Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокаты Михаила Трепашкина намерены добиваться справедливости в Европейском суде


Программу ведет Андрей Шарый. Над темой работала Марьяна Торочешникова.

Андрей Шарый: Адвокат Михаил Трепашкин, приговоренный военным судом за незаконное хранение оружие к 4 годам колонии-поселения, обратился с открытым письмом к Владимиру Путину. Трепашкин обращается к президенту с просьбой остановить незаконную деятельность прокурорско-судейских работников. Корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова беседовала с адвокатами Михаила Трепашкина Еленой Липцер и Валерием Глушенковым, и правозащитником Львом Пономаревым

Марьяна Торочешникова: Елена Львовна, если посмотреть на всю эту историю с точки зрения европейской Конвенции о защите прав человека, как ее можно охарактеризовать?

Елена Липцер: Мной была подана жалоба от имени Михаила Ивановича Трепашкина в Европейский суд по правам человека 19 ноября 2003-го года. И в этой жалобе мы говорили о нарушении третьей статьи Европейской конвенции - право не подвергаться бесчеловечному обращению, и пятой статьи Европейской конвенции - это право на свободу и личную неприкосновенность. Обосновывали мы свою жалобу тем, что Михаил Иванович после ареста, незаконного, с нашей точки зрения, был помещен в такие условия содержания, которые не соответствуют этому праву не подвергаться бесчеловечному обращению. И Европейский суд по правам человека принял решение о рассмотрении этой жалобы в приоритетном порядке довольно быстро. Были направлены вопросы правительству. Это соответствует процедуре, регламенту Европейского суда. Были направлены вопросы именно по тем основаниям, которые мы ставили в жалобах: соответствовали ли условия содержания Трепашкина третьей статьи Европейской конвенции, и было ли законным его содержание под стражей?

В настоящий момент я уже получила меморандум правительства РФ, где содержатся ответы на эти вопросы, и до 9 июня мы с Михаилом Ивановичем должны подать возражения на эти ответы, потому что, естественно, в некоторых моментах правительство лукавит, говорит, что да, конечно, Михаил Иванович Трепашкин действительно не был освобожден из-под стражи, когда было решение суда, но этому были объективные основания, потому что были два выходных дня. Потом решение суда нужно было доставить в Волоколамск, а это далеко, и поэтому человек 5 дней сидел под стражей совершенно незаконно, что совершенно недопустимо с точки зрения Европейской конвенции.

Марьяна Торочешникова: Но все-таки обращение в Европейский суд достаточно длительная процедура, и здесь, сейчас пока, наверное, больше следует уповать на кассационную инстанцию. Валерий Геннадьевич, как вы считаете, какие прогнозы можно делать относительно решения кассационной инстанции?

Валерий Глушенков: Ничего хорошего мы не ожидаем с Михаилом Ивановичем. Вот почему, когда был арест в московском суде, и мы его обжаловали в кассационной инстанции, доводы были стопроцентные, по отмене, однако, кассационная инстанция оставила все на месте. Поэтому, честно говоря, ожидать от этой инстанции, что-то серьезное мы не надеемся.

Марьяна Торочешникова: Лев Александрович, вот вы сейчас тоже подключились к этому делу, и вообще правозащитники следят за развитием событий. Ваша характеристика, комментарий по поводу приговора и возможных перспектив?

Лев Пономарев: Здесь можно задать и такой вопрос: почему правозащитники, Пономарев защищает бывшего сотрудника ФСБ, может, с этого надо начать разговор? А потому, что этот человек бросил вызов системе. К сегодняшней пресс-конференции он написал обращение к общественности, оно сейчас перед вами, и он прямо пишет, что, "мне неоднократно предлагалось, если перестану контактировать с комиссией Ковалева, - а он председатель нашей комиссии, - и бежавшим в Англию Литвиненко - уголовное дело будет прекращено". Отсюда уже видны истоки возникновения этого уголовного дела. Ясно, что адвокаты сейчас вынуждены оспаривать какие-то смехотворные обвинения. В чем его обвиняют, разглашение гостайны - в том, что он бывшему сотруднику ФСБ, но действующему агенту ФСБ передал какие-то документы, которые можно рассматривать как секретные. И это оспаривается, но, допустим, он передал. Не выглядит ли это надуманным? Это политическое дело, и оно, в общем, замалчивается.

Марьяна Торочешникова: Валерий Геннадьевич и Елена Львовна, вы согласны с тем, что дело вашего подзащитного - больше политическое, нежели уголовное дело?

Елена Липцер: Свидетельством того, что имеется политический мотив является факт ареста Михаила Трепашкина, через два дня после того, как он дал большое интервью "Московским Новостям", где он рассказал о своих взглядах, о том, что ФСБ причастно к взрывах домов в Москве и Волгодонске, и за несколько дней до начала процесса в Московском городском суде, где Михаил Иванович должен был представлять интересы потерпевших. Таким образом его просто не пустили в этот процесс. Адвоката не пустили на процесс, где он собирался представить свои доказательства причастности ФСБ к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске. Я считаю, что это очень яркая иллюстрация. Как раз в этот момент он был арестован.

Марьяна Торочешникова: Бывший сотрудник ФСБ адвокат Михаил Трепашкин 19 мая был признан Московским окружным военным судом виновным в незаконном хранении боеприпасов и разглашении гостайны. Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие считает передачу Трепашкиным своему бывшему коллеге, полковнику ФСБ Виктору Шебалину, материалов сводок прослушивания телефонных переговоров членов Гальяновской группировки, в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ.

4 ноября 2003-го года бывшие политические узники, среди них Елена Боннер, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали "Международную Амнистию" признать Трепашкина политзаключенным.

XS
SM
MD
LG