Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неуставные отношения в российской армии – продажа солдат на хозяйственные работы


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: корреспондент Радио Свобода Юрий Багров, правозащитники Андрей Лебедев и Юрий Седаков.

Андрей Шарый: Во Владикавказе военная прокуратура Северокавказского военного округа возбудила уголовное дело против двух сержантов одной из воинских частей по обвинению в избиении военнослужащих. В минувшее воскресенье 14 солдат покинули место службы, мотивируя свой поступок издевательствами со стороны сослуживцев. Проверка военной прокуратуры подтвердила жалобы беглецов. Это далеко не первый случай в Северокавказском военном округе и далеко не единственный пример неуставных отношений между солдатами, старшинами и офицерами российской армии. На стройках и промышленных объектах Северной Осетии ежедневно работают десятки солдат срочной службы. Офицеры из штаба 58-й армии, дислоцированной во Владикавказе, занимаются продажей дешевой рабочей силы прямо у стен воинской части. Над темой работал корреспондент Радио Свобода во Владикавказе Юрий Багров:

Юрий Багров: Каждое утро к штабу 58-й армии во Владикавказе подъезжают автомашины. Несколько офицеров и прапорщиков выводят к КПП, после недолгих переговоров с военнослужащими рядовых сажают в автомобили и развозят по объектам. Это самая дешевая биржа труда в Северной Осетии. День работы одного солдата стоит от 50 до 100 рублей. Причем оценивается не объем работы, а физическая выносливость бойца. Этот бизнес процветает уже не первый год. Шум, периодически поднимаемый как в центральных, так и в республиканских средствах массовой информации, никак не отражается на торговле солдатами. Нередки случаи, когда солдат увозили в соседние республики - в Чечню и Ингушетию - а после предлагали родителям выкупить сыновей за баснословные суммы. Возможно ли искоренить это явление в российской армии? С таким вопросом я обратился к владикавказскому правозащитнику Андрею Лебедеву:

Андрей Лебедев: Офицеры чувствуют свою полную безнаказанность. Главное - подойти к офицеру и напрямую, не стесняясь, сказать, что вот такой-то объем работ, столько-то людей мне нужно. Они обычно не спрашивают, кто ты, что ты, главное, чтобы вовремя заплатил. А много случаев уже было, когда солдат берут на какие-то работы, и они работают без соблюдения техники безопасности, погибают, и, учитывая бесправное положение солдат, их правовую неосведомленность, незащищенность, что они даже не знают, куда можно обратиться, и главное - будет ли от этого обращения толк, то такая практика продолжается и будет, собственно говоря, продолжаться. Но, конечно, рано или поздно это все кончается похищениями людей.

Юрий Багров: На одной из центральных улиц Владикавказа я наблюдал такую картину: двое молодых ребят в сером от пыли камуфляже таскали мешки с цементом к строящемуся забору вокруг двухэтажного особняка. Через 15 минут они устроили себе перерыв. Я подошел к солдатам, закурили, разговорились. Молодые люди согласились ответить на мои вопросы, с условием, что я не назову их настоящих имен и фамилий. Роман отслужил уже полтора года. Из них не был занят в хозяйственных работах только первые два месяца:

Роман: Бывает, иногда продают на работы. Я пошел первый раз, это было, когда я проходил КМБ, это курс молодого бойца, он проходил около двух месяцев, и где-то уже к концу КМБ первый раз был на работах, и мне очень понравилось. Во-первых, считай, ты не находишься в полку, а просто работаешь, и быстрее время пролетает. Лучше побыть на работах, чем в полку. В полку там постоянные разводы, разные спортмассовки, которые до такой степени надоедают уже... Просто охота в другой мир попасть, на людей посмотреть. В части - там одни заборы, туда сюда, а это, как сказать, вышел, поехал куда-нибудь, пока едешь по городу - город наблюдаешь, любуешься красотой города. Бывало, разгружали, убирались, были такие работы, что привозили просто в огороде помочь, также строительные работы были, подсобить там, помочь, подвезти, просто хорошо накормят обедами, покупают сигареты хорошие, с фильтром, хорошее обращение просто.

