Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Хронике текущих событий" исполняется 35 лет


Диссидентскому изданию "Хроника текущих событий" исполняется 35 лет. Как сегодня правозащитники вспоминают Советский Союз?

Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Андрей Шарый: 30 апреля исполнилось 35 лет со дня выхода первого номера правозащитного информационного бюллетеня "Хроника текущих событий". В течение 15 лет в этом неподцензурном издании рассказывалось о нарушениях прав человека в Советском Союзе.

Лиля Пальвелева: Специального места, в котором собиралась бы редакция "Хроники текущих событий", никогда не было, вспоминает один из тех, кто подготавливал выпуски этого бюллетеня Юрий Шиханович.

Юрий Шиханович: Всякие друзья предоставляли свою квартиру, и мы старались каждый следующий выпуск в другом месте делать. Старались не делать постоянно, а старались менять, чтобы людей не подвергать опасности.

Лиля Пальвелева: А еще издатели "Хроники" не располагали никакой множительной техникой, кроме пишущих машинок.

Юрий Шиханович: Во-первых, на Западе ее стали переиздавать, но там-то они переиздавали типографски. Был один случай, когда Александр Болонкин попробовал изготовить множительный аппарат и один выпуск выпустил на этом множительном аппарате, но это такое исключение, а так, конечно, на машинке, тогда компьютеров не было. Первая закладка, которую мы называли нулевой, тут за счет того, что мы пытались доставать как можно более тонкую бумагу, то в конце концов получалось 10-12-14 экземпляров за счет того, что крайне тонкая бумага была. Потом в самых разных местах перепечатывались.

Лиля Пальвелева: Так что подсчитать, каков был тираж "Хроники текущих событий", невозможно. Известно лишь, что ее экземпляры быстро попадали в самые отдаленные от Москвы населенные пункты Советского Союза. Во время обысков сотрудники КГБ находили бюллетень и в Калининграде, и во Владивостоке. Хранить у себя дома самиздат было опасно, еще опаснее – издавать его. Тюрьмы, лагеря и психбольницы прошли Наталья Горбаневская, Сергей Ковалев, Татьяна Великанова, Александр Ловут и наш собеседник Юрий Шиханович, дважды осужденный по 70-й статье. Не только тематика, но даже и стилистика "Хроники" резко отличались от официальных советских изданий, считает председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева: Тематически это восполнение провалов в официальной информации, которая упорно не освещала важные стороны жизни в стране, а именно – нарушения прав человека со стороны властей, борьба против этих нарушений и осуществление этих прав явочным порядком. Что касается ее стилевых черт, первый редактор "Хроники" Наталья Горбаневская как-то с первого выпуска она задала этот стиль, этот тон, и он остался, несмотря на то, что много редакторов сменилось у "Хроники", так как преследовали людей, кого посадили, кто уехал. Редакторов много было, тем не менее, на "Хронике" вы этого не заметите, потому что все они сохраняли тот стиль, который с первого номера установился в "Хронике", это соответственно ее названию – стиль хроникальный. Вот просто констатация события в суховатом тоне без каких-либо комментариев. И, казалось бы, скучно, однообразно. Нет. Когда читаешь "Хронику", звучит трагически – это именно хроника.

Лиля Пальвелева: Выпусков "Хроники" было много, но, тем не менее, есть какой-нибудь материал, который вы вспоминаете в первую очередь?

Людмила Алексеева: Трудно сказать, потому что действительно это буквально вся жизнь, 15 лет выходило это издание, и это потрясающий тоже факт, вообще единственный в истории нашей страны, потому что подпольные издания были в этой стране, где всегда не было свободы печати. Самые знаменитые "Колокол" Герцена, "Полярная звезда", ленинская "Искра", которую нам в голову вбивали. Но ведь и то, и другое выходило за границей и ввозилось в Россию. В стране, конечно, тоже издавались подпольные издания, но они были очень недолговечные, властям удавалось их прервать, прекратить. А "Хроника" при советском режиме, которому свирепостью преследований царский мог только позавидовать, выходила 15 лет внутри страны. Поэтому сказать, какой самый сильный, конечно, самый сильный – это сообщения, такие краткие описания судебных процессов над правозащитниками. Многие из них были моими близкими друзьями. И читаешь это со стесненным сердцем и в то же время с гордостью за этих людей и за то, что я имела право кого-то из них назвать своими друзьями.

Лиля Пальвелева: Начинали вы работу в "Хронике" как машинистка.

Людмила Алексеева: Я очень этим горжусь, что я первая машинистка в "Хронике", первая в том смысле, что я на протяжении многих лет готовила первую закладку. Из текста, подготовленного редактора, такие отдельные листочки записочки, зашпиленные кое-как вместе, от руки иногда написанные, совершенная лоскутная вещь получалась и с этого делала первую закладку. Я печатала не на "Эрике", а на "Ундервуде", что гораздо хуже, и делала 8, правда, на папиросной бумаге. Это совсем не какая-нибудь скромная должность, потому что за эту работу, в точности так же, как за работу редактора, полагалось ровно столько же.

Лиля Пальвелева: Добавим, что и журналистские материалы Людмиле Алексеевой тоже приходилось подготавливать. И еще: в течение многих лет выпуски "Хроники текущих событий" целиком зачитывались на Радио Свобода.

XS
SM
MD
LG