Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Создана новая организация по защите и восстановлению прав граждан, нарушенных правоохранительными органами


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова и Карен Агамиров.

Кирилл Кобрин: Каждый десятый взрослый россиянин хотя бы раз в жизни подвергался насилию со стороны сотрудников милиции. Таковы данные социологического опроса жителей 12 крупных городов России, проведенного Центром Юрия Левады. Опрос проводился по заказу фонда "Общественный вердикт". Цель создания новой организации - защита и восстановление прав граждан, нарушенных правоохранительными органами.

Любовь Чижова: Фонд "Общественный вердикт" учредили известные российские правозащитники и благотворительные организации. Среди них общество "Мемориал", Московская Хельсинкская группа, организация "Открытая Россия", фонды "Регионы России" и "Демократия". О том, для чего создан фонд "Общественный вердикт", рассказывает его директор Наталья Таубина.

Наталья Таубина: Организация создана с двумя основными целями. Это защита пострадавших от неправомерных действий со стороны правоохранительных органов. И мы, в первую очередь, говорим о юридическом сопровождении дел, о нарушении прав человека, это привлечение адвоката, подготовка экспертных заключений, привлечение внимания международных структур в области прав человека и так далее. И вторая наша задача - это предание гласности фактов нарушений прав человека со стороны правоохранительных органов. И особенно важно, как мы считаем, говорить не только о том, что есть такая проблема, есть нарушения прав человека, но и об историях успеха. Как можно добиваться восстановления нарушенных прав, какие механизмы наиболее эффективны, какие правовые методы работают и как это можно делать. И вся эта деятельность направлена на создание атмосферы нетерпимости к практике нарушения прав человека и создание системы эффективного гражданского контроля за деятельностью, за практикой работы правоохранительных органов.

Стоит сказать несколько слов о типологии дел, с которыми будет работать фонд "Общественный вердикт". В первую очередь это дела, связанные с уголовным правом, уголовным процессом. Это нарушение прав задержанных, осужденных, подследственных, свидетелей, пострадавших. Вторая специализация - это, скажем так, нарушения социальных, экономических прав. Но не сами по себе нарушения социальных и экономических прав, нас интересуют в первую очередь эти нарушения в контексте бездействия прокуратуры в части обеспечения надзора, в части выполнения своих надзорных функций за выполнением законодательства. То есть мы говорим о массовых нарушениях тех или иных социально-экономических прав, на которые прокуратура должным образом не реагирует, не проводит эффективные проверки.

И третья область - это арбитражный процесс. Здесь речь мы ведем о нарушении прав предпринимателей, журналистов, средств массовой информации и сотрудников некоммерческих организаций. В особенности мы сейчас говорим об общественных правозащитных организациях в ходе осуществления ими своей профессиональной деятельности.

Любовь Чижова: Социологи бывшего ВЦИОМа, ныне Центра Юрия Левады, отслеживают отношение россиян к сотрудникам милиции более 15 лет, и вынуждены констатировать, что год от года оно становится все хуже. Вот и недавний опрос, проводившийся в 12 крупных российских городах по заказу фонда "Общественный вердикт" показал, что россияне милицию не любят, и небезосновательно. Говорит социолог Центра Юрия Левады Борис Дубин.

Борис Дубин: На всем протяжении наших замеров не больше 10% населения относится с полным доверием к милиции. Доля тех, кто относится к ней с полным недоверием, выше в три-четыре, в пять раз, и это систематические цифры на протяжении всех 90-х годов. От четверти до трети взрослого населения России подвергались за эти годы, в том числе в ближайшее время, в последний год, в последние пять лет милицейскому произволу. Прежде всего, это касалось грубости, отказа в помощи, волокиты, вымогательства, прямого насилия. От 8 до 10% нашего населения подвергались прямому насилию милиции, каждый десятый взрослый человек. Порядка 80, даже 85% по этому нашему исследованию не просто не доверяют милиции, а уверены в ее коррумпированности. Порядка половины из опрошенных уверены, что милиция тесно сращена и постоянно сращена с криминальными структурами. Вот отношение к милиции, которое есть сегодня в стране, вот тот непосредственный опыт, по крайней мере, трети населения, опыт ее встреч и столкновения с милицией.

