатель Форума переселенческих организаций Лидия Графова со скептицизмом отнеслась к новой идее. Вот ее комментарий:

Лидия Графова: Эта комиссия будет - хорошо, что будет. Но вся миграционная политика определяется некой межведомственной рабочей группой при администрации президента. Рабочая группа называется издевательски - "По совершенствованию миграционного законодательства".Как они усовершенствовали, именно эта группа, которую возглавляет Виктор Петрович Иванов, заместитель руководителя администрации президента России; как она, эта группа, усовершенствовала закон о гражданстве, уже все знают.

Кристина Горелик: То, что происходит сейчас с миграционной политикой - это катастрофа, - заявляет Лидия Графова.

Лидия Графова: Достаточно сказать, что за последние три года миграционная служба пережила смену четырех руководителей, а в октябре прошлого года миграция передана в ведение милиции. Проблема миграции - это, прежде всего, гуманитарная, социальная проблема. До сих пор, хотя и не было четкой миграционной политики, но все-таки Россия была нацелена на прием, теперь совершенно явно не на прием. Федеральная миграционная служба - называется - МВД России, и хотя генерал-полковник, руководитель ФМС в интервью говорит, что милитаризации не будет, тем не менее, когда общественные организации пытаются вести переговоры, в частности, на этом съезде, нам отвечают, что "мы - военное министерство".

Кристина Горелик: Но дело не только в Федеральной миграционной службе, считает сотрудник Института сравнительной политологии Академии наук России Виктор Переведенцев:

Виктор Переведенцев: ФМС занимается, и была создана только для того, чтобы заниматься вынужденными переселенцами России из бывших союзных республик. Это очень малая часть всех мигрантов, она занимается только теми, кто получил статус вынужденного переселенца или беженца. Кроме того, потоки из бывших союзных республик - это очень малая часть от общего количества мигрантов, число переселенцев в России во много раз превышает потоки из бывших союзных республик. В первые годы после распада Союза в Россию ехало примерно столько же людей, сколько и в советское время, а во второй половине эти потоки очень резко уменьшились, и в прошлом году стали совсем незначительными. Чистая миграция в прошлом году - 204 тысячи человек против 915 тысяч в 1994-м году, громадное уменьшение в 1995-м в связи с началом чеченской войны, и дальше каждый год все время уменьшалось. И в прошлом году - в два раза меньше, чем в позапрошлом. К сожалению, в нашей печати сейчас напишут, что миграция, якобы, растет - это глубочайшая ошибка.

Кристина Горелик: Сейчас интенсивность миграции в два раза ниже, чем в советское время - подчеркивает Виктор Переведенцев. Казалось бы, и справляться с этой проблемой государству должно быть намного легче, однако положение мигрантов в России, убеждены участники чрезвычайного съезда, лучше не стало... Над темой работали Кристина Горелик, Любовь Чижова и Лиля Пальвелева.

Петр Вайль: В палаточных лагерях Ингушетии находятся около 150 тысяч беженцев из Чечни. В договоре, подписанном 29 мая в Грозном президентом Ингушетии Зязиковым и главой чеченской администрации Кадыровым, полное возвращение беженцев в Чечню намечено на конец сентября, однако обеспечить их безопасность и создать необходимые условия - очень сложная задача, которую не решить без помощи Москвы. Рассказывает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Юрий Багров:

Юрий Багров: Несмотря на отсутствие государственной гуманитарной помощи, число беженцев, проживающих в Ингушетии, не сокращается. По данным миграционных служб, сейчас в палаточных лагерях и в частном секторе Ингушетии проживает около 150 тысяч вынужденных переселенцев. Несмотря на критическую ситуацию, сложившуюся в местах компактного проживания беженцев, чеченцы не спешат возвращаться в родные места. Причин множество, но основная - отсутствие каких-либо гарантий безопасности. Регулярные спецоперации, так называемые "зачистки", обстрелы населенных пунктов лишь утверждают людей во мнении переждать неспокойное время в соседней республике.

Три года жизни на чужбине научили чеченцев рассчитывать только на свои силы; люди, живущие в палатках, уже смирились с отсутствием государственной помощи, с перебоями газа и электричества. Единственное, что не позволяет беженцам умереть голодной смертью - это поддержка международных гуманитарных и благотворительных организаций. Скудный рацион беженца сведен до минимума: хлеб, чай, дешевое турецкое печенье и "Рама". Врачи, работающие в городках, с трудом справляются с наплывом больных; медики считают, что если в ближайшее время положение не улучшится, в лагерях может начаться эпидемия инфекционных заболеваний, "ОРЗ" и гепатита. Единственная клиника, где беженцам могут оказать квалифицированную помощь - это больница "Исламик Релиф". Но чтобы попасть на прием к врачам из Саудовской Аравии, чеченцам приходится выстраивать многочасовые очереди.

Серьезное беспокойство у беженцев вызвали неожиданные заявления руководителей Чечни и Ингушетии о том, что к началу следующего года все вынужденные переселенцы вернутся на места прежнего проживания. Об этом же сегодня говорил находящийся на Северном Кавказе заместитель Генерального секретаря ООН, специальный представитель по проблемам детей - жертв вооруженных конфликтов Олара Отунну. Общаясь с журналистами, он подчеркнул, что ООН и партнерские организации будут продолжать оказание помощи вынужденным переселенцам до тех пор, пока это будет необходимо. Говорит Олара Отунну:

Олара Отунну: Когда я разговаривал с людьми в Ингушетии и Чечне, было высказано огромное желание людей жить в своих родных местах, но также они высказали свое опасение, что безопасность им не будет гарантирована, а также некоторые вещи, которые необходимы для нормальной жизни, такие как школы, медицинское обслуживание, там их тоже нет. Но, разговаривая с официальными лицами Чечни и Ингушетии, с президентом Ингушетии, с официальными лицами в Чечне, меня много раз уверяли в том, что ни один человек не будет насильно вывезен, куда бы то ни было.

Юрий Багров: Однако, сами беженцы думают иначе - люди не исключают, что после смены руководства Ингушетии глава республики генерал-майор ФСБ Мурат Зязиков предпримет радикальные меры по их выселению. Похоже, что федеральный центр уже приступил к одному из наиболее жестких вариантов выдавливания вынужденных переселенцев, лишив их продовольствия, необходимых бытовых и санитарных условий.

XS
SM
MD
LG