Юрий Багров: Его сослуживец, назвавшийся Денисом, тоже доволен, что ему удается проводить время вне территории части. За пачку сигарет и сытный обед ребята готовы работать в тяжелых условиях:

Денис: Я прослужил полгода, на работах всего третий раз, и мне очень понравилось. Кормят хорошо, да и вообще отдыхаешь на работах. Чего-то поделаешь, покормят тебя хорошо, сигарет дадут нормальных, отдыхаешь, в общем, от армейской службы. Все равно в армии должно быть какое-то разнообразие. Не каждый день одно и то же. От однообразия человек начинает тупеть. Просто теряешь даром время два года, это ни к чему, а так на работах узнаешь что-нибудь новое, что случилось в мире, или еще где-нибудь. Лучше работать, заниматься делом каким-нибудь, чтобы потом прийти с военной службы домой, и что-то уже уметь, знать, делать в тех или иных областях. По добровольному согласию происходит, там не назначают никого. Просто кто хочет поработать маленько - я соглашаюсь, мне нравится работать.

Юрий Багров: В республиканской военной прокуратуре я попытался выяснить, сколько уголовных дел возбуждено по факту продажи солдат. Дозвониться ни прокурору, ни одному из его помощников так и не удалось. В здание прокуратуры меня не пустили, объяснив на проходной, что прокурор слишком занят и в ближайшие дни вряд ли освободится. Один из владикавказских журналистов, корреспондент центральной республиканской газеты, опубликовал несколько материалов о торговле военнослужащими. В интервью Радио Свобода он рассказал о том, как отреагировали на его статьи армейские командиры:

Журналист: Ну, вообще приятно то, что реакция вообще после выхода в средствах массовой информации подобных материалов, реакция от армейского руководства всегда следует, но не радует то, что она как-то не совсем адекватна. Всегда говорят: "Ну, зачем, а стоило ли вот поднимать эту тему? Нужно просто вникать в сложное положение армии. Ну да, солдаты бегут, или их продают, но нельзя сказать, что продают в рабство, а просто сдают на работы за определенную символическую плату". Они оправдывали то, что вот эти деньги символические, которые платит тот или иной человек, который приехал за солдатской рабочей силой, они идут на благоустройство казарм - это самое типичное оправдание - на обустройство казарм, на закупку необходимых материально-технических средств, той же краски для обустройства территории, и всего остального. То есть, как бы опять работает в извращенной форме лозунг: "Народ и армия едина".

Юрий Багров: Североосетинский комитет по правам человека давно занимается проблемой продажи военнослужащих. В архивах этой организации хранятся десятки подобных дел. По мнению председателя комитета Юрия Седакова, в последнее время число случаев продаж солдат в рабство или для дальнейшего выкупа сократилось, но это скорее связано не с наведением порядка в армии, а с ограничением рынка сбыта:

Юрий Седаков: Сейчас меньше. Но это же в общей ситуации. Меньше стало похищений и гражданских лиц. Мы беседовали с бандитами, которые похищали, вот наш Эдуард Валев спрашивает: "Что тебя толкает на похищения солдат и гражданских лиц?" И тот цинично отвечает: "Я хочу, чтобы моя жена одевалась, как все другие". Последний случай - Куленькова, город Энгельс, сын служил в армии, мать узнает, что он у кого-то работает, вот внаем, вот она пишет, пожалуйста, куда от этого факта деться. Указывает фамилию, указывает адрес, где он работал, проходил службу, кто с ним работал – они вернулись в 2002-м году, он не вернулся, вот она пишет, что ей не отвечает ни военный прокурор, ни командование. Мы начинаем проверку, он – дезертир, но если нам так говорит командование - он дезертир, почему дело не возбуждают, и почему не докладывают? Почему матери не пишете, почему в розыск не объявляете его? Ведь законный вопрос – объявите в розыск его, раз он убежал, дезертир. Как-то легко к этому относятся.

Юрий Багров: По словам председателя комитета по правам человека Юрия Седакова, республиканская военная прокуратура объявляет дезертиром любого солдата-срочника, не вернувшегося с хозработ. Сотрудники прокуратуры не проводят даже первичных следственных мероприятий. Нелегальный бизнес армейских командиров остановить пока никто не в силах. А во Владикавказском Доме офицеров в вестибюле на агитационном стенде крупными буквами выведен лозунг: "Для командира нет ничего дороже солдата и Родины".

XS
SM
MD
LG