Тем не менее, порядка двух третей наших опрошенных говорят, что в случае необходимости они, тем не менее, обратятся к милиции. Неспособность милиции справляться со своими задачами и неизбежность обращения к ней еще чрезвычайно ухудшает ситуацию и отношение к милиции, в частности. Ощущение, что ты не должен обращаться в эту инстанцию и, тем не менее, не можешь в нее не обратиться, создает отвратительный климат для законности в стране и, конечно, является дополнительным источником произвола со стороны милиции.

Любовь Чижова: Приемные фонда "Общественный вердикт" есть пока в семи российских регионах, но в будущем правозащитники намерены расширять их сеть.

Кирилл Кобрин: Российская пенитенциарная система отчитывается об успехах. На конференции в Министерстве юстиции под названием "Актуальные проблемы пенитенциарной науки и практики" побывал Карен Агамиров.

Карен Агамиров: С момента передачи уголовно-исполнительной системы из ведения Министерства внутренних дел в Министерство юстиции прошло уже почти шесть лет, напомнил заместитель начальника главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции генерал-лейтенант Александр Никитин.

Александр Никитин: Первые шаги в структуре Минюста пришлось сделать в крайне сложных условиях. Материальная база многих объектов и сооружений, инженерно-технические средства охраны, связи практически выработала свой ресурс. Чрезмерно жесткая уголовная политика определяла неоправданно широкое применение меры пресечения в виде содержания под стражей. В итоге следственные изоляторы, исправительные учреждения были переполнены. В некоторых из них на одного человека приходилось не более одного квадратного метра жилой площади.

Карен Агамиров: Сегодня ситуация кардинально изменилась, заверил Никитин.

Александр Никитин: Созданы условия для перехода к принципиально новому качеству деятельности пенитенциарной системы. В течение последних лет существенно изменилась законодательная база исполнения наказаний, расширено применение наказаний альтернативных лишению свободы, созданы специальные службы соблюдению прав осужденных к лишению свободы, общественный совет при Министерстве юстиции.

Карен Агамиров: Вследствие этих сверхмер правопорядок в местах лишения свободы крепчает день ото дня. Удалось даже:

Александр Никитин: Уменьшить традиционную конфронтацию между сотрудниками и осужденными, улучшить микроклимат в коллективах сотрудников и, естественно, сделать уголовно-исполнительную систему более открытой для нашего общества, для средств массовой информации.

Карен Агамиров: В скобках замечу: более закрытой для прессы структуры, чем Главное управление исполнения наказаний Министерства юстиции я еще не встречал. Но это мелочи по сравнению с такими победами, как:

Александр Никитин: Размер санитарной площади, приходящейся на одного заключенного, увеличен в среднем до 3,9 квадратных метров.

Карен Агамиров: Эстафету генерала Никитина на сверкающей пенитенциарной дорожке подхватил начальник научно-исследовательского института уголовно-исполнительной системы Минюста полковник Олег Ковалев.

Олег Ковалев: В конце прошлого года наш институт получил высокую оценку своей деятельности со стороны Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации. Институт было вручено свидетельство, подтверждающее, что он признан базовым научным центром Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации в сфере уголовно-исправительной политики.

Карен Агамиров: Российская пенитенциарная наука бурлит прямо Ниагарским водопадом.

Олег Ковалев: Институтом расширена сфера научной проблематики, скорректирована тематика научных исследований, наращиваются усилия на новых направлениях научного поиска, в частности, по разработке проблем безопасности режима, оперативно-розыскной деятельности и других.

Карен Агамиров: Остались, конечно, щепетильны в пенитенциарной сфере и некоторые вопросы. На одном из них заострил внимание профессор Александр Михлин.

Александр Михлин: Большое внимание уделяется альтернативному лишению свободы. Например, штраф сейчас существенно реорганизован, и он может быть взыскан в сумме до миллиона рублей или в размере заработной платы лица, которое осуждается до пяти лет. Это суммы, которые далеко не каждый осуждаемый может заплатить. Такие огромные суммы штрафа могут применяться только к так называемым олигархам. А к карманному вору применить такую сумму даже не в миллион, а в полмиллиона или четверть миллиона штрафа - вряд ли за три года можно взыскать с него такую сумму.

Карен Агамиров: Конференция в Министерстве юстиции о победах на пенитенциарном фронте.

XS
SM
MD
LG