Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как могли бы выглядеть расследования нарушений прав человека в Чечне?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Бабицкий и Максим Ярошевский, который беседует с представителем правозащитного центра "Мемориал" Дмитрием Грушкиным.

Андрей Шарый: В Октябрьском районе Грозного сегодня утром погиб российский военнослужащий, он подорвался на мине во время саперной разведки. В Ленинском районе чеченской столицы вчера были убиты два милиционера, неизвестные открыли по ним огонь на местном рынке. Убийства и боевые столкновения в Чечне продолжаются ежедневно. Практика пыток, убийств, внесудебных преследований широко распространена в Чечне. Не первый год республика остается зоной массового нарушения прав человека. Не правоохранительные органы и не федеральные власти, как логично было бы считать, ведут самую точную статистику такого рода преступлений, а правозащитные организации. Много говорили о громком деле полковника российской армии Юрия Буданова, убившего чеченскую девушку. Военная прокуратура расследует несколько других подобных дел, тем не менее, издевательства над людьми в Чечне продолжаются. С представителем правозащитного центра "Мемориал" Дмитрием Грушкиным беседовал корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: Дмитрий, что-то изменилось в Чечне за последнее время? Ситуация, по вашему мнению, в целом улучшилась или же наоборот?

Дмитрий Грушкин: Если говорить о новых тенденциях в Чеченской республике после так называемого политического урегулирования, то можно ответить однозначно, что практически в Чечне ничего нового не произошло. Такой пример: начиная с января 2004-го года, за четыре месяца, по данным правозащитного центра "Мемориал", на территории Чеченской республики похищено 136 жителей Чечни, из них 76 были через некоторое время освобождены, найдены убитыми 13 человек, исчезли после похищения 47 человек. За тот же период, по нашим данным, всего убит на территории Чечни 91 житель, из них 50 человек мирных жителей. Что же происходит в Чечне? Продолжают похищать людей, продолжаются внесудебные казни. 20 апреля 2004-го года около полуночи в Октябрьском районе города Грозный на улице Заболотного, дом 18 неизвестные сотрудники российских силовых структур в масках похитили Алви Абдулаевича Дудаева, ученика 11-го класса. Почему мы можем твердо говорить, что он похищен сотрудниками российских силовых структур? Да очень просто: силовики приехали на пяти БТР-ах и трех автомобилях УАЗ. Естественно, у боевиков БТР-ов нет.

Максим Ярошевский: Дмитрий, скажите пожалуйста, есть ли у вас сведения о пытках в Чечне?

Дмитрий Грушкин: В Чеченской Республике также продолжаются пытки. Все происходит по старой известной схеме: забирают человека неизвестные люди в масках, через несколько дней его выкидывают в каком-то месте. Он избит, на нем видны следы пыток. Трупы, найденные около Сержень-Юрта, на них видны следы пыток, в частности, у одного человека был выдавлен глаз. Еще одна очень интересная, но печальная тенденция: 29 апреля в селе Курчалой к дому Магомадовых, проживающих на улице Курчалоевская, подъехала машина УАЗ -"таблетка" так называемая - "УАЗ-452", с вооруженные людьми в масках. Неизвестные ворвались в дом и схватили 16-летнего Хизира Магомадова, начали издеваться над ним и потом спросили: "Где Якуб Магомадов?" Нужно отметить, что последние 10-15 лет Якуб Магомадов живет в Центральной России. 2 октября 2000-го года российские военные увезли из дома его брата Аюбхана и с тех пор Якуб занимается его поиском. Происшедшее с Магомадовым-младшим случайно увидел сотрудник безопасности Кадырова. По рации он связался со своими коллегами. К дому быстро пришли сотрудники милиции и службы безопасности президента ЧР и разоружили неизвестных, сняли с них маски и заставили предъявить документы. Неизвестными оказались сотрудники ФСБ Курчалоевского района.

Максим Ярошевский: Но в данной ситуации похищают и пытают - можно говорить, что это российские вооруженные силы, или так нельзя заявлять?

Дмитрий Грушкин: Сейчас тенденция в Чеченской республике немножко изменилась. Связно это с тем, что все большее влияние приобретает служба безопасности президента Чеченской Республики Ахмада Кадырова и другие подразделения, которые подчинены Кадырову. Соответственно, похищения продолжаются. Но у этих структур нет бронетехники. И когда приезжают они в село, сказать однозначно, кто это приехал - боевики или кадыровцы, достаточно сложно. Уже позже, спустя какое-то время через родственников мы узнаем, что тот или иной человек находился на базе Кадырова. Однозначно ответить, что этот человек был похищен сотрудниками силовых структур Российской Федерации, очень сложно.

Максим Ярошевский: Что делать, как возможно изменить ситуацию в лучшую сторону, по мнению правозащитников из "Мемориала"?

Дмитрий Грушкин: К сожалению, время работает не совсем на нас. Все сложнее и сложнее изменить ситуацию, все туже и туже запутывается клубок противоречий. Введение правового поля - вот что самое главное, о чем мы всегда говорили и всегда за это выступали.

Андрей Шарый: Российские власти по большей части ограничиваются заявлениями о восстановлении законности и правопорядка в Чечне, где продолжаются массовые нарушения прав человека. Как выглядела бы ситуация в том случае, если бы власть в России была подотчетна гражданам, если бы политики и военные в Чечне не чувствовали себя безнаказанными, если бы требования закона неукоснительно выполнялись, а российские средства массовой информации работали бы в соответствии с мировыми стандартами объективной журналистики? Хронологию такого, по всей вероятности, невозможного для сегодняшней России развития событий попытался представить себе Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Появившееся на прошлой неделе в эфире Радио Свобода сообщение о применении военнослужащими Объединенной российской группировки пыток и недозволенных методов воздействия на заключенных в Чечне на следующий день было развито и дополнено корреспондентами радиостанции "Эхо Москвы". В воскресенье в программе "Намедни" прошел семиминутный материал на эту же тему. Корреспондент "НТВ" упоминал о многочисленных случаях исчезновения людей, изуродованные трупы которых впоследствии находили на окраине чеченских селений, в лесах или на оборинах дорог. Журналист представил огромное количество фото- и видеоматериалов, собранных на протяжении последних четырех лет правозащитными организациями "Мемориал" и "Human Rights Watch".

Представители этих организаций говорили о причастности к похищениям и пыткам не только российских военнослужащих, но также и сотрудников чеченской милиции и охраны промосковского лидера Чечни Ахмада Кадырова. Те же фотоматериалы опубликовали в понедельник сразу же несколько российских изданий и среди них неожиданно официальный орган российского правительства "Российская Газета". К вечеру информация уже была обнародована в выпусках телевизионных новостей "ОРТ" и "РТР". И здесь же с первыми откликами выступили министр внутренних дел России Рашид Нургалиев, заявивший, что по всем случаям применения пыток будут незамедлительно начаты расследования, но также секретарь Совета Безопасности Игорь Иванов, оценивший произошедшее как величайший позор для российских силовых ведомств. Уже во вторник с утра стало известно, что в Чечне по подозрении в применении недозволенных мер воздействия на задержанных взяты под стражу 238 офицеров и рядовых из различных подразделений Министерства обороны и Внутренних дел. Отстранены от занимаемых должностей начальники нескольких следственных изоляторов, в том числе и печально известного Чернокозово. Из Москвы в Грозный направлена межведомственная следственная группа общим числом свыше трехсот человек. Начато служебное расследование в отношении министра внутренних дел Чечни и ряда должностных лиц из окружения Ахмада Кадырова. Вечером во вторник президент России Владимир Путин принял в Кремле корреспондентов телепрограммы "Вести Чеченской республики", газеты "Грозненский рабочий", радиостанции "Чечня свободная". Это интервью без изъятий транслировалось в вечерних информационных программах ведущих российских телеканалов. В частности, российский президент говорил о чувстве глубочайшего стыда, который он испытал, когда узнал о чудовищных фактах применения насилия по отношению к задержанным и практикуемых в Чечне внесудебных расправах. Владимир Путин заявил, что теперь он ясно осознает, что причины военных неудач связаны, в первую очередь, с практикой тотального произвола со стороны военнослужащих в отношении гражданского населения. Президент России пообещал, что все без исключения виновные будут наказаны. Причем, отметил он, такие преступления не имеют срока давности, и все случаи, начиная с первой войны, станут предметом пристального внимания. В заключение Владимир Путин, обращаясь непосредственно к журналистам, призвал их активнее освещать события в Чечне, пояснив, что, препятствуя работе СМИ в зоне конфликта, военные сформировали непроницаемую для общества зону безопасности и произвола.

Андрей Шарый: Но ничего этого - ни судебных расследований, ни выступлений - пока в Чечне не случилось.

XS
SM
MD
